Президент России Владимир Путин, выступая на совещании Госсовета, посвященном развитию отечественного бизнеса и повышению его конкурентоспособности, потребовал от правительства за полтора года совершить «настоящий рывок» в реальном секторе экономики. Призыв Путина мобилизовать силы на решение поставленной задачи был адресован не только правительственным чиновникам, но и региональным руководителям.

В качестве одного из условий экономического прорыва президент назвал снижение процентных ставок по кредитам для предприятий. С учетом того, что традиционную политику ЦБ можно охарактеризовать как монетарное притеснение реального сектора, инициативу президента наверняка поддержат как в экспертных кругах, так и в бизнес сообществе.

«Наша главная цель - использовать одно из наших важных конкурентных преимуществ: емкий внутренний рынок, заполнить его качественными товарами, которые производит реальный сектор, разумеется, сохраняя стабильность и сбалансированность внутри рынка и экономики в целом, думая, разумеется, и в интересах потребителей», пояснил Владимир Путин.

Второй пункт «дорожной карты» экономического прорыва – развитие инфраструктуры, третий – «подготовка квалифицированных специалистов для реального сектора». Президент в очередной раз напомнил министрам о том, что активизация процесса импортозамещения - это главное условие успешного выхода России из-под санкционного прессинга со стороны Запада. Владимир Путин обратил внимание на то, что в отличие от сельского хозяйства, кабинет Медведева не может похвастаться особыми успехами в деле замещения импортных промышленных товаров. Особенно сложно дела обстоят в высокотехнологическом сегменте.

Выступая на Госсовете, Владимир Путин обвинил наших геополитических доброхотов в одностороннем и политически мотивированном отказе от применения принципов и правил ВТО по отношению к России. «Очевидно и то, что присоединение России к ВТО резко повысило планку требований к национальной конкурентоспособности: мы приняли на себя обязательства по снижению тарифной защиты и ограничению поддержки ключевых секторов в своей экономике», заявил президент.

Он подчеркнул, что антироссийские санкции нарушают принцип равного доступа всех участников ВТО к рынкам, а также игнорируют принцип свободной конкуренции. «Фактически группа стран в одностороннем порядке позволила себе «зачеркнуть» эти и ряд других принципов и правил ВТО для России, которая входит в число шести крупнейших экономик мира», отметил Путин. В свою очередь, Москва пошла на ответные меры не для того, чтобы «наказать партнеров», а чтобы защитить свои интересы.

В беседе с корреспондентом «СП» председатель Русского экономического общества, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов выразил сомнение в том, что российская экономика способна совершить мощный рывок в заявленные сроки.

– К сожалению, наши власти на протяжении последних 20 лет переливают «из пустого в порожнее». При этом ключевые вопросы, от которых, собственно, и зависит судьба российской экономики, вообще не затрагиваются. Наше руководство боится поднимать их как черт ладана. Президент на Госсовете заявил, что страны, входящие в ВТО, нарушают собственные принципы, когда вводят санкции против России. Но, сказав «а», нужно говорить «б».

«СП»: – Имеется в виду выйти из структуры, участники которой применяют к нам дискриминационные меры?

– Есть и другие варианты. Например, наводить порядок в ВТО, куда нас затащили силком.

«СП»: – Затащил не кто-нибудь, а представители либерального лагеря

– Это не имеет значения. Получается, мы настолько слабы, что несколько человек могут делать со страной все что угодно. Нужно четко поставить вопрос, что США, Великобритания, государства ЕС систематически нарушают основополагающие принципы Всемирной торговой организации. Соответственно, Москва должна настаивать на том, чтобы США и Великобритания были исключены из ВТО.

«СП»: – На это нам едва ли приходится рассчитывать. Не проще ли самим разорвать членский билет?

– Совершенно верно. Вместо этого напрашивающегося логичного шага наши власти говорят, «Бог им судья». Это несерьезный разговор. Сегодня складывается благоприятный момент для того, чтобы выйти из ВТО. Существует мнение, что эта организация напоминает ниппель – зайти просто, а назад выхода уже нет. Я говорю по-другому – рубль за вход, десять за выход. Но именно сейчас можно с наименьшими издержками выйти из ВТО.

Находясь под политически мотивированными санкциями, Россия уже заплатила эти «10 рублей», если не больше. Вряд ли Запад сможет придумать для нас более страшную кару за выход из игры. Нужно во всеуслышание заявить, что ВТО нелегитимная структура, поскольку она систематически нарушает основополагающие принципы международного права. По этой причине мы имеем полное право не выполнять свои обязательства перед ней.

«СП»: – Можно ли, вообще, состоять в ВТО и одновременно заниматься импортозамещением?

– Это совершенно несовместимые вещи. Если вы открываете свой рынок, то его захватят более конкурентоспособные корпорации. В России по целому ряду причин крайне низкая рентабельность в обрабатывающих отраслях. В первую очередь, потому что у наших компаний нет доступа к дешевым деньгам. Такой ресурс есть только у транснациональных корпораций, которые связаны с избранными банками, получающими от ФРС США свеженапечатанные доллары.

«СП»: – Президент признал необходимость снижать процентную ставку по кредитам. Это декларация или наши власти знают, как решить эту задачу?

– Здесь, как говорится в анекдоте, «всю систему менять надо». В первую очередь, необходимо принципиально изменить модель денежной эмиссии. Вместо суверенной денежной системы у нас уже давно действует модель «currency board». По сути дела это означает, что наш Центральный Банк выступает в роли обменника, перекрашивая зеленую бумагу в цвета национальной валюты. Отсюда денежное предложение у нас определяется не потребностями экономики, а ситуацией на мировом валютном рынке. То есть внешними обстоятельствами, которые от нас не зависят.

В частности, ценами на «черное золото», поведением спекулянтов. Или другой пример – как только ФРС начнет сворачивать свою программу «количественного смягчения» (проще говоря, сократит эмиссию долларов), мы останемся без денег.

«СП»: – Как выбраться из этой ловушки?

– Государство должно осуществлять инвестиционную эмиссию. Когда деньги выпускаются для инвестиций в промышленность и сельское хозяйство, но никак не для спекуляций или оборота в непроизводительных сферах экономики. Вместо этого Россия сегодня кредитует Америку. Мы формируем свои валютные резервы посредством приобретения казначейских бумаг. Последние выпускаются правительством США для покрытия дефицита федерального бюджета. А этот самый дефицит образуется в результате военных расходов. В том числе на операции, направленные против России. Вот и получается, что господа российские министры и руководство ЦБ работают на наших геополитических противников.

«СП»: – Как вы оцениваете федеральную смету на 2015-2017 годы, это бюджет деградации или развития?

– Когда совокупные расходы на экономику, образование и здравоохранение меньше расходов на оборону примерно в три раза, главный документ на предстоящую финансовую трехлетку трудно назвать сбалансированным. Хотя это достаточно деликатная тема – финансировать необходимо все сферы и в полном объеме.

«СП»: – Насколько это реально?

– У России есть такие ресурсы, учитывая, что правительство стерилизует огромный объем финансовых средств в суверенных фондах, которые деноминированы в валюте. С их помощью мы могли бы производить закупки импортного оборудования, проводить индустриализацию, занимались бы импортозамещением. А в бюджете появились бы свободные средства для тех же самых социальных и военных программ.

Экономические санкции и общее ухудшение ситуации в мире может привести к тому, что в России начнут таять золотовалютные резервы. Включая средства, накопленные в суверенных фондах. В течение долгого времени размер нашего внешнего долга примерно соответствовал объему резервов. Трудно сказать однозначно, кто управлял этим процессом. Но, скорее всего, это был внешний кредитор, который давал нам ровно столько денег, сколько мы могли вернуть. Сегодня (не знаю, по каким причинам) у нас накопленной валюты меньше, чем долгов. После введения санкций против России наши компании и банки были отрезаны от внешнего рефинансирования. Многие обращаются в Минфин с просьбой оказать валютную поддержку. Помимо госкомпаний обращаются и банки, причем не только государственные. Зачастую это напоминает шантаж – если вы нам не поможете, контроль над нами перейдет в руки иностранцев.

Вспомним, что в 2008-2009 гг. наше государство уже вливало в огромном количестве средства из Стабфонда в наши банки. Однако до реального сектора экономики они так и не дошли.

«СП»: – Есть ли другой способ выбраться из долговой ямы, вырытой для нас Западом?

– Конечно, для этого достаточно объявить дефолт по нашим внешним обязательствам. Объяснив это тем, что Запад незаконно ввел против России экономические санкции. В результате чего финансовое положение российских компаний и банков резко ухудшилось. Мы просто не в состоянии погашать свои обязательства. Нет, в принципе это возможно, но тогда через полгода валюта закончится, а рубль окончательно рухнет вниз.

«СП»: – Вообще, объявление дефолта - это достаточно жесткий сценарий для экономики и социальной сферы. Или с точки зрения последствий он все же представляет наименьшее зло?

– Если мы превентивно объявим дефолт, у нас есть шанс выиграть у Запада. Надо только заявить – ребята, мы можем пересмотреть этот вопрос в том случае, если вы отмените санкции. Учитывая, что своим агрессивным поведением вы уже нанесли ущерб России и ее субъектам хозяйствования, мы требуем реструктуризации наших внешних обязательств. Не понимаю, почему наше руководство об этом молчит. Ведь это тот удар, который мы просто обязаны нанести, иначе нас уничтожат.

Совершить индустриальный рывок и модернизировать базовую инфраструктуру за два года абсолютно нереально, согласен старший экономист ФГ «Риком» Владислав Жуковский.

– Наше технологическое отставание от Запада формировалось десятилетиями. Так резко встать с колен, это что-то из области фантастики. Не секрет, какая пропасть возникла между высокодоходным добывающим сектором, генерирующим сверхприбыль, и низкорентабельными отраслями в переработке, которые угнетаются наплывом импортных товаров. Причем не только из Европы, а прежде всего из азиатских рынков. В рамках ВТО наша промышленность только деградирует.

Полтора-два года - это такой привет Дмитрию Медведеву. Можно даже особо не рассчитывать, что за это время произойдут какие-то тектонические экономические сдвиги. Чтобы получить первые результаты в плане роста промышленного производства, оживления инвестиций, увеличения объемов выпуска товаров с высокой добавленной стоимостью, нужно минимум пять-семь лет. А качественная перестройка экономики требует еще больше времени. Если говорить о диверсификации структуры товарного производства, добавленной стоимости, то здесь, как говорится, еще конь не валялся.

«СП»: – Способен ли кабинет Медведева совершить экономическую революцию?

– С тем составом правительства, в котором экономическим блоком управляют ученики и идейные наследники Гайдара, Чубайса и прочих младореформаторов и псевдолибералов 1990-х гг., нам светит только скатывание в системный кризис, который будет сопровождаться окончательной дезинтеграцией экономики и глубокой рецессией. Причем в условиях стабильно высоких цен на нефть. Извините, мы уже два с лишним года слышим про «майские указы» президента. Напомню, в них были обозначены такие цели как проведение новой индустриализации, диверсификация экономики, ускорение темпов ее роста и наращивание нормы накопления капиталов.

Но давайте судить не по словам, а по делам. С 2012 года темпы роста российской экономики упали в три с половиной раза. Никого ускорения до 5,5% так и не произошло. Инвестиционная активность (норма накопления капитала) снизилась на два процентных пункта (с 23% ВВП до 21%). Хотя нам обещали ускорение до 28% в год, чтобы больше сберегать и инвестировать в реальный сектор, а не проедать, приобретая импортные товары и радуясь жизни благодаря нефтедолларам и крепкому рублю. В свете сказанного, не уверен, что в предстоящие два года мы сможем хотя бы отыграть то, что потеряли за два предыдущих.

«СП»: – Как откровенничают министры, бюджет на 2015 год сверстан из расчета на отмену санкций со стороны Запада и общий рост мировой экономики. То есть власть предержащие признают, что внутренних источников для экономического роста у нас нет?

– Нельзя одновременно полететь на Луну и опуститься в Марианскую впадину. Невозможно оставаться в рамках ВТО, открывая свой внутренний рынок для нашествия крупного транснационального капитала, и при этом ставить задачу новой индустриализации. Это полностью взаимоисключающие вещи. Пока Россия находится в ВТО, можно быть уверенными, что никакого качественного изменения структуры экономики не произойдет. То же самое касается увеличения инвестиций и прекращения бегства капитала. ВТО - это инструмент колонизации слаборазвитых стран, которые находятся на периферии мирового капитализма.

Когда мы снижаем уровень тарифной защиты и открываем рынки, пропадают последние стимулы инвестировать внутри России. В такой ситуации гораздо проще привезти товары из Китая, чем создавать производство в РФ. В условиях завышенных цен, тарифов, которые несовместимы с промышленной жизнью, и процентных ставок, которые в несколько раз превышают норму рентабельности экономики. Можно еще вспомнить про обменный курс рубля, который делает нецелесообразным любые инвестиции, подстегивает потребление и закупку импорта.

Трудно поверить в светлое будущее, пока общество не услышит, что надо гнать из власти тех людей, которые лоббировали наше вступление в ВТО. До тех пор, пока мы будем играть по правилам глобального бизнеса, в интересах Вашингтона и Брюсселя, никаких изменений к лучшему не будет. В ВТО у нас нет ни права вето, ни возможности влиять на повестку дня. Эта структура скорее олицетворяет торжество принципа двойных стандартов: США и Европа говорят о принципах свободной торговли только для того, чтобы нарушать их в обход Совбеза ООН.

Самое время начать подсчет убытков, чтобы повторить опыт Генуэзской конференции 1922 года. Тогда Запад предъявил большевикам счет на 18 млрд. золотых рублей за то, что они отказались оплачивать долги царского правительства и его военные займы. В ответ советские дипломаты потребовали от стран Антанты заплатить 37 млрд. золотых рублей в качестве компенсации убытков, которые понесла Советская Россия в ходе интервенции. Сегодня идет еще более жесткая экономическая война, не нужно пытаться быть хорошими и ждать похвалы от Запада.

«СП»: – Наша оффшорная аристократия явно не спешит в сердцах «бить посуду» на общей экономической «кухне» с Западом…

– Это вполне понятно: «где твое сокровище, там и сердце твое». Хотя опыт конфискации вкладов на Кипре и общий санкционный произвол со стороны США и ЕС доказывают, что не надо бояться показывать зубы. Что касается одобренного бюджета на 2015 год, то с ним можно вообще забыть про обещания индустриального рывка, и так далее. Это бюджет деградации и примитивизации экономики, ее погружения в кризисное состояние. На поддержку экономики и инвестиций в человеческий капитал (что выступает ключевым фактором достижения высокого уровня конкурентоспособности) правительство пустит только треть расходов. Это около 7% ВВП, что, в общем то, копейки. На эти деньги ничего развить невозможно.

«СП»: – Стоит ли рассчитывать на вложения в оборонку в качестве локомотива экономического роста?

– Если бы таким образом можно было разогнать экономику, это уже давно произошло бы. Чтобы ВПК давал такой стимул, нужна мощная проработанная промышленная политика и стратегическое планирование, а не поклонение культу «невидимой руки» рынка. У нас отсутствует система государственного планирования экономики хотя бы на уровне Японии и США, не говоря уже о Германии, где составляются тысячи межотраслевых балансов ежегодно. Нужно создавать смежные отрасли, чтобы самим изготавливать микроэлектронику и прочую «начинку».

Не говоря уже о производстве средств производства, а именно высокотехнологичного оборудования. Не имея полного цикла в России, в оборонку можно вкладывать триллионы рублей с нулевым КПД. Эти деньги будут просто разворованы, либо пойдут на закупку «Мистралей» и израильских беспилотников. В то время как нам нужно наладить трансфер технологий из военно-промышленного комплекса в гражданский. Сегодня технологии двойного назначения не востребованы реальным сектором.

http://svpressa.ru/economy/article/98660/?rpop=1