В последнее время, приняв участие в нескольких мероприятиях по тематике евразийской интеграции, у меня сложилось впечатление, что в экспертном сообществе нет понимания или нет желания проговорить отдельные проблемные моменты взаимоотношения наших стран. Такая недосказанность приводит к затяжным скрытым конфликтам, которые впоследствии могут очень сильно испортить процесс интеграции. Поэтому необходимо о них говорить, обсуждать и принимать в расчетах.

Первая недосказанность касается процесса ресоветизации и в целом ностальгии по СССР, которая довольно часто используется в России и Беларуси и которое совсем не близко населению других стран, чтобы некоторые сталинисты в России не думали.

Хорошее объяснение причины разности идеологических взглядов  - разделение населения стран ЕАЭС по возрастным группам. К примеру,  есть такой индикатор как количество людей старше 45 лет, которые родились раньше 1971 года и успели закончить советские вузы, поучить диалектический материализм и даже вступить в КПСС – то есть их можно назвать полноценными продуктами идеологической системы СССР. И вот именно их количество в странах ЕАЭС сильно различается – от 21,2% в Кыргызстане до 42,6% в Беларуси. Отсюда и все разности в идеологии – носителей просоветской ностальгии просто где-то меньше, где-то больше. И пытаться на этом сыграть в Казахстане или Кыргызстане – это очень дурацкая мысль.

Структура населения стран ЕАЭС по основным возрастным группам

Страна

Жителей, всего, тысяч чел.

В том числе в возрасте (лет)

Доля старше 45 лет

0-14

15-44

45-64

65+

Армения

3018

555

1345

792

327

 

 100%

18,4%

44,6%

26,2%

10,8%

37,1%

Беларусь

9496

1526

3927

2716

1328

 

 100%

16,1%

41,4%

28,6%

14,0%

42,6%

Казахстан

17625

4709

8039

3690

1187

 

 100%

26,7%

45,6%

20,9%

6,7%

27,7%

Кыргызстан

5940

1865

2814

1009

251

 

 100%

31,4%

47,4%

17,0%

4,2%

21,2%

Россия

143457

24032

60423

39828

19174

 

100%

16,8%

42,1%

27,8%

13,4%

41,1%

Вторым важным обстоятельством является очень большое расхождение между реальностью, которая отражается в средствах массовой информации и той, которая существует на самом деле. Медийная политика в настоящее время направлена на вызов эмоций и вовлеченности у зрителя за счет коротких по времени сюжетов, направленных на максимальное привлечение внимания.

В этой медийной политике нет места объяснениям и анализу, позволяющим человеку понимать процессы происходящие вокруг него. Обстоятельная аналитика является прерогативой деловых СМИ, имеющих очень маленький сегмент аудитории. А если мы наложим на это еще и политические взгляды учредителей и журналистских коллективов, требования медийного формата, снижение квалификации журналистов, требования государственных органов и внутреннюю самоцензуру, то увидим что о той же евразийской интеграции невозможно составить впечатление только по публикациям в СМИ.

Эксперты, опирающиеся на СМИ в этом процессе, подвергаются опасности попасть в ловушку стереотипов и заблуждений, а, следовательно, выработать неправильные политические решения. Отсюда массовое увлечение какими-то маргинальными темами вроде «оранжевых революций», «технологического уклада» и «информационной безопасности».

Но даже если вся информация доступна – а она доступна, необходимо только уметь искать первоисточники, в дело вступают уже сложившиеся стереотипы политического класса. Перечислим самые основные из них:

Считается, что СНГ и ЕАЭС родственные и схожие организации. На самом деле это не так – евразийская интеграция не может развиваться дальше, пока существует СНГ и особенно ее зона свободной торговли. Содружество Независимых Государств было одним из проектов президента США Джорджа Буша-старшего и должно было превратить бывший Советский Союз в некое подобие британского Содружества наций с целью не допустить гражданской войны как в распавшейся Югославии.

Это был инструмент сдерживания конфликтов после разрыва советских связей. Евразийская же интеграция это создание новых связей и новых рынков основывающихся на совпадении реальных экономических интересов, сложившихся после двадцати с лишним лет независимости. Поэтому эти форматы несовместимы и существование зоны свободной торговли СНГ откровенно вредит Евразийскому экономическому союзу.

У многих экспертов, особенно российских и белорусских, преобладает риторика в стиле «угроза-ответ». Ладно, это оправдано с точки зрения Армении, но с Россией и Беларусью это выглядит как нагнетания напряженности с целью улучшение позиций на административном рынке угроз, с целью перераспределения бюджетов.

Между тем, надо помнить, что государство в 21 веке существует еще и для того, чтобы обеспечивать гражданам достойную жизнь, т.е. оказывать разного рода услуги. И евразийская интеграция является также отражением этой функции государства – истоками идеи ЕАЭС была не только лекция Н. Назарбаева в 1994 году в МГУ, но еще и его программа «10 шагов навстречу простым людям» 1999 года.

То есть, мерилом успешности евразийской интеграции является благополучие простого гражданина и увеличение его возможностей и свобод, а не попытки поиграть в «геополитические шахматы», придуманные старым поляком-эмигрантом. Поэтому в ЕАЭС повесткой должны быть не «братские народы» и прочие советские стереотипы, а реальные интересы бизнеса и простых граждан.

Исходя из предыдущего пункта, многие до сих пор не знают, что законодательство Евразийского союза придумано, чтобы в законодательствах каждой из стран внедрялись наилучшие практики, которые уже апробированы в одной из стран союза. Это еще и инструмент обуздания глупых, жадных, косных и коррумпированных местных чиновников, путь для лоббирования нормальных и грамотных инициатив, служащих на благо бизнесу и обществу. Поэтому тут нельзя допустить уравниловки налогов, дотаций и разрешительных систем – это все погубит.

И еще одним крайне негативным стереотипом стало сейчасто, что обсуждении истории превратилось в один из тех факторов, которые влияют на принятие современных политических решений, что в принципе недопустимо. Надо всегда помнить о том, что в любом государстве существует как минимум пять разных видов историй:

- история, создаваемая средствами массовой информации и произведениями культуры;

- история, преподаваемая в школе, точнее те ошметки, которые остаются в голове среднестатистического гражданина, после ее окончания;

- история, преподаваемая в ВУЗах для не историков;

- история, преподаваемая в ВУЗах для историков;

- история, которой занимаются профессиональные историки.

В этой последовательности совпадение с реальностью увеличивается к концу списка, а первые два пункта из него вообще являются весьма субъективными продуктами политической и идеологической пропаганды, которая ориентировалась на бытовавшие в то время политические взгляды и цели. Поэтому, защита истории от фальсификации, о которой так много говорят, фактически является защитой школьного курса истории, сформулированного по заказу Сталина во время Великой Отечественной Войны и затем получившего развитие в период Брежнева.

Является ли это реальной историей, нужно ли такое понимание истории сейчас, никто в России особо таким вопросом не задается по одной простой причине – см. пункт по распределению возрастных групп в странах ЕАЭС. Ну а мне вот непонятно, зачем школьнику в 2015 году необходимо изучать историю в трактовке В.И. Ленина, которую он использовал для внутриполитической борьбы с другими фракциями большевиков в 1918 году и которую потом сделали канонической советской.

И конечно надо не забывать о том, что за 25 лет независимости наши страны выработали совсем разные политические культуры и их взаимодействие и интеграция трубет длительной и тщательной «притирки».

http://ia-centr.ru/expert/22001/