На этой неделе исполняется два года с момента прихода Си Цзиньпиня к власти в Китае. Си достались в наследство тяжёлые экономические проблемы, в своё время недооцененные, и его ответом на вызовы до сих пор была в основном дешёвая болтовня. Сочетание бездействия и серьёзных вызовов угрожает покончить с экономическим взлётом Китая. Причём речь не об отсрочке, а об окончательном крахе.

В прошлом месяце Китай признал самый низкий за прошедшие пять лет рост ВВП. Сторонние наблюдатели, например, бывший министр финансов США Ларри Саммерс, сменили прогноз на негативный. Скептики правы и даже не подозревают, насколько. Китайские проблемы — новость не последнего года или двух, проблемы назревают в течение всего последнего десятилетия.

Китай - экономика

В полном размере: Китай - экономика по годам

Правление предшественника Си, Ху Цзиньтао, теперь совершенно правильно признано экономически провальным. Оно началось в конце 2002 года, и уже в 2003-м Пекин начал расшатывать экономику безумными инвестициями, особенно в тяжёлую промышленность, в том числе сталелитейную. В итоге это привело к тяжелым экологическим проблемам, подрывающим долгосрочные экономические перспективы.

В 2006 году Китай отбросил мысль о новых рыночных реформах и выбрал государственный контроль над ключевыми секторами экономики. В 2009 году государственные банки начали крупнейшую стимулирующую программу в мировой истории, за один год увеличив объём займов на треть, и всё это несмотря на то, что мировой финансовый кризис серьезно подорвал платёжеспособность должников. Долг вырос лавинообразно.

Слабая экономика — венец десяти лет провальной финансовой политики. Даже сейчас многие проблемы пытаются скрыть.

С середины 2008-го по середину 2014-го китайский ВВП удвоился (по официальной статистике). За это же время количество непогашенных кредитов почти утроилось. Это как раз те 9 триллионов долларов нового кредита, которые раздали государственные банки. Credit Suisse утверждает, что китайский частный капитал за этот же период вырос всего на 5 триллионов.

Для сравнения: с середины 2008-го по середину 2014-й США набрали внушительные 6,5 триллиона долларов федерального долга. Но при этом, по сведениям Федерального Резерва, частный капитал увеличился на 22 триллиона. Финансовый кризис начался в США, но продолжается он в Китае.

США - Китай - скупка долгов

В 2009 году Standard and Poor’s назвали инвестиции в китайские компании наименее рискованными, а уже через пять лет — чрезвычайно рискованными. С 2008 года рост китайской экономики целиком стоит на песке.

Будущее тоже смутно. Продолжительного роста можно было бы добиться через увеличение производительности. Сonference Board выяснила, что общая производительность китайской экономики с 2007-й по 2012-й упала, видимо, за счёт пустых трат. Это, разумеется, приблизительная оценка, но таких вещей в принципе не может быть в успешно развивающейся экономике.

Когда капитал набирает пустые расходы и долги, нагрузка ложится на рабочую силу. Но стремительное увеличение количества рабочей силы, двигавшее Китай вперёд целое поколение, подходит к концу. В 2012 году количество работников сократилось впервые за всё время ведения официальной статистики. Китайцы всё больше стареют и всё меньше хотят работать, и так будет продолжаться ближайшие несколько поколений, если не больше.

Яма, в которую сейчас проваливается Китай — это не пара лет замедления роста ВВП, это двенадцать лет предпочтения государственного регулирования свободному рынку, шесть лет стагнации, беспрецедентные долги и ситуация на рынке труда, больше всего напоминающая поздний Советский Союз.

Партия, хотя и с опозданием, признаёт эти проблемы. Осенью 2013 КПК на ежегодном пленарном заседании обещала широкие экономические реформы. Премьер Ли Кецян, номер два в партийной иерархии, заявил, что реформы, даже самые болезненные, необходимы.

торговля США - Китай

Но Пекин пока сделал очень мало. Ходы, которые оставшиеся «китайские быки» объявляют ключевыми, например, новый раунд идущей по бесконечному кругу фискальной реформы, на самом деле — малозначимый аттракцион. Внутренний госдолг составляет четверть от корпоративного, и меры, которые предпринимаются в этой области, не могут ничего решить. Главные проблемы остаются нетронутыми.

Из самого вопиющего: предполагается, что неэффективные государственные предприятия должны больше сотрудничать с частными компаниями. Между тем помочь могло бы как раз обратное: открытая и честная конкуренция между государственным и частным сектором.

Пресловутая Шанхайская зона свободной торговли, символ экономических реформ, существует уже год, и за этот год там не появилось ничего кроме, пожалуй, огромного количества спекулянтов. Реформы рынка труда идут медленно и кое-как — этого явно недостаточно, Китай стремительно стареет. Последнее пленарное заседание, проведенное в прошлом месяце и посвящённое 2014 году, целиком состояло из обсуждения внутриполитической ситуации, экономические проблемы почти не были затронуты.

Экономика Китая попадает в ловушку среднего дохода, когда стратегия государства, поднявшая страну из нищеты, перестаёт работать, но правительство из политических соображений не желает её менять. Очень немногим странам удаётся вырваться из этого заколдованного круга и разбогатеть. И все последние десять лет Китай медленно закапывал себя в ловушку среднего дохода, спустя два года правления Си Цзиньпиня он всё ещё продолжает это делать.

Пекин контролирует всю экономическую статистику и может докладывать об успехах сколь угодно долго, обманывая себя и других. Но если Си прямо сейчас не перейдёт от разговоров к глубоким рыночным реформам, Китай не пошатнётся — он упадёт.

http://sputnikipogrom.com/translated/24222/kingdom-of-rot/