Доктор исторических наук Сергей ВОЛКОВ работает на стыке истории и социологии, специализируюсь в довольно узкой области – истории элитных слоев обществ разного типа. В 2005 г. интернет-проект «Рамблер» назвал С. Волкова «человеком года» по разделу «История». В его работе «Интеллектуальный слой в советском обществе», вызвавший большой интерес, дан анализ развития нашего «образованного сословия». Этой теме и был посвящён наш разговор.

– Сергей Владимирович, почему Вы пользуетесь термин «интеллектуальный слой», и в чём его принципиальное отличие от «интеллигенции»?

– Термин «интеллигенция» я почти не использую – он предельно неконкретен. Если возможны споры о том, кто интеллигент, а кто нет в зависимости от моральных качеств, позиции и т.п., понятие о которых у всех разное, то границы слоя неустановимы и его корректная характеристика невозможна. Предпочитаю оперировать понятием «интеллектуальный слой».

Это – совокупность лиц, обладающих уровнем образования, качественно отличающим их от общей массы населения, либо выполняющих функции интеллектуального труда. То есть общность, довольно четко ограниченная определенным перечнем профессий и социальных позиций (инженеров, врачей, офицеров и др.), социальные характеристики которых (качество подготовки, благосостояние и т.п.) можно изучать и оценивать.

Обычно качеством этого слоя определяется уровень развития, которого достигает страна, он определяет лицо этого общества и его место среди себе подобных.

– Можно сказать, что он определяет судьбу общества?

– Да, потому он и интересен для изучения. В разных странах он обладает большими различиями, чем, «простые люди»… То есть русский и китайский крестьяне более схожи, чем русский и китайский чиновники. Часть интеллектуального слоя и занимается управлении страной профессионально. Такие лица входят в этот слой «по должности».

Другой вопрос – в каком соотношении находится управляющая группа ко всему интеллектуальному слою. В идеале это должна быть группа с наивысшими качественными характеристиками. Иногда так и бывает. Но в ряде случаев она обладает едва ли не наихудшими. Тогда и результаты соответствующие.

– В 1917-м произошла полная замена государства. В новом государстве возник иной интеллектуальный слой?

– Социальный слой носителей российской культуры и государственности был уничтожен вместе с этой государственностью. Часто сравнивают русскую революцию с французской, но наша покончила с прежней элитой несравненно более радикально. Большевики вполне отдавали себе отчет в том, что противник в Гражданской войне – «образованное сословие», его члены составляли костяк белых армий. Вследствие этого красный террор был направлен именно против его представителей. В рекомендациях органам ЧК прямо указывалось на необходимость руководствоваться при вынесении приговора профессией и образованием попавших им в руки лиц. В отношении остатков этого слоя, которому «вполне заслуженно пришлось изведать участь побежденного», проводили целенаправленно репрессивную политику.

Но дело не только в этом. Известны примеры, когда вследствие каких-то потрясений персональный состав элиты менялся очень сильно, но в обществе качественных изменений не происходило, потому что приходили люди той же культуры, воспитанные в тех же традициях, имеющие такие же критерии образованности и культуры.

Новый образованный слой с самого начала создавался на принципах, во многом противоположных дореволюционным. Важнейшим обстоятельством, оказавшим решающее влияние на большинство проблем, связанных с обликом и положением интеллектуального слоя, стал быстрый и гипертрофированный рост его численности. Темпы подготовки инженеров и специалистов массовых интеллигентских профессий намного опережали потребности экономики; диктовались, главным образом, пропагандистскими и политическими соображениями и были связаны с целью лишить интеллектуальный слой особого привилегированного статуса превращением всех людей в интеллигентов.

Немногие носители старой культуры совершенно растворились в этой массе «образованцев». В 60-х «старый слой» полностью вымер и с его исчезновением было окончательно утрачено понятие о критериях образованности и общей культуры. Это сделало тип советского интеллигента абсолютной нормой. И сейчас есть по-настоящему образованные люди, но преобладающий тип стал совершенно иным.

– Тогда возникли новые матрица и алгоритм выделения руководящих слоёв во всех сферах, соответственно кадры подбирались не по принципу интеллектуализма. Была отрицательная селекция?

– Успешное развитие государства в огромной степени зависит от того, насколько удается «совместить» элиту интеллектуальную с управленческо-политической элитой. То есть, в какой мере удается в обществе привести интеллектуальные качества человека в соответствие с его общественным положением (то, что И. Ильин называл “идеей ранга”) - обеспечить продвижение по служебной лестнице если не наиболее одаренных, то хотя бы наиболее образованных людей.

Если управленческая элита дореволюционной России состояла из лиц, получивших лучшее для своего времени воспитание и образование, если государственная элита современных европейских стран также в огромном большинстве состоит из выпускников самых престижных университетов, то в СССР наблюдалась прямо противоположная картина: высший политико-управленческий слой отличался едва ли не самыми худшими культурно-образовательными характеристиками среди других категорий лиц умственного труда.

Хотя в СССР имелся ряд престижных учебных заведений, лишь в виде исключения можно было встретить их выпускников в составе управленческой элиты. Типичное же образование ее членов - провинциальный технический вуз или техникум плюс ВПШ, т.е. учебные заведения низшего общекультурного уровня.

По-настоящему образованных людей мало, но с дипломами вузов их много. Чтобы проводить селекцию, власти надо самой обладать определённым уровнем интеллекта и образованности, до которого она зачастую недотягивает. Поэтому до сих пор наверх попадают худшие, и на них возлагают надежды, которые они не способны оправдать.

– В СССР культ умного человека сменился культом «простого человека». Было «горе от ума». Говорили: «будь попроще»…

– Культ простого человека - главная черта любого тоталитарного режима. Презрение к знанию и почитание «здоровой простоты». Знание вызывает подозрение, потому что, если человек что-то знает, то он не совсем надёжен (что правильно, потому что знающий человек способен оценивать и сомневаться).

Поэтому всякое лишнее, особенно гуманитарное, знание, или такое, которое, как считалось, не может быть должным образом освоено «рабоче-крестьянским молодняком», устранялось. Так, преподавание истории было вовсе запрещено (его восстановили только в конце 30-х годов). Нелюбовь к конкретному знанию, нежелание заниматься «эмпирикой» так и осталось родовой чертой советских интеллектуалов. Ныне это подкреплено представлением, что достаточно справляться о фактах в Интернете.

Соответственно деградировало и содержание учебников (говорю в данном случае об истории). Как ни парадоксально, фактологическая насыщенность их была лучше в позднесталинский период, когда была сделана попытка внешнего уподобления старой России и ещё сохранились настоящие образованные люди. Конкретика все более заменялась общими рассуждениями. В итоге пришли к тому, что именно это (а не конкретные знания) и есть «наука». (Конец 40-х–начало 50-х – единственное время, когда интеллектуальный слой занимал в обществе пристойное место – профессора уважали, он ассоциировался в общественном сознании с большой квартирой, «победой» и т.д., а «простой инженер» еще не стал героем юморесок).

Другой аспект состоял в том, что советская власть последовательно стремилась к тому, чтобы на каждом этапе интеллектуальный слой состоял из интеллектуалов в первом поколении. Неслучайно и классовый подход в конце 50-х восстановили. Но не всё, конечно, получалось.

При этом рабочий или крестьянин считался существом более достойным, чем интеллигент – носителем более зрелого сознания, нравственности, и то, что в интеллигенты стремились определить преимущественно «от станка», было забавным противоречием – чего людей-то портить?

– В Российской империи интеллектуальный слой пополняли выходцы из разных слоёв общества?

– Вертикальная мобильность всегда была достаточно велика. К началу XX века более 80% дворянских родов возникли на основе службы. Состав российского интеллектуального слоя по происхождению его членов характеризовался тем, что тогда 50-60% его были выходцами из той же образованной среды, но при этом, хотя от 2/3 до 3/4 их сами по статусу относились к потомственному или личному дворянству, родители большинства из них этого статуса не имели. К началу ХХ в. дворян по происхождению среди находившихся на госслужбе было 30,7%, среди офицеров - 51,2%, среди учащихся гимназий и реальных училищ - 25,6%, среди студентов - 22,8%, ко времени революции - менее 10%.

Интеллектуальный слой в значительной степени самовоспроизводился, сохраняя культурные традиции своей среды. При этом влияние этой среды на попавших в нее «неофитов» было настолько сильно, что уже в первом поколении, как правило, нивелировало культурные различия между ними и “наследственными” членами образованного слоя.

После переворота большевики этот механизм сломали. Попытка подготовить массовый интеллектуальный слой из совершенно негодного материала привела к тому, что культурная традиция была полностью разрушена, поскольку ее носители оказались в ничтожном меньшинстве и нормой стала культура большинства.

– Но мы гордились достижениями нашей системы образования. Это достижение пропаганды?

– Смотря что иметь в виду. В сфере высшего образования гуманитарную часть даже сравнивать невозможно. Техническая и естественная была на хорошем уровне, но в целом никак не лучше мирового. Если позиции советской науки в некоторых отраслях и были на мировом уровне, то это достигалось в 3–4 раза большим числом занятых в ней. Гораздо более скромные производственные успехи – в столько же раз большим числом инженеров (такая вот эффективность высшего образования).

Советская школьная система образования в 20–30-х годах была хуже западной, но с 50–60-х, на фоне быстрой деградации образования на Западе под влиянием эгалитаристских концепций, наша, сохранявшая традиции, установленные в середине 40-х годах, стала выглядеть гораздо лучше, оставаясь таковой и в 70–80-х. Она сохраняла фундаментальность и относительно высокий уровень требований. Программы советской школы по математике и естественным предметам были и остаются гораздо лучше западных.

Сегодня худшие западные подходы к образованию соединяются с худшими советскими. Бездумное раздувание сферы высшего образования – до абсурдного утверждения, что его должны получить все поголовно – приводит к его профанации и деградации.

У нас есть ряд хороших вузов. Но образование можно получить, но нельзя дать. Тому, кто не способен или не хочет получить полноценное образование, дать его невозможно. Когда планка уровня требований снижается под «обучаемый материал», все желающие получают дипломы, не получая при этом настоящего образования.

Количество здесь всегда обратно пропорционально качеству. Всё стремились догнать и перегнать Америку по доле студентов в обществе. Смешно. Самой высокой она была в КНДР, где уровень высшего образования нижайший, да и в США после успехов по «широте охвата» средний уровень стал немногим выше. Когда в РФ высшее образование начали ставить на коммерческую основу, процесс пошел еще быстрее: и без того избыточные преподаватели стали плодить избыточных студентов с энтузиазмом, подкрепленным шкурными интересами. Скоро число выпускников школ будет меньше количества мест в вузах.

Я во многих вузах преподавал, впечатления скорбные. Если соотносить усвоенные знания с нормативным объемом, то 90% надо просто выгнать. Больше половины студентов полностью не прочитали учебника. Что один раз в жизни надо бы сделать.

Система оценок смехотворна. 75 процентов отличных дипломов не бывает, на самом деле – никак не больше 20, иначе «отличность» теряет смысл. А у нас система практически трёхбалльная: пятёрка – норма, что-то не так – четвёрка, совсем никуда не годится – тройка, но редко. В своё время в военно-учебных заведениях была 12-балльная система. Когда преподаватель думает поставить 8 или 9, это совершенно другой уровень спроса и оценки.

– В интеллектуальный слой всегда может входить строго определённый процент населения?

– Доля элитных слоев в обществе вообще более или менее константна и, как правило, не превышает 10%, а чаще составляет еще меньшую величину - 2-3%. Это обстоятельство обусловлено и биологически: лишь ограниченное число лиц обладает определенными способностями – никакой власти не удастся превратить треть населения в мастеров спорта. Так, способностями к предпринимательству обладают не более 4% населения. Не думаю, чтобы доля способных овладеть уровнем знаний, качественно отличающимся от общего, сильно превышала этот показатель.

Можно открыть по университету в каждом дворе или объявить высшими учебными заведениями ПТУ, но всё равно кто кем был, тем и останется. При гипертрофированном разбухании сферы высшего образования обладателями дипломов стало до трети населения. На самом деле высокообразованных людей процента три так и осталось.

Понятия “среднего”, ”высшего” образования вообще весьма относительны. Важна именно степень отличия от уровня знаний и культуры основной массы. До революции уровень общей культуры выпускника гимназии или реального училища резко выделял его из массы населения (и принципиальной разницы в этом отношении между ним и выпускником вуза не было). В советское же время такое отличие обеспечивали лишь несколько лучших вузов или аспирантура. Если принять за норму вузовское образование, тогда людьми с высшим образованием по отношению к выпускникам вузов будут защитившие диссертацию. Если же нормой объявить кандидатскую степень, тогда высшим образованием станет докторская…

– Получить сегодня кандидатскую степень – не проблема, есть даже определённые расценки. Появились спецы по написанию диссертаций.

– Человек, написавший одну диссертацию, может написать и десять. Но я имел в виду другое. Бессмысленны попытки объявить некоторый уровень образования «абсолютно» высшим. Высшее оно потому, что качественно отличается от более низкого. Настоящая образованность определяется не фактом защиты диссертации, а реальным объемом знаний.

Уровень научной эрудиции многих гуманитарных учёных очень низок. Средний советский учёный – в лучшем случае добросовестный ремесленник, который хорошо знает своё узкое дело, но за его пределами в большинстве случаев обнаруживает полное невежество – даже в смежных областях.

– Защитники советской системы Вам возразят: возможно, уровень образования понизился, но оказалось, что народ очень способный, и в космос первые полетели, и мощнейшее оружие создали…

– Эти успехи достигались благодаря в основном не «советской» интеллигенции. Как и всегда, были отдельные самородки, но это не типично. 80 процентов научной элиты, обеспечивших эти успехи – представители старого культурного слоя (учившиеся до революции в гимназиях и реальных училищах), либо их дети, остальные - ученики. Это не те неучи, которые в 20-30-х сдавали экзамены «бригадным методом»… Именно выпускники русских гимназий и университетов всё и сделали. Они и та среда, которую им удалось сохранить и в СССР, ибо как раз в тех отраслях, где «успехи» были жизненно важны для выживания советского режима, их трогали меньше, им удалось учеников вырастить себе на смену.

– Неудачи наши государственные связаны с понижением качества интеллектуального слоя?

– Да. Те, кто был «у руля», себя показали. Да ещё сильно мешали тем, кто мог что-то делать. Вопрос эффективности ключевой в разговорах об успехах. В СССР шли путём предельно затратным. По этому критерию СССР многократно проигрывал другим странам, где делалось то же самое и никак не хуже, но с меньшими затратами. С теми возможностями, которые были, учитывая богатства природные, можно было бы достичь гораздо большего.

В начале XX века и в России, и в Европе многие предсказывали блестящее будущее России. Несравненно лучшее, чем успехи, достигнутые «вопреки». Да и они имели узкую направленность – в той области, что обеспечивала выживание советского строя – военно-технической. В других отраслях особых успехов не было. Всё было брошено на это, и ценой неимоверных утрат режиму удавалось какое-то время выживать. Но не бесконечно…

Согласно марксизму никакого особого интеллектуального слоя вообще быть не должно. Вот почему “стирание граней между физическим и умственным трудом” было одной из основных целей всякого коммунистического режима. Все процессы, связанные так или иначе с политикой в области образования, рассматривались сквозь призму задачи «социальной однородности советского общества». Но практические задачи государственного выживания до известной степени препятствовали полной реализации теоретических посылок коммунистический идеологии. Под знаком сочетания этих двух взаимоисключающих тенденций и проходило становление интеллектуального слоя в советский период.

– Что нужно и можно сейчас сделать, чтобы форсировать улучшение интеллектуального слоя?

– Надо на порядок сократить прием в вузы, ликвидировав сотни ублюдочных заведений, позорящих понятие образования, чтобы не создавать иллюзию равенства категорически неравных дипломов. Затем либо сделать платным все высшее образование (введя исключения по результатам экзаменов для талантливых, но малообеспеченных лиц), либо категорически запретить платную учебу в государственных вузах.

В учебных заведениях, которые действительно способны дать качественное образование, установить жёсткий отбор и соответствующий контроль на протяжении всего ходя обучения, чтобы над отсевом за неуспешность не довлели ни планы выпуска, ни деньги. Чтобы были хотя бы десятка два вузов, готовящих специалистов, в которых не было бы сомнений. Таковым же - обеспечить соответствующий статус и возможности карьеры, выделив из массы “образованцев”. Чтобы отделить козлищ от агнцев, сформировав слой действительно знающих людей, нужна объективная оценка. Я совершенно убеждён, что её не должны давать те, кто учит. Должна быть независимая практика государственной оценки.

Профанация образования с конца 50-х годов охватила практически все страны (что было вызвано необходимостью “бросить кость” требованиям “демократизации доступа к образованию”), однако при этом всюду сохранились стоящие вне этого процесса высококлассные элитарные вузы, выпускники коих и поддерживают качество науки, культуры и государственного управления. Опыт таких заведений и следует принять.

По некоторым «импульсам» можно предположить, что здравые тенденции есть, есть люди, мыслящие правильно, но эти тенденции не реализуются. Даже президент говорил: зачем плодить специалистов, которые не могут найти применения, а рабочих найти невозможно. Но ничего не предпринято – наоборот количество вузов растёт, а сфера высшего образования остается самой коррумпированной. Здесь все действующие лица равным образом заинтересованы, чтобы оставалось всё так, как есть, а у государства нет политической воли решительно сломать эту систему.

– Какой должна быть нравственная обязанность высшего слоя настоящих интеллектуалов сегодня, когда государство ещё не может или не хочет что-то делать, население не понимает всей сложности положения?

– Их обязанность – делать то, что они могут делать на своем месте. Да они, насколько я могу судить, и делают. В последние годы появилась масса прекрасных исторических исследований, написанных молодыми людьми. На самом деле людей с высоким интеллектом столько, сколько и может быть – сейчас они могут себя проявлять. Они способствуют восстановлению критериев.

Комментарий:

Если взять рассуждения Волкова, то мы не увидим очень многих критериев интеллектуальности. Образование только один из критериев. Ещё есть природный ум, наличие потребности в интеллектуальной деятельности, интерес к миру, способность понимать, как ими, интеллектуалами, пытаются манипулировать, способность взаимодействия с народом и пресловутой элиткой. Поэтому Волков сходу делает элементарную ошибку.

– Можно сказать, что он определяет судьбу общества?

– Да, потому он и интересен для изучения.

Интеллектуальный слой определяет в России судьбу общества? Это глубокое заблуждение. Интеллектуальный слой в России давно играет роль слуги, которому регулярно показывают фигу и делают всё с точностью до наоборот. Другое дело, что показыватели фиги сплошь и рядом причисляют себя к интеллектуальному слою. Интеллектуальный Иван Грозный, сочинитель бездарной религиозной музыки, своей опричниной и иными решениями раззорил страну. Если Пожарский ещё умел хоть как-то читать и писать, то староста Минин был безграмотным, но так может быть только тогда, когда ему прислуживали умеющие читать и писать. Всё-таки он занимался сбором налогов и учетом материальных ценностей.

Или вы думаете, что Никон и царь Алексей Михайлович, запретившие всякую светскую литературу и шахматы, были истинными элитариями? Петр Первый тянет на энтузиаста, а не элитария. Построенные заводы не находили рынок сбыта, после его смерти половину пришлось закрыть из-за нерентабельности. Половина населения вымерла или частично сбежала в леса. Флот после его смерти сгнил у причалов за ненадобностью. Давайте не путать энтузиазм и интеллектуальную элитарность.

Дальше лучше, но не на много. Николай Первый, если бы был интеллектуалом в высоком смысле этого слова, не довел бы дело до Крымской войны, понимал бы важность отмены крепостничества, а не заставлял бы литераторов славить крепостное право. Николай Второй допускал грубейшие ошибки - затянул под влиянием Витте постройку Трансиба, послал на убой эскадру, не провел должную налоговую реформу, допустил вакханалию терроризма и жуткую коррупцию. Это всё показател того, что истинный интеллектуальный слой был весьма ограничен в возможности влияния на власть.

Но есть ещё один показатель влияния интеллектуального слоя на общество. Это отношение к образованию и интеллигенции. Волков не замечает, почему он высказывает неуважение к интеллигенции и одновременно причисляет себя к интеллектуальному слою.

Немногие носители старой культуры совершенно растворились в этой массе «образованцев». В 60-х «старый слой» полностью вымер и с его исчезновением было окончательно утрачено понятие о критериях образованности и общей культуры. Это сделало тип советского интеллигента абсолютной нормой. И сейчас есть по-настоящему образованные люди, но преобладающий тип стал совершенно иным.

Понятно, что я "растворился" в этой массе "образованцев". Всё-таки мой прадед окончил Петербургский университет до революции, мой дед окончил Петербургский университет до революции, мой отец окончил МГУ после революции, я тоже окончил МГУ. Странно, но даже дети получили высшее образование - один закончил МИФИ, другой МГУ. Но всё-таки я растворился в том смысле, что у меня нет Волковского высокомерия, нет билета офицера кадрового резерва ФСБ в кармане, и я считаю, что среди пресловутой советской интеллигенции есть свои интеллектуалы и люди, имеющие четкие понятия о критериях образованности и общей культуры. Ничто так не убивает культуру, как выдумывание сословных рамок в дополнение к существующим.

За подобным выдумыванием всегда стоит страх, что окружающие не сочтут вас умным, обязательно начнут задирать нос, не оценят вашей работы. Тут волноваться не стоит. Одни оценят, другие, напротив, выдумают для опускания вас дополнительные сословные рамки, через которые вы не протиснетесь. Когда пресловутый элитарный, интеллектуальный слой бьет себя в грудь, чтобы выделиться, мол, иначе не оценят, возникает вопрос о его качестве, поскольку битьё себя в грудь понижает качество мысли. Более того, битьё интеллектуальными элитариями себя в грудь показывает, что власть не у них, влияние на общество ограничено, а с культурой в стране проблемы.

Кстати, Волков пытается сказать то, что у нас сейчас об интеллигенции говорят проще. Кстати, вы не задумались, почему сейчас вдруг перестало быть модным порассуждать о судьбах интеллигенции и её роли в стране? Скажу сразу, чтобы читатель не скучал. Понятие "гнилой" интеллигент (четкое, ленинское определение) заменили на более эффективный термин - офисный планктон. Есть люди, это начальники в красивых машинах с большими доходами, у них детки учатся за границей, у них квартиры и дома в богатой Европе для жизни на пенсии и детишкам для трудоустройства за границей, остальные это офисный планктон, включая мелких руководителей и граждан с образованием и без образования.

Естественно, если брать среднюю и высшую часть офисного планктона, то с учетом его положения в обществе, положение других лиц с высшим образованием не выше офисного планктона. Все врачи, учителя, ученые, если не завязаны на разный шахер-махер, то имеют не больше и уважаются не больше. Мелкие клерки и чиновники без высоких должностей в министерствах и ведомствах тоже офисный планктон. Термин эффективен и полностью уничтожает почву для рассуждений о значимости образованной части общества - есть значимость, но не выше планктона.

Между тем, исторически проблема понимания споров о роли интеллигенции, удивляющая иностранцев, лежит не просто в области образования, а в проблеме взаимодействия православия с государственной властью в лице высших чиновников и земельной аристократии. Тут я уже писал - Петр Первый для развития страны ограничился полумерами, он не стал полностью душить никонианское мракобесие, а просто вывел элитку из-под контроля церкви. Богатый дворянин не просто имел право предаться разврату, заведя себя гарем из девок и шастая по борделям, украшать гостинную картинами с голыми Венерами и в саду разместить фривольные статуи с обнаженными, языческими богами. Раньше его за такое сожгли бы заживо в срубе. Он мог предаться более страшному разврату - свободно держать сомнительные научные книги и художественную литературу. А в это время всё это жестко изымалось у остальных сословий, даже у богатых купцов. Сожгли русские былины, сожгли невинные сказочки, часть которых нам пересказал Пушкин, сожгли поэзию, описания путешествий и многое иное.

Когда в середине 19-го века дворяне и духовенство столкнулись с тем, что пора допустить существование образования для иных сословий, возникла проблема - как воспитывать интеллигенцию в послушании и в неспособности влиять на развитие страны. Мы видим четкое отношение к проблеме. Базарова Тургенев с удовольствием убил болезнью и напоследок сравнил с Антихристом за отсутствие должного почтения к несведущим в науке дворянам. Толстой призывал плюнуть на образование, жить жизнью простого народа и питаться морковными котлетами. Ведь интеллигент для них это был агрессор, занимающий доходную нишу. Больше всех старался Достоевский. Он изображал интеллигента как потенциального беса и потенциального убийцу. Вон, Родион Раскольников одну книжечку прочитал, так сразу за топор схватился и двух старушек топором замочил.

Если задуматься, то смешно. Уже во времена Достоевского масса народа ездила за границу, читала "гнилую" западную литературу, но старушек топорами потом не мочила. Это не только смешно, это ещё страшно. Натиск требований к интеллигенции был столь высок, что создавал ответную реакцию в виде экстремизма и дезориентации общества, которое в результате потеряло способность адекватно понять угрозу большевизма и сплотиться с адекватными мерами в борьбе с ним. Ещё до прочтения Маркса власть в России готовила интеллигенцию к покорности марксизму, опуская её во имя покорности перед дворянством и самодержавием.

Логика воспитания интеллигенции в стиле - вы жалкие, вы должны вечно самосовершенствоваться, вы должны смиренно терпеть упреки, не сметь хама бить в морду и даже послать подальше матом, вы политически сомнительны, вы ничего не смыслите в народе и его глубоко христианской любви к монарху - дала свои плоды и была крайне удобна марксистам. При этом, если не мучаться поиском смыслов в разных пропагандистских материалов вроде сборника Вехи, где интеллигенция виновата и в занятиях онанизмом, и в посещении проституток, можно выделить главный элемент натиска - интеллигенция не имеет право на соучастие во власти, бизнесе и в управлении страной. То есть, старались создать неполноценную интеллигенцию, которая неспособна понять положение интеллигенции в Европе или в Китае. Там образование было одним из критериев права на власть и свой бизнес, в России же интеллигенцию всегда стремились опустить до роли обслуги. То есть, у нас интеллигенции навязывали ущербное, психическое самочувствие.

При этом, поскольку образование слишком важно, без фальши и оправданий нельзя было обойтись. Да, начальник образован, но он дворянин. Потом пошла схожая песня с иной аранжировкой. Начальник образован, но ему можно быть начальником, он революционер, рабочий, крестьянин, еврей, национальный кадр с Кавказа. Поэтому начальник может стучать кулаком по столу, ссылать в ГУЛАГ, выступать на собраниях, получать хорошую зарплату. С нашими жижистами сейчас схожая картина - тот неуч, но он возвысился до ментовского провокатора, этот ещё выше, у него билет ФСБ в кармане, иной имеет негласный чин либерального активиста. Всё это старый метод управления интеллигенцией, отмеченный ещё Грибоедовым, - фельдфебеля в Вольтеры дать.

А что наша "интеллектуальная" элита? Если она соучаствует в подобном виде интеллектуального и просто хамского подавления, значит, её интеллектуальные и нравственные качества вполне соответствуют во многом временам крепостничества. Ведь наша элитка толком не понимает историю вопроса и свои корни. Она не может понять китайцев, она не может понять европейцев. Она даже не может понять, что за опусканием современного уровня образования стоит не искренняя вера, что образование не нужно, а просто боязнь конкуренции. Отсюда выдумки, будто отсутствие образования ведет к покорности. Нет, это ведет только к здоровой меркантильности в стиле, когда нет денег, то нет любви, и к нездоровой конкуренции в виде торжества нахрапа и хамства. Как ещё конкурировать, когда нельзя конкурировать за счет ума, знаний и опыта?

Смешно, но, чтобы сказать то, что я сказал, в общем не надо обладать глубокими знаниями Волкова по русской истории, и даже моими знаниями по истории, надо просто чуток осмыслить курс литературы с средней школе, ну, ещё кой-какие мелочи, вроде чтения сборника Вехи и иных материалов, понимания роли культуры в истории Китая. Ну, что тут трудного для родимого, высшего слоя интеллектуалов, ведь у нас ведущие спецы по Китаю вроде Делягина или Пионтсковского даже китайский не знают. Ничего, не надо, чай, не интеллигенция, пардон, офисный планктон. Вот так и живем, а потом удивляемся.

http://verybigfish.livejournal.com/2066277.html

http://kosarex.livejournal.com/2489393.html