Импортозамещение в лексиконе политической элиты стало одним из наиболее популярных слов, как в свое время лозунги проведения в стране модернизации и инновационного развития. Говорится об импортозамещении в промышленности, сельском хозяйстве. Наиболее волнующий всех вопрос с момента объявления самоэмбарго – а сможет ли российский аграрий обеспечить страну всем необходимым?

Учитывая незначительный вклад аграрного сектора в ВВП, минимальные затраты на инвестиции в основной капитал, на фонд оплаты труда, ответ один – может, но только при активной государственной поддержке. Пока Правительство разрабатывает планы импортозамещения, реализуется государственная программа поддержки сельского хозяйства. Принятая в 2012 году на период 2013-2020 гг. программа уже пересматривалась несколько раз, и ее общий объем финансирования после каждого пересмотра снижался.

Так, изначально в программу закладывались 2,287 трлн рублей, которые на декабрь 2014 года сократились на 161 млрд до 2,126 трлн рублей. Учитывая обещание по сокращению расходов на 10%, стоит ожидать нового уменьшения предполагаемого объема финансирования, особенно принимая во внимание положение Госпрограммы, что параметры на 2016 год будут сокращены «в случае негативного сценария исполнения доходной части федерального бюджета». Тогда уже программа не будет учитывать ускоренного импортозамещения.

Но что же могут получить аграрии в рамках поддержки? Около 60-70% всей государственной поддержки направляется на субсидирование процентной ставки, то есть фактически на поддержку банков. Аграрии брали кредиты на покупку основных средств и приобретение оборотного капитала по текущим процентным ставкам в банках, а затем ждали, когда государство частично компенсирует им ставку. Практика несвоевременного возмещения процентных ставок по субсидированным кредитам стала повсеместной. Государство фактически выработало не механизм господдержки, а механизм обеспечения банков клиентской базой в лице аграриев. Прямое субсидирование и иные инструменты поддержки, в которых нуждается отечественный сектор, в совокупной доли незначительны.

Государство платит не российскому аграрию, подавленному экономическим спадом, девальвацией и угрозой новых правил в рамках ВТО, а ЦБ за его нерациональную политику повышения ставки до уровня, при котором кредитование как механизм инвестирования оказывается недоступным экономическим акторам. Результатом чрезмерного завышения стало снижение кредитного инвестирования. Для минимизации негативного последствия для банковского сектора в связи с потерей клиентов премьер-министр подписал распоряжение о выделении государственных субсидий на сумму 35,7 млрд руб, которые будут направлены на софинансирование расходных обязательств субъектов федерации, связанных с возмещением части процентной ставки по краткосрочным кредитам (займам) на развитие растениеводства, животноводства, а также кредитам, взятым малыми формами хозяйствования.

Россия - экономика

Но насколько субсидирование спасает аграриев?

Согласно новым изменениям государство будет субсидировать сельхозпроизводителей по краткосрочным кредитам на срок менее одного года по расчетной ставке, которая в соответствии с новой формулой включает ставку рефинансирования, ключевую и уровень инфляции. На 2015 год она составила 12,675%. При средней ставке для бизнеса от 20% это означает, что аграриям возмещается только 60% ставки. Для аграрного сектора стоимость краткосрочных кредитов, таким образом, составляет около 8%, что также является достаточно высоким процентом. К примеру, ранее в 2013 году для краткосрочных кредитов до одного года на пополнение оборотного капитала аграриям компенсировалось 80% ставки рефинансирования, то есть 6,6%.

Учитывая, что кредиты для бизнеса выдавались под 10-11%, сами аграрии оплачивали 4,5-5,5%. Сейчас даже при новой формуле расчета, по которой аграриям должно компенсироваться 14,7% ставки, они выплачивают более 11% (таблица 1). То есть, даже пересмотр правила субсидирования для краткосрочного кредитования не может спасти аграриев. Рост ставки для них даже при новых правилах привел к повышению издержек.

В отношении долгосрочных кредитов процент по субсидиям изменился незначительно. Он все так же привязан к ставке рефинансирования. Иными словами, в текущей ситуации бизнес не сможет брать кредиты на длительный срок - те самые инвестиционные кредиты, с помощью которых можно расширять производство и модернизировать производственные мощности. Государство готово субсидировать только уровень ставки рефинансирования-  8,25%, которая почти в два раза ниже ключевой. Значит, бизнес более 60% всех выплат по кредиту должен компенсировать за свой счет.

Россия - экономика

Аграрный сектор выступает с многочисленными инициативами, которые правительство не спешит реализовывать. В частности, бизнес давно предлагает предоставлять им кредиты по низкой ставке, что оказалось бы выгоднее для аграриев, чем месяцами ожидать, когда государство возместит ему выплаченные проценты в  рамках субсидирования процентной ставки. В феврале 2013 года был внесен законопроект, предусматривающий субсидирование со стороны государства до 35% фактической стоимости приобретенной сельскохозяйственной техники и оборудования с целью содействия технической и технологической модернизации. Но именно этот пункт в данном законе и был отвергнут под предлогом нецелесообразности.

Обязательства привязать софинансирование к ключевой ставке частично были выполнены в отношении краткосрочных кредитов, в то время как инвестиционные это не затронуло. Руководство заявляет о государственной поддержке, проводит обсуждение с бизнес сообществом, но, по факту, из заявленного реализует лишь малую часть. Готовность выполнять программу импортозамещения на словах - очевидна, а на деле российский аграрий пока сталкивается только с усложнением экономической обстановки, с усилением давления на бизнес.

http://rusrand.ru/analytics/importozameschenie-problemy-subsidirovaniya-agrariev