Обладая безжалостной властью над теми, кто посмел выйти на улицы и бросить вызов системе, балтиморские судьи и сотрудники правоохранительных органов злобно нападают на протестующих, приостановив действие конституционного положения «хабеас корпус» - для продления арестов невиновных людей, и назначив дикие размеры залогов - 500 тысяч долларов за 18-летнего ребёнка. Они превратили государство в полицейскую машину, под которой в прямом эфире пропал, по крайне мере, один мирный протестующий. Все эти злоупотребления помогают пролить свет на продажную, разрушенную систему, которая и стала причиной всего этого.

Новый республиканский губернатор Мэриленда Ларри Хоган (Larry Hogan) быстро перевёл город в фазу наказания, приостановив закон «хабеас корпус» (который ограничивал 24 часами время арестов без предъявления обвинений), что сомнительно с юридической точки зрения, но он заявил, что «это необходимо для защиты общественной безопасности» - удобная мантра для последовавших затем злоупотреблений.

Большинство из более 230 человек, схваченных на улицах, томятся в тюрьмах в ужасных условиях: в переполненных камерах, без нар, без телефонных звонков, без нормального питания – без предъявления обвинений и документальных подтверждений причин полицейских арестов. Это ужасное положение усугубляется беспричинным закрытием трёх из четырёх окружных судов. В четверг под юридическим давлением было выпущено более 100 человек – примерно половина арестованных. Чиновники не признают своей вины. Высокопоставленный коп защищает «законные аресты за насильственные действия», а высокопоставленный тюремщик заявил, что вообще «не знает ни о каких проблемах».

Как только подозреваемые попадают в суд, картина становится оруэлловской. С Антонио Джексона (Antonio Jackson) потребовали залог в 50 тыс. долларов; отец и складской рабочий был обвинён в краже пары теннисных туфель, а когда его адвокат подал протест, размер залога был увеличен до 100 тысяч. Розелин Мишель Робертс (Roselyn Michelle Roberts), 43-летняя женщина, зарабатывающая 60 долларов в неделю, присматривающая за своим внуком, сталкивается с двумя обвинениями в воровстве четвёртой степени – её залог был увеличен с 50 до 100 тысяч долларов из-за открытых на неё двух незаконченных дел.

Парню, которого арестовали вместе с десятью другими по подозрению в ограблении магазина Nike, и чей адвокат сказал, что он просто шёл к себе домой, установили залог в размере 10 тыс. долларов, потому что «суд не может проигнорировать обстоятельства, при которых он был арестован». Другого парня обвинили в краже 132 бутылок водки и назначили залог в 150 тыс. долларов; а когда его адвокат заявил, что эта сумма чрезмерно высока, судья Кэтлин М. Свини (Kathleen M. Sweeney) прочла ему лекцию, что «использование ситуации в свою пользу опасно», а затем милосердно снизила сумму залога до 100 тыс. долларов.

В одном из вопиющих случаев, 18-летний Аллен Баллок (Allen Bullock), сфотографировавший разбитое стекло в полицейской машине, был в обвинён в 8 правонарушениях, в том числе в бунте и сознательном причинении ущерба собственности, а залог ему был назначен на сумму 500 тыс. долларов, что выше, чем залоги для некоторых подозреваемых в убийстве. Баллоку, который работал мусорщиком, грозило пожизненное заключение или, более вероятно, восемь лет лишения свободы за его первое взрослое преступление, он должен был вернуться к родителям, которые, по словам его матери, «хотят, чтобы Аллен поступал правильно».

А также, неправильным и совершенно нереальным было похищение студента и активиста Джозефа Кента (Joseph Kent), проведённое отрядом SWAT во время прямого репортажа CNN. Кент подошёл к шеренге копов в бронежилетах, пытаясь убедить протестующих разойтись по домам, так как наступил комендантский час. В следующую минуту подъезжает Humvee и загораживает вид видеокамере, а Кент поднимает руки перед фалангой нападающих на него копов. После того, как уехал Humvee, Кента никто не видел. Пугающее происшествие породило встревоженные слухи, обвинения в похищении и яростный хештэг #WhereIsJosephKent (где Джозеф Кент?). А затем адвокат заявил, что Кент жив, находится в безопасности и уже выпущен на свободу. Тем не менее, многие комментаторы на всю жизнь запомнили эту картину. «Арест не должен так выглядеть при демократии», - написал один из них. Но в Балтиморе они проводятся именно так. Как сказал один правозащитник: «Система правосудия этого города разрушена. Именно это теперь происходит в Балтиморе».

Здесь сломано очень многое: система, экономика, общество и любая вера в так называемый закон и порядок в городе, который серьёзнее разбивает автомобили, чем ломает шеи. Когда Аллен Баллок сдался полиции, его отчим сказал, что он «рос как мужчина и всегда признавал, когда поступал неправильно». Но он был напуган реакцией государства, когда они «сделали из него пример, и это неправильно». Его мать сказала, что её сын оказался среди протестующих, так как «полиция охотится и убивает, а не служит и защищает». По поводу разбитых автомобилей она сказала: «он был совершенно неправ, и его надо наказать. Но он не возглавлял это восстание. У него не было такой большой власти». Такие дела.

http://antizoomby.livejournal.com/373109.html