Непрекращающаяся деградация мировых лесов – второй по значимости фактор, способствующий увеличению выбросов в атмосферу парниковых газов. Этот процесс вызван ростом спроса на лесоматериалы и систематическим несоблюдением соответствующих законов, и человечество пока еще не выработало действенных способов борьбы с данной тенденцией. Существующие международные соглашения и механизмы, направленные на защиту лесных угодий, малоэффективны. Мир ищет рыночные механизмы, которые могли бы стимулировать коммерческие предприятия и других пользователей лесных ресурсов к финансированию мер по охране лесов. Вместе с тем будущее мировых лесов в значительной степени зависит от национальной политики ряда стран, включая Россию.

Малоизвестные факты

Сегодня может показаться, что лес – это нечто далекое от современного мира, что-то сказочное или просто место, куда ходят за грибами. К сожалению, важная роль лесов как экосистем, позволяющих современному миру существовать, только начинает осознаваться в полной мере. В настоящее время лесные массивы занимают 31% мировой суши, обеспечивая пищей, жильем и целым рядом других преимуществ около 1,6 млрд человек. Из них 300 млн удовлетворяют при помощи лесов свои насущные потребности, а 54 млн заняты в лесном хозяйстве. 40% населения Африки, Азии и Латинской Америки используют древесину в качестве источника энергии. Леса служат источником чистой воды, сырья для медицинских препаратов, защищают от наводнений, оползней, лавин и опустынивания; кроме того, для многих лес – это место отдыха и поклонения.

Непосредственные причины деградации лесов связаны, главным образом, с неэффективным управлением, незаконной или нерациональной вырубкой, а также с другими антропогенными факторами.

Тем не менее с определенного момента начался процесс сокращения мировых лесных массивов из-за неуклонного роста численности населения и индустриализации. За последние три столетия совокупная площадь лесов в мире сократилась приблизительно на 40%. В 25 странах леса были уничтожены полностью, еще 29 стран потеряли более 90% лесного покрова.

Непосредственные причины деградации лесов связаны, главным образом, с неэффективным управлением, незаконной или нерациональной вырубкой, а также с другими антропогенными факторами (пожары, загрязнения). Около половины лесных потерь обусловлено неоптимальным землепользованием. Речь идет об избыточном выпасе скота, вырубке лесов под нужды животноводства, использовании земельных угодий для сельского хозяйства или жилищного строительства. В то же время пригодные для этого площади не используются ввиду вооруженных конфликтов, отсутствия возможности стабильного землепользования и т.п. Несмотря на то, что в значительной части Северного полушария отмечается расширение лесного покрова, теряется биоразнообразие, а площадь тропических лесов сокращается примерно на 10 млн га в год. Если решительные шаги к изменению сложившейся практики вырубки лесов не будут приняты, к 2050 г. мир потеряет 232 млн га леса.

Текущие тенденции в лесном хозяйстве обусловлены потребительским спросом, в динамике которого отмечаются две закономерности. С одной стороны, спрос увеличивается из-за роста численности мирового населения и увеличения его потребностей в лесоматериалах, древесном топливе и различной лесопродукции. С другой стороны, западные потребители заложили тенденцию к повышению спроса на лесопродукцию, полученную с соблюдением норм устойчивого развития. В связи с этим лесохозяйственные предприятия переходят на более экологичные технологии вырубки.

Будущее мировых лесов определяется двумя важными фактами: во-первых, около 77% лесных угодий на планете находятся в государственной собственности; во-вторых, более половины мирового леса сосредоточено на территории пяти стран – Канады, США, Бразилии, России и Китая. Это накладывает определенное бремя на национальную политику нескольких государств.

Леса – решение проблемы изменения климата?

Важность лесов в борьбе с изменением климата трудно переоценить. Обезлесение и деградация лесных угодий служат причиной почти 20% мировых выбросов парниковых газов, превосходя глобальный транспортный сектор и уступая только энергетическому. Леса – исключительно важный поглотитель парниковых газов, и расширение лесного покрова настоятельно рекомендуется как дешевый способ предотвращения негативных последствий климатических изменений. Сегодня 7% лесов в мире выращены искусственно, и в некоторых странах территории лесных плантаций расширяются. Однако масштаб таких программ пока еще относительно невелик.

Будущее мировых лесов определяется двумя важными фактами: во-первых, около 77% лесных угодий на планете находятся в государственной собственности; во-вторых, более половины мирового леса сосредоточено на территории пяти стран – Канады, США, Бразилии, России и Китая.

Ключевая роль лесов в замедлении процесса изменения климата признается международными конвенциями (в частности, Рамочной конвенцией ООН об изменении климата, Конвенцией о биологическом разнообразии, Конвенцией ООН по борьбе с опустыниванием) и множеством инициатив. Одна из крупнейших инициатив такого рода – Программа сотрудничества ООН по сокращению выбросов вследствие обезлесения и ухудшения состояния лесов (Reducing Emissions from Deforestation and Forest Degradation in Developing Countries – REDD). Программа нацелена на создание финансовых стимулов к сохранению лесов для развивающихся стран. Несмотря на ряд успешных пилотных проектов, эффективность REDD уже ставится под сомнение, и едва ли создаваемые Программой стимулы смогут перевесить мощные экономические и политические интересы, связанные с эксплуатацией лесов.

Глобальные и местные коллективные меры – все тщетно?

Несмотря на то, что большая часть лесов по-прежнему формально находится в государственной собственности, роль международных организаций, коммерческих компаний и НПО возросла, и управление лесами стало менее централизованным. Для разработки эффективной международной рамочной политики в сфере лесного хозяйства была учреждена специальная глобальная платформа – Форум ООН по лесам (UNFF) (1, 2). В рамках этой платформы проводятся регулярные конференции, собирающие тысячи высокопоставленных участников. Однако решение о заключении глобального юридически обязывающего соглашения о лесах до сих пор не принято. Сегодня используется механизм, не имеющий обязывающей силы, в результате чего при столкновении с бюджетными реалиями и местной практикой обязательства остаются на бумаге и не влияют на фактический процесс принятия решений на национальном уровне.

Как показывает опыт межправительственного взаимодействия на высоком уровне, международные институты и наднациональные механизмы сами по себе не могут обеспечить сохранность лесов. Поэтому западные институты развития активно продвигают идею вовлечения местных сообществ в управление лесами. Они инициируют по всему миру проекты, направленные на привлечение местного населения к управлению лесами в рамках попытки сохранить леса «снизу». Хотя владельцам небольших лесных угодий, коренным народам и сельскому населению принадлежит значительная доля мирового леса, и они в целом оказывают существенное влияние на мировую ситуацию, локальное управление лесным хозяйством на сегодня не представляется ни повсеместно возможным, ни эффективным. Коллективные действия фрагментарны и редки: лес зачастую рассматривается как малоценный ресурс, имеющийся в избытке, а альтернативные издержки, связанные с землепользованием и лесозаготовкой, крайне высоки – вырубка леса оказывается более прибыльной, чем его сохранение. В результате местные сообщества больше озабочены экономическими проблемами, оставляя функции по охране лесов государству.

В поисках новой парадигмы: спасение в рынке?

Несмотря на то, что большая часть лесов по-прежнему формально находится в государственной собственности, роль международных организаций, коммерческих компаний и НПО возросла, и управление лесами стало менее централизованным.

Таким образом, международные переговоры и программы развития оказались неспособны защитить леса от уничтожения. Нужна новая парадигма, которая позволит устранить первопричину деградации лесов, а именно недооценку лесных ресурсов. Многие сегодня возлагают надежды на два типа потенциальных рыночных решения: перестройку бизнеса под давлением растущего спроса на лес, полученный с соблюдением принципов устойчивого развития; государственный рынок услуг в сфере лесной экосистемы.

С начала 1990-х годов роль частного сектора в экологичном управлении лесами возросла – за счет международных программ добровольной сертификации лесопользования (Лесной попечительский совет, Программа одобрения схем лесной сертификации), корпоративных программ экологической ответственности и государственно-частных партнерств. Лесозаготавливающие предприятия частично переходят на интенсивное управление лесами, что при правильной практической реализации может удовлетворить потребность мировой промышленности в дереве и одновременно снизить урон, наносимый естественным лесам. Компании также начали полевые испытания по выращиванию генетически модифицированных деревьев с целью повышения продуктивности лесов. Однако расширение интенсивного управления лесами может привести к серьезным экологическим и социальным издержкам, в том числе к повышению риска распространения болезней и паразитов в монокультурных лесах, деградации почв, нанесению ущерба биоразнообразию, не говоря уже о негативных последствиях для местных сообществ, теряющих доступ к своей земле. В то же время риски биотехнологий, позволяющих повысить продуктивность и снизить издержки, еще недостаточно изучены.

Хотя владельцам небольших лесных угодий, коренным народам и сельскому населению принадлежит значительная доля мирового леса, и они в целом оказывают существенное влияние на мировую ситуацию, локальное управление лесным хозяйством на сегодня не представляется ни повсеместно возможным, ни эффективным.

Еще один новый подход к финансированию – плата за услуги лесной экосистемы. Услуги экосистемы определяются как предоставление преимуществ, получаемых от экосистем: сохранение биоразнообразия, улучшение условий жизни в городе и сельской местности, пища для сельских сообществ, регулирование воды, производство древесного топлива и лесоматериалов, контроль климатических изменений, в частности, паводков, почвообразование, фотосинтез, возможности отдыха и т.д. За всем этим стоит идея недооценки лесов, в результате чего происходит их деградация. Этот дефект рынка необходимо исправить, наладив финансовые потоки от пользователей услуг экосистемы (государственных органов, НПО, компаний, отдельных граждан) к тем, кто предоставляет эти услуги, т.е. к землевладельцам или землепользователям. Хотя эта идея сама по себе весьма привлекательна, возможности ее практической реализации остаются неясными.

Судьба русского леса

Россия, которой принадлежит почти пятая часть мировых лесных ресурсов, сталкивается с теми же проблемами, что и другие страны, хотя и в несколько ином масштабе. По прогнозам экспертов, российскую лесную отрасль ожидает глубокая рецессия. Доступных для использования лесов, представляющих экономическую ценность, практически не осталось, соответственно, Россия нуждается в интенсификации лесного хозяйства. Однако в аренду передано лишь 15% российских лесов, и привлечение дополнительных инвестиций сопряжено со значительными трудностями. Масштаб незаконной вырубки остается катастрофическим: официально называется цифра в 1,5 млн куб. м, но, по независимым оценкам, этот показатель в 30 раз выше. На незаконную вырубку приходится по меньшей мере 25% годового объема лесозаготовки, упущенная прибыль от этого теневого сегмента сравнима с федеральным финансированием всей лесной отрасли. В результате реформы лесного хозяйства количество лесников резко уменьшилось, и российские леса фактически остались без надзора и необходимой защиты.

Россия вовлечена во множество международных процессов, связанных с лесами, начиная от соглашений ООН в этой области до лесной сертификации и создания образцовых лесов. Тем не менее участие России во всех этих международных начинаниях и дискуссиях пока не оказало существенного влияния на состояние лесов в стране: местная практика по-прежнему определяется национальной политикой, а также полным отсутствием внимания общественности к делам лесного хозяйства. Основные проблемы лесной отрасли остаются неизменными: эксплуатация наиболее ценных лесов, чрезмерная бюрократизация, многочисленные несовершенства лесного законодательства, отсутствие точной информации о лесных угодьях, катастрофические пожары, нашествие вредных насекомых, недостаточная подготовка лесников, упадок лесоводства. И все это усугубляется такими неотъемлемыми чертами современного российского общества и государства, как деградация села, неблагоприятный инвестиционный климат, обусловленный коррупцией, неэффективная судебная система.

Государство умерло – да здравствует государство

Нужна новая парадигма, которая позволит устранить первопричину деградации лесов, а именно недооценку лесных ресурсов.

В целом, в ближайшие пятьдесят лет текущие тенденции, вероятнее всего, сохранятся: биологические и географические характеристики мировых лесов будут меняться под воздействием климатических изменений; продолжится деградация природных лесов на фоне роста доли искусственных и управляемых лесных насаждений.

За последние десятилетия мир имел возможность убедиться в низкой эффективности глобальных наднациональных программ, равно как и в недостатках рыночного подхода к обеспечению сохранности лесных массивов. Для того чтобы дальнейшие усилия дали желаемый результат, нужны институциональные реформы и совершенствование государственного управления на национальном уровне. Прерогативой государства остается предоставление точных данных об имеющихся лесных ресурсах и их использовании – а это основа нашего видения будущего и определения политики. Именно государство может гарантировать безопасное землевладение, а главное – эффективные и воплощенные в жизнь законы. Ни один институт – ни национальный, ни международный, ни частный, ни государственный – не сможет в одиночку противостоять вызовам, с которыми сегодня сталкиваются мировые леса. Таким образом, необходимы совместные усилия, предпринимаемые в глобальном масштабе, но при ведущей роли государства.

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=4176#top