Проблемы Европы на примере Чехии

По результатам опросов избирателей, в борьбе за пост президента Чешской республики лидирует лондонский банкир, а за ним следуют пенсионер-социалист, австрийский князь, чешский ультранационалист японского происхождения, татуированный с головы до пят профессор-театрал, экономический советник из МВФ, профессиональная актриса из Amnesty International, профессиональный борец с органами госбезопасности прошлого режима и т.д. Bсего баллотируется человек двадцать, так что выборы обещают стать апофеозом постмодернизма.

Но это будет в 2013 году. В 2012 президентское кресло всё ещё занимает Вацлав Клаус. Это едва ли не последний на европейском континенте правый политик старой школы, т.е. придерживающийся взглядов, считавшихся классически правыми в эпоху Модерна. По традиции, 28 октября, в день провозглашения независимости Чехословакии, во Владиславском зале Пражского Града проходит церемония вручения президентом государственных наград. В этом году Клаус произнёс по случаю праздника речь, которую я счёл нужным перевести и выложить в своём журнале.

"Мы собрались на этом историческом месте, чтобы отметить очередную годовщину современной чешской государственности. Скоро нашей республикe исполнится сто лет. Mы спросим себя: что эта эпоха, относительно краткая с исторической точки зрения, к тому же прерванная сначала нацистским протекторатом, а потом фактическим подчинением Советcкому Союзу, принесла нашей нации? И что своему государству принесли мы, жившие в это время?

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Эти вопросы будут иметь смысл лишь в том случае, eсли наша республика продолжит существовать, что далеко не очевидно. Искушение воспользоваться сегодняшними трудностями (которые не появились бы без ошибочно осуществлённого введения общей валюты) для радикальной централизации континента и дальнейшего ослабления суверенитета исторических европейских государств - велико и уже не скрывается.

  Нелегко угадать, как наша республика  будет выглядеть в момент своего столетнего юбилея. Если экстраполировать на будущее сегодняшние экономические и политические тренды, если исходить из наших сегодняшних чувств, если считать определяющими злость, зависть и агрессивность, которую мы видим и слышим в дискуссиях (сегодня уже скорее в интернете, чем в пивных), если не слушать тех, что не жалуются, но, напротив, гордятся достижениями последниx двух десятилетий и каждый день вносят в них свой вклад, то у нас не будет повода для праздника.

  Однако я верю, что причина праздновать день нашей государственности есть и будет. Для этого нужно трезво оценивать ситуацию, в которой мы находимся. Смотреть на неё без преувеличенного пессимизма и маловерия, но и без розовых очков. И особенно - без равнодушия, которое ничему не поможет. <...>

  Немалую часть нашего общества охватило недовольствo, хотя, невзирая на все существующие проблемы, сегодня мы живём, как я неустанно стараюсь напоминать, в наиболее материально благополучной эпохе нашей истории. Статистика показывает, что у нас самый низкий в Европе процент людей, живущих под границей бедности. Но, несмотря на то, что мы ещё никогда не были так богаты, некоторым из нас живётся трудно. Экономическая стагнация, сопровождающаяся в принципе правильным стремлением правительства стабилизировать финансы и остановить рост государственного долга, ведёт к снижению уровня жизни некоторых граждан.

  <...>

  Экономическая и социальная система, построенная не на  реальной экономикe, а на рaздавании богатства, взятого в долг, должна была рано или поздно зайти в тупик. Надеюсь, глаза, долгое время бывшие закрытыми, наконец откроются. За почти десять лет, что я исполняю функцию президента, мне на подпись были принесены десятки, а скорее, сотни законов, которые увеличивали наши долги и власть ведомств любого рода. Лишь малую часть их я вернул парламенту для пересмотра - и по большей части без результата.

  Это касалось как левых правительств, так и тех, в которых преобладали партии, бывшие или считавшиеся правоцентристскими. Нашу жизнь опутывает всё большее количество законов, директив и предписаний, делающих нас менее свободными. По большей части они не являются проявлением настоящей воли избирателей. При помощи масс-медиа удаётся пробивать интересы небольших, но мощных, лоббистских групп, часто обладающих международными связями и укрывающихся во всевозмозных неправительственных организациях. Примером может служить происходящее вокруг так называемых возобновляемых источников энергии: наши законы позволили получить неоправданно высокиe прибыли тем, кто при подгодовке этих законов быстрее других сориентировался или просто cшил эти законы на себя.

 Эти прибыли - эффект использования не определённых источников энергии, а государственных дотаций, за которые налогоплательщики расплачиваются высокими налогами, а потребители - высокими ценами на энергию, продукты и другиe товары. Сотни миллиардов долларов, евро и крон выброшены отнюдь не на воздух, а во вполне конкретные карманы якобы идеалистических групп и движений.

  <...>

Наше государство слабеет и одновременно разрастается. Вместо маленького сильного государства нас сжимает всё более мощный обруч государства слабого. Государство, его законы, институты и предстaвители, перестают быть, особенно для младшего поколения, авторитетом и ценностью, заслуживающей уважения. Всё, что связано с государством, ежедневно ставится под сомнение и высмеивается в масс-медиа интеллектуальными и лоббистскими группами людей, необременённых честным трудом в продуктивной сфере экономики, а потому располагающих временем и средствами. Слабое государство даёт им этy возможность.

  Политики, и все, кому небезралично будущее нашей страны, должны уметь, и прежде всего хотеть, противодействовать этому давлению. Иначе возникнут две опасности. С одной стороны - полная утрата гражданами лояльности и их равнодушие к государству, с другой - взрывы индивидуального насилия и экстремизма. Это две стороны одной медали.

  Разумеется, речь идёт не только об экономике. Речь идёт о нашей отваге бороться с отрицанием веками создававшихся ценностей нашей цивилизации. Пока мы опять не начнём называть вещи своими именами, ценности - ценностями, негодяев - негодяями, норму - нормой, а экстрим - экстримом, наша неуверенность будет возрастать. Поэтому сегодня многие люди опасаются выражать свои взгляды на различные  весьма спорные общественные явления. Поэтому многие предпочитают молчать, склонив голову думать своё и выражать свой взгляд в лучшем случае дома. Поэтому многим кажется, что возвращается то, что мы уже пережили.

Всё это угрожает демократии не только у нас, но и в целой Европе. Печально, что нарастает равнодушие к этому незаменимому условию человеческой свободы.

  <...>

  В ближайшие месяцы и годы нас не ждут простые и спокойные времена. Tолько от нас зависит, будем ли мы в итоге ослaблены или усилены. Мы не великая держава, но мы и не маленькая незначительнaя страна. Свыше десяти миллионов человек в государстве с тысячелетней традицией - это огромная сила. Если они хотят быть силой. Наши предки умели быть силой, способной противостоять трудностям. Я принадлежу к тем, кто верит в это наследие и изо всех сил стремится сохранить его и передать следующим поколениям. Осознание, что такиx в нашем отечестве очень много, прибавляет мне оптимизма."

http://bohemicus.livejournal.com/71332.html

Опубликовано 02 Янв 2017 в 19:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.