Давеча прочитала я тут статью об образовании во Франции «Нужное вычеркнуть». Европейские реформы школы во всей своей красе. Благая цель – увеличение количества дипломов о высшем образовании – достигается путём ….снижения требований к учащимся.

Какие нагрузки, помилуйте, дети переутомляются. Какая систематическая работа. Это всё давно устарело. Да здравствуют «игровые формы обучения»; «мультикультурность», возведённая в абсолют; изъятие «неактуальных» классических литературных произведений из школьных программ; отсутствие домашних заданий и прочая, прочая, прочая.. Да, совсем забыла – долой оценки, как класс! Это же просто форменное безобразие – не дай Бог, сравнение «лучше-хуже» появится...

У меня-то самой, как у преподавателя, к оценке «удовлетворительно» всегда был вопрос – кого она удовлетворяет? Учащегося – прополз на минимуме и доволен? Родителей – проблем нет и все довольны? Или сотрудников департамента образования – нет претензий по успеваемости, все довольны?

Как правило, преподаватели ставят это «удовлетворительно» с зубовным скрежетом. Поневоле заскрипишь зубами, когда от всей души хочется влепить вполне заслуженную двойку – или вытянуть на «четвёрку». Но это свой опыт, а вот ниже можно прочитать об опыте французском. Я как-то сразу поверила написанному, а всё потому, что есть память о собственном опыте.

Пример Франции

С трудом удерживая руку на пульсе нескончаемых экспериментов в области образования, с уверенностью понимаю только одно: разнарядка «меньше пашешь, больше срубишь» внедрена полностью. Сужу по Франции.

С трудом удерживая руку на пульсе нескончаемых экспериментов, начинаний и переиначиваний в области образования, пытаясь вникнуть в толкования и перетолки, с уверенностью понимаю только одно: разнарядка «меньше пашешь, больше срубишь» внедрена полностью. Сужу по Франции, и пусть каждый осудит по себе. Кто-то взгрустнет, кто-то позлорадствует, кто-то, не вникая в суть, охает чужую зарплату, а кто-то вдруг и призадумается «на поглубже». Как говорил поэт, дыра в ушах ведь не у всех сквозная, кому-то может и запасть.

Когда в начале 80-х министр социалистического правительства Франции Ж.-П. Шевенман с голубых экранов телевидения призвал страну догнать и перегнать японцев в благородной статистике дипломов о высшем образовании, он имел в виду вовсе не повышение уровня школьников и студентов методами решительных отсевов бездельников и встряской отстающих. Он, как показала практика, «имел в виду совсем наоборот».

С тех пор эксперименты по единому принципу «все равны, всем поровну» дали статистически бессмысленные результаты: в высшие учебные заведения приходят люди с дипломами о законченном среднем образовании, едва умеющие читать. Но и это не порог: из высших учебных заведений выходят люди с дипломами о законченном высшем образовании, не умея грамотно писать и элементарно формулировать собственные мысли. Общего культурного уровня лучше не поминать вовсе.

Последние выпускные экзамены на «законченное среднее» собрали рекордное количество исторических анекдотов. Галилей получил характеристику «великого инквизитора», «изобретателя силы тяготения», a фраза «До него земля не вертелась», как взрывная волна, несчетное количество раз обогнула интернет. Нерон оказался «греческим отморозком, организатором оргий радиаторов на римских аренах». Англичанин Сталин в паре с американцем Чурчилем взяли в плен Гитлера и вместе с ним закончили Вторую Мировую, сразу после которой началась Холодная, потому что Гитлера они так и не поделили. А Жанна Д'Арк, наслушавшись чьих-то голосов, развязала потасовку с британцами, за что ее сожгли и обнаружили, что она была святая. Жила она в XIX веке, после Иисуса, но еще до Леонардо да Винчи, который «много плавал, открыл Америку, a потом рисовал»...

Успешно отснятые ролики с перлами на экзаменах пинг-понгом летают по интернету, «веселится и ликует весь народ». Процитированная верхушка айсберга меж тем продолжает погружение в бездны всеобщего неведения, поскольку нынешний министр образования Франции, столь же надежный представитель социалистического блока г-н Пейон только что озвучил свое решение о «дальнейшем облегчении школьных программ» вместо ранее предложенной «дополнительной среды».

Счет переменам и нововведениям все более обалдевающие родители давно потеряли, поэтому я с разбегу и не скажу, с какого точно года французские школьники учатся четыре дня в неделю – без среды и субботы. Лет семь назад, помнится, утром в среду они еще ходили в школу, что-то лепить и вырезать до обеда. Развивали ловкость рук и художественный вкус по методике другого министра-социалиста Джака Ланга, сил не щадившего, внедряя доминирование «прикладных дисциплин» в ущерб скучным классическим обязаловкам, таким, например, как чтение и письмо. Дети пачкали ладошки в красках и развозили искусство по щедрой ватманской белизне. Сверху клеили сухие листья, пробки, мятые газеты и прочий подручный материал. Очень живенько получалось. Подчеркнем.

Много сил и времени уходило также на развивающее «плюри-культурное обучениe». Трое из моих детей в одной и той же средней школе прошли через сито музыкальной подготовки, заучивая наизусть мелодии африканских народностей. Вся семья дружно пела хором таинственные сочетания звуков («О-ле-ле, о-ле-ле, ма-си-ма, макаси! Бота-найе! Бота-найе! Бота, бота, касауи!...»), смысла которых не знала даже сама вдохновленная учительница. Поскольку в школе тогда не было ни одного африканского ребенка, у кого бы спросить, а когда появился один, то оказалось, что и он не говорит на этом наречии, смысл песни так и остался сокрытым, но мы единодушно решили, что дети развились необычайно. Других музыкальных занятий в школе не было (далеко не все школы во Франции могут себе позволить такую роскошь). На провокационные вопросы некоторых мрачно настроенных родителей было отвечено, что «Чайковского им не выговорить», а «Моцарт – скучно». Вычеркнем.

Горько знаменитый и официально запрещенный «глобальный метод» обучения чтению (когда вместо правил определенных буквенных сочетаний детей заставляли запоминать визуально целые слова) постоянно оказывается частично в ходу у многих учителей, несмотря на всеми признанные, не плачевные даже, а рыдающие результаты. Пробуют также «усовремененные» методики: например, одна из моих дочерей имела счастье выучить язык глухонемых совместно с обучением чтению в подготовительном (первом) классе уже другой средней школы. Нам, родителям, объяснили, что такая методика необыкновенно развивающа и непременно пригодится нашим детям в их дальнейшем продвижении к высотам всех наук. Подчеркнем.

Чистописанию, напротив, уделяется минимум времени, поскольку это, по выражению одной из представительниц учительской профессии, «проходной момент». В век компьютеризации и так сойдет. «Облегченный» уровень математики по некоторым сравнениям с предыдущими поколениями составляет разницу в один-два года: то, что в 70-х проходили во втором классе, теперь проходят в четвертом. И процесс этот, по свежему подтверждению нынешнего министра, не стоит на месте, а был, есть и будет есть-поедать все больше «классической мишуры». Вычеркнем.

Я опять же точно не скажу, не помню, с какого конкретно года специальным указом были отменены домашние задания. То есть некоторые особо вредные учителя, особенно в частных учебных заведениях, еще смеют втюривать на дом какое-нибудь жалкое упражненьице в четыре строчки или чахлое четверостишие какого-нибудь современного автора. Автор непременно должен быть современным и никому не известным, кроме составителя очередного учебника: современные авторы редко рифмуют, запоминать их сложнее, поэтому учить дома наизусть более одного четверостишия чересчур утомляет и без того возбужденного современным миром ребенка. Который, если и не сделает домашнего задания, ни в коем случае и никак наказан не будет: в свете действующих законов домашние задания – факультатив. Вычеркнем.

Конкретные знания кстати – тоже факультатив. Поэтому в свете отгремевших реформ и нововведений ни один ученик средней французской школы не может быть оставлен на второй год без согласия родителей, не смотря и не глядя на результаты его трудов. Если родители не согласны, что, как вы понимаете, чаще всего и происходит, ученик продолжает восхождение к светлому будущему, не обремененный по дороге, как многие другие, веригами навыков, цепями знаний и капканами обязанностей. Вычеркнем.

К шестому году такого «обучения» при переходе на следующий этап – в колледж задачи несколько усложняются, и некоторый «отсев» особо утомленных еще до пробуждения все-таки происходит, хоть и незначительный и в зависимости от требуемого колледжем уровня. Который варьируется. Вообще, постоянно меняется  все вокруг и все подряд: программа и учебники, методика и личные вкусы преподавателей. Единого обязательного светлого пути к знаниям в данный момент творческих изысканий в области образования не существует. Никогда не знаешь, на какого преподавателя попадешь и чему он обучит. Это интригует. Подчеркнем.

В зависимости от социального контингента учащихся, варьируются также и требования к ним. Поэтому время от времени в прессу робко прорываются унылые свидетельства об удручающем уровне выпускников все более многочисленных учебных заведений. Те же самые сведения, куда более насыщенные деталями и комментариями, бодро циркулируют в устном варианте меж заинтересованных родителей. Дети с высоким «оценочным баллом» в колледжах «трудных социальных зон» при переводе в учебные заведения зон более  «привилегированных» «впадают в депрессию, обнаружив, что их настоящий уровень и «оценочный балл» вдребезги разбиваются о доселе неизвестную им действительность. И первые «там» оказываются последними «здесь», в коем случае им незамедлительно рекомендуют «психологическую помощь». Учебные заведения неустанно пополняются штатными психологами, которые в большинстве своем являются выпускниками все тех же «облегченных» и все далее «облегчающихся» программ...

Методика взаимного утешения на мази продолжает набирать обороты. На повестке дня сегодняшнего социалистического правительства вопрос об отмене оценок, чтобы никому не было обидно. Oт каждого по способностям, но всем – поровну. Предлагают также равняться на скандинавские страны. Показывают умилительные репортажи из передовых школ Норвегии или Финляндии, где вопрос о каком бы то ни было принуждении вообще давно не стоит: дети ходят в школу, когда хотят, в любое время, в любом виде, хоть в костюме супермена, хоть с аквалангом. В классе на десять человек четыре учительницы, и каждый занимается чем душе угодно. Хочешь, попиши чуток, не хочешь, постучи по клавише или кому-нибудь по лбу, хочешь, ложись на пол, не хочешь – не считай. Результаты, говорят, сногсшибательные. Ложись на пол и созерцай... Главное, вовремя облегчить, не пeреутомить и не придираться. Что выучат, то и выучат. Мы все, как известно, тоже «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь».

Вы слишком многого от них требуете, говорит директриса особо настырным родителям старой закалки. Сейчас совсем другие времена, дети перегружены информацией и информатикой. Детей не следует травмировать оценками, обязательствами, ненужными понятиями «лучшие», «худшие»... Все должны быть равны. Все нужное они и так усвоят. Разве у вас, в России, по-другому?

Ну все равно, глобализация и до вас доберется. Лучше не препятствуйте. Вычеркнут.

http://www.vz.ru/opinions/2013/2/22/621487.print.html

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Вспомнилось вот что: в конце 90-х мужу предложили работу в Норвегии по контракту, работать он начал весной, а на лето приехала я с детьми – оглядеться и разузнать. Тогда все трое были школьниками. Мелькала мысль –на время работы там отправить детей в норвежскую школу: и язык подучат, и европейского образования удостоятся.

И вот в августе я отправилась к директору местной школы. Позвонила заранее, договорилась о встрече – тут проблем не было, сама английский язык преподаю и, соответственно, говорю. А надо сказать, что в городке том базируется крупный европейский научный институт, потому и детей-иностранцев в школе достаточно.

Встретила меня дама приятная во всех отношениях, с удовольствием была готова ознакомить с учебным процессом. Говорили мы с ней обе на английском, вот только во всё время разговора не покидало меня ощущение, что говорим мы с ней на разных языках.

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Спрашиваю: «Мы тут на год, какие предметы и в каком объёме преподаются в средней школе?».

Ответ: «Всё по программе: учебная нагрузка – 36 часов в неделю, основные предметы – норвежский язык, литература, математика и естественные науки в комплексе…

Прошу уточнить почасовую нагрузку.

Выясняется, что на язык и литературу выделено аж целых 4 часа, на математику – два, на комплекс (!) естественных наук – тоже два, на гуманитарные – два, на компьютерные – 4…

Недоумевая, задаю вопрос: «На что же ушла половина часов?» Ответ, как бы это помягче, обескураживает: «Дети должны развиваться сбалансировано, потому по 4 часа физкультуры и музыки, ещё два часа на обучение приготовлению пищи из полуфабрикатов, купленных в супермаркете, да и рисование ещё…»

Хм…. Уточняю: «Сколько же часов у меня будет дома на работу по российским программам, ведь те предметы, которые отсутствуют в программе норвежской школы, моим детям придётся сдавать потом, за весь пропущенный год?» Подобного вопроса директор решительно не понимает: «Так все дети разные…»

Детализирую: «Дети разные, но преподаватель-то рассчитывает на определённое время работы с домашним заданием. Сколько это занимает времени у среднего ученика?» И вот тут выяснилось – требовать выполнения домашних заданий преподаватель не имеет права: если дети не хотят, то домашнее задание и не делают…

И оценок тоже нет – дабы никто не почувствовал себя хуже при сравнении. Как можно! Просто по итогам семестров и года преподаватели по каждому предмету пишут родителям, к чему проявил интерес их ребёнок.

Видя мой ступор, дама приятная во всех отношениях подчёркивает, что всё делается в интересах детей, основная задача школы – создать им комфорт. И кроме того – никого же нельзя ставить в положение «неуспевающего», им тоже надо дать шанс адаптироваться в обществе… (Уже позже знакомая пояснила, что медицинского обследования перед школой не проводится и все проблемные дети – и умственно отсталые в том числе – учатся в тех же общих классах).

Фраза про «дать шанс» меня слегка подкосила – как-то сам собой вырвался вопрос: «А те, кто хочет и может знать больше – почему им не дают этого шанса? Почему для них ограничивают возможность "узнать"?». Ответа не последовало.

Смотрели мы с дамой приятной во всех отношениях друг на друга, как два инопланетянина, прибывшие из разных миров…

Вспомнилась мне и моя замечательная соседка. Преподаватель английского языка на курсах в городке, чудесный человек Берит очень переживала закрытие отделения английского языка в местном колледже иностранных языков – никто не шёл учиться. И это в городке, где расположен европейский научный институт и работает масса приглашённых специалистов – иностранцев! (Кстати, английский был там единственным иностранным языком, потому название колледжа для меня звучало насмешкой – колледж иностранных языков, где учат только родной норвежский).

Так вот, профессиональный педагог Берит весьма удивилась моим впечатлениям о школе – как можно, на специалистов принято полагаться …

Как-то я пригласила соседку на обед. (Ей муж много рассказывал о русской кухне, после третьего намёка пришлось сдаться). Первый её вопрос был таков: «Почему Вы готовите, а детей на улицу погулять не отправили?» Объяснила, что девочки мне помогали – подать, порезать, пирожки разложить, а заодно и учились «из-под руки» готовить. Да и самое удобное время обсудить всякие женские дела. Реакция последовала незамедлительно: «Как это я никогда об этом не думала? Дочка готовить училась в школе, я её гулять отправляла, пока сама домашними делами занималась…». Надо отдать должное, Берит следила – тогда ещё в школе оценки не отменили – за успеваемостью дочки. Но и результат – в классе отношения не сложились, не пришлась ко двору, учиться дальше уехала в Данию, в университет и встречаться с бывшими одноклассниками не жаждала, помятуя отношение к ней…

Помню и случайную встречу со студентом университета в Осло. Молодой человек изучал политологию. Мне было очень интересно, что это за наука такая. На вопрос, чему же он научился к третьему курсу, как он собирается работать, очень приятный молодой человек ответил: «Это же совсем легко, надо просто почитать американские газеты и пересказать их на норвежском…».

Это стало последней каплей. Эмоции зашкаливали, лето заканчивалось, схватила я детей и увезла в Москву. Наша родная спецшкола с углублённым изучением немецкого языка казалось просто манной небесной….
И ещё пару слов об одной встрече – уже в Японии, с американцем-учителем. Он проработал там несколько лет, и свой опыт работы на родине вспоминал –буквально! – с ужасом. В США он начинал работать в муниципальной школе, на урок приходил в сопровождении двух полицейских – это было правилом безопасности. Чему можно научить в таких условиях? Право, не знаю.

Дэн жаловался, что при всём его стремлении нести «доброе, разумное, вечное», времени его нести как раз и не было – каждый семестр надо готовить учеников к тестам, надо, чтобы у них были определённые баллы, проще говоря, надо банально натаскивать.

После всего пережитого, фраза «дать детям хорошее западное образование» вызывает у меня, мягко выражаясь, скепсис. Конечно, есть частные платные школы, где работают иначе, но система общего образования, образования «для всех» делает словосочетание «хорошее западное образование», давайте называть вещи своими именами, – химерой.

Может быть, всё же стоит учиться «чему-нибудь и как-нибудь» в понимании Александра Сергеевича – хоть будет понятно в процессе, что даётся легче, что тяжелее. Да и выбор профессии делать более осознанно, обладая хоть минимумом знаний… Это я уже фантазирую…

http://forum.polismi.org/