Экономика Индии является одной из наиболее быстрорастущих в мире и по объему ВВП занимает далеко не последнее место, именно поэтому данные по внешней торговле из этой страны можно смело расценивать как подтверждение краха мировой торговли.

http://b1.vestifinance.ru/c/191849.640xp.jpg

Обратим внимание на серьезный момент. Нельзя говорить о крахе индийской экономики. Она развивается. При этом не стоит верить, будто нынешняя модель развития Индии не имеет проблем. Нет, там начался резкий рост диспропорций. Выросла безработица. Но низкая цена рабочей силы не обеспечила рост экспорта. Индия, как и Россия, могут сколько угодно хвастать понижением цены рабочей силы ниже китайского уровня. Только нищета народа никак не стимулирует рост производства.

Следующий момент крайне важен. В Индии импорт снизился на 25%, а экспорт на 24%. С учетом долей процента даже выше, чем на один процент. Ситуация как в КНР - падение экспорта не превращает страну в импортера, чей импорт стимулирует экономики иных стран. Да, из Китая бежит капитал, но это бегство не способствует росту импорта в ущерб экспорту. Вместо этого происходит замедление темпов экономического роста. Экономики стран Запада мало выигрывают от подобных проблем.

Теперь о важном. Говорить о полном крахе мировой торговли пока не стоит. Резко растет производство на экспорт на Филиппинах и во Вьетнаме. Я не смотрел последние данные по Турции и Индонезии. Но там, похоже, рост есть. Данные по Вьетнаму, Филиппинам и ряду иных стран ЮВА показывают, что есть тренды и сценарии развития мировой торговли, которые нельзя изменить росчерком пера на совете ТНК или на собрании вашингтонского и лондонского обкомов. По Индии ситуация тем показательнее, что именно здесь обвала экспорта не хотели. Тем не менее, произошло нечто такое, что не вписывается в привычную нам картину.

Моя версия достаточно проста. Нельзя только смотреть на движение денег, надо учитывать реальное движение материальных ценностей. Да, формально мировая экономика обязана была получить толчок к развитию и получила от обвала цен на нефть и газ. Толчок - появление дополнительных денег у стран-производителей иных товаров. Но одновременно были приняты меры к заужению мирового рынка товаров. Десять пар китайских брюк по 10 баксов равны одной паре европейских по 100 баксов только с точки зрения финансов. Китайские брюки наденут десять человек, европейские один. Производство китайских брюк также потребует больше хлопка и больше рабочих. Крестьяне и рабочие будут кушать, а это стимулирует экономику. Производство европейских брюк с брендом потребует меньше энергии, поэтому будут проблемы со сбытом нефти. Короче, мировая экономика забарахлит, хотя в финансовой отчетности всё будет хорошо, сменили шило на мыло, общий объем торговли не изменился.

А теперь посмотрим, к чему пришли Китай и мир под тонким руководством вашингтонского и лондонского обкомов. Китай закупал аж до 60 млн. тонн сои в год в Бразилии и Аргентине. Эти страны имели очень хорошие деньги, но эти деньги раздражали Вашингтон и Лондон. Китай получил приказ работать на внутренний рынок. Решили, что китайцы будут слишком много жрать мяса, а им это вредно. Си Цзиньпин под видом борьбы с коррупцией уронил реальный жизненный уровень китайцев. Китай прекратил покупать сою и зерно в Бразилии и Аргентине.

Вашингтон бросился менять там президентов. Народ в Латинской Америке обнищал. Рухнул гигантский рынок сбыта готовой промышленной продукции. Народ живет хуже китайцев, а дешевизна рабочей силы никакому подъему экономики не способствует. Что произошло с мировой торговлей? Сами догадываетесь, цепная реакция. Бразилия меньше покупает, мировой рынок причем по закону сопоставления китайских и европейских брюк. Денежный спрос вроде не изменился, а реальное производство падает. Падает спрос на австралийский уголь и железную руду. Падает спрос на индийскую продукцию.

Далее сбывается одно из моих предсказаний. Если мы увеличим цену китайских товаров, то автоматически возрастет цена мексиканского и турецкого экспорта, кстати, и индийского. Не будет быстрого роста производства, маржу от роста цен на ширпотреб съедят местные банки и коррупционеры. Там есть сходство экономик с российской - сколько ни снижай цену рабочей силы, не в коня корм. Маржа не пойдет в рост производства, а пойдет по цепочке разных откатов и выплат. Во Вьетнаме правят более порядочные люди, там растет экспорт. А где вы видите порядочность в коррумпированной и криминализированной Мексике?

Мировая торговля стала задыхаться. И тут возникла новая проблема. США и Европа стали ждать исхода из КНР миллионеров. По их расчетам, китайские денежки прибудут к ним вместе с владельцами, спасаясь от репрессий Си Цзиньпина. Но ребята Си слишком хорошо выполнили заветы заокеанских обкомов. Денежки стали перехватывать с их владельцами и, видимо, пошла схема - изъяли у миллионера деньги и сами вывезли, но жить в Китае остались ради новых бабок. Деньги висят на счетах, а не идут на покупку особников в Майами или в Лондоне. Сингапур, Тайвань, Сянган стали больше выводить из КНР денег.

Только один сянганский олигарх спрятал в офшоре больше 20 млрд. в виде прав на собственность в КНР, но он живет в Сянгане, а не едет покупать поместье в Лондон и давать взятки британским чиновникам за гражданство. Грубо говоря, китайцев взяли за ноги, перевернули, встряхнули, деньги звенят, катятся из карманов, но не в том направлении. Сам же Си столкнулся с иными проблемами, которые заставят его не добивать дальше китайскую экономику ради собственного выживания.

Чисто формально лондонский и вашингтонский обком могут праздновать победу - удалось остановить развитие стран бывшего третьего мира. Но сделали они это ценой собственных убытков и ценой создания новых проблем. Падение мировой торговли включит механизмы самообеспечения и импортозамещения. Естественно, не в России, но в ряде иных стран это будет. Вдобавок, наработка собственных технологий в других странах не остановилась. Тут самое важное, что западные технологии не смогли превратить Индию в заместитель КНР. Фокус не удался, факир был пьян. Надо следующий пост написать про проблемы аутсорсинга. Тогда всё станет понятно.

В целом это продолжение данного текста выше. Казалось бы, сейчас поговорю о глобальной проблеме, но всё взаимосвязано.

Аутсорсинг как явление весьма далек от старого колониализма. Представьте себе, что в Среднюю Азию приезжают злодеи-эксплуататоры - инженер Иванов и слесарь Сидоров. Они наняты колонизатором купцом для создания производства. Рабочим платят больше, чем в деревне получают крестьяне, а в городе ремесленники. Иванов и Сидоров организуют строительство, обучают рабочих, выбирают самых смышленых. Завозится пара машин, самые смышленные становятся помощниками и подсобниками на производстве.

Хорошие зарплаты побуждают окружающих окончить хоть четыре класса школы. Пошла цепная реакция. Потом завозится ещё несколько машин. Слесарь Сидоров самым испытанным кадрам потихоньку доверяет относительно самостоятельную работу на машине. Производство расширяется. Инженер Иванов уже дает более пространные объяснения, что к чему и осуществляет общее руководство.

Приблизительно так осуществлялась промышленная революция в колониях. Завозились кадры. Советская промышленная революция пошла ещё дальше. Завозились инженеры, чтобы думать за узбекских директоров. Завозились русские рабочие, чтобы делать наиболее сложные работы за узбекских рабочих. В ряде производств этот принцип сохранился. Приезжают нефтянники. Им в принципе местные кадры не нужны. Но в контракты записывают ряд условий, в том числе по постепенной замене приезжих местными кадрами. Однако в большинстве производств такой принцип не нужен.

Что мы поучим, если мы завезем японцев в Африку делать видеомагнитофоны? Японцам придется платить как японцам плюс надбавка за африканский климат. Лучше уж японцы дома сами делают видеомагнитофоны. Дешевле и надежнее. ДЛя аутсорсинга нужно, чтобы уже на месте были достаточно хорошие кадры. А тут новая проблема - эффективные менеджеры ТНК и просто посредники. Им всё нужно готовое.

Например, китайская мягкая игрушка. Сам был связан с продажей таковой. В теории западный капитал устремился в Китай и принес свои ноу-хау. На деле сянганцы через Шэньчжэнь вышли на фабрику в Чанше. Дело западного капитала только покупать и пользоваться готовеньким. В КНР всеобщее среднее образование, на фабрике в Чанша избыток инженеров и рабочих.

Кредит для предприятия дает банк в Сянгане, а не покупатель гарантирует кредит и стабильные закупки. Всё что нужно - показать образцы и картинки. Мол, хочу это и в таком количестве. Всю работу сделают за вас. Ума не надо, ум-то у китайцев, вам надо только сказать хочу. По более сложной схеме шло заимствование производств электронной промышленности, разных магнитофонов и микроволновок.

Китайские инженеры и руководители производств прикидывали, какие части они могут производить на месте, какие смогут произвести через определенное время. Эта работа обеспечивала дешевизну товаров. Другие предлагали западным фирмам для производства свои станки. Третьи разрабатывали программы полной замены привозных деталей на местные. Дешевизна была во много результатом интеллектуального труда и финансовых усилий принимающей стороны. Конечно, были производства, которые создавались исключительно приезжими. А в целом аутсорсинг был результатом куда больших усилий местной стороны, чем приезжих.

В этом принципиальная разница между нашим примером с русским инженером и слесарем. Они сами являлись носителями знаний, технологий и культуры производства. Современный аутсорсинг сплошь и рядом предполагает нечто противоположное - полным или частичным носителем знаний и технологий является принимающая сторона. Она же является поставщиком конкретных финансовых знаний - европейская фирма покупает кроссовки, а местные банкиры решают, заслуживает ли та или иная фабрика кредита и заказа. Фирма А не тянет расширение производства, фирма Б справится, дадим деньги фирме Б.

Возьмем более сложный случай. Китайцы купили конструкторское бюро в ФРГ для создания автомобилей. Немцы создали хороший автомобиль. Но как создали? Китайцы выделили деньги, закупили оборудование для конструкторского бюро, обеспечили испытательные стенды для проверки качества деталей и узлов машины. В Лесото такой фокус не пройдет, если не обратиться за помощь и не нанять специалистов в ЮАР, не освоить производство более примитивных машин, не создать коллектив рабочих и инженеров, способных следовать указаниям немецких специалистов и не обеспечить всё это финансистами и кредитами. Получается, что импортировали только высшую часть ноу-хау и инженерных знаний. Остальное создали сами.

Конечно, при такой организации аутсорсинга ссылки на дешевизну или дороговизну местной рабочей силы штука относительная. В Африке рабочая сила может быть дешевле или дороже, только она принципиально не подходит, поскольку требует дополнительных вложений, иной степени риска и иных сроков окупаемости с точки зрения приезжающих.

Китайцы пару лет готовили поле деятельность для немецкого КБ, у них окупаемость будет достигнута на два года позже, чем у КБ. А в Бурунди у немецкого или иного КБ окажутся иные сроки окупаемости. Заимствовании технических разработок тоже в чем-то схоже аутсорсингу. Советские ученые и инженеры при мне разговаривали о работе в Южной Корее. Быстро поняли, быстро сделали, быстро испытали, быстро пустили в серию. Это всё их собственный, южнокрейский интеллект обеспечил. Российский эффективный менеджер так работать не может.

Наймет не тех, обеспечит не с той скоростью, инновации для улучшения готового продукта не появятся. Вон, славное Сколково пыталось заимствовать западные и китайские технологии и опозорилось во многих проектах. Если посмотреть на результаты с точки зрения внешних фирм, то аутсорсинг вышел боком, принимающая сторона оказалась не готова к серьезной работе по превращению страны в экономический придаток Запада и Востока.

В Индии своя проблема. Там есть крупные фирмы и монополии. Но им аутсорсинг с Запада не нужен. Они сами производят и сами продают. Западные ТНК столкнулись в Индии с необходимостью самостоятельно работать. Нет там социалистической избыточности образованных рабочих и специалистов.  Безработица есть, а партнера надо искать, надо учить, надо обеспечивать. Вьетнамцы более шустрые, поэтому экспорт из Вьетнама растет.

В РФ ещё хуже. Подавлен бизнес, который необходим для аутсорсинга западным компаниям. Для аутсорсинга нужен мелкий и средний бизнес, способный и без западных компаний производить хоть что-то на продажу. Но у нас мелкий и средний бизнес рассматривается как потенциальный конкурент истеблишменту, способный в какой-то момент понять, что и без истеблишмента можно прожить. Посмотри вокруг и скажет - мы без Чубайса проживем, без Дерипаски и Леваева обойдемся.

Ну эту опасность куда подальше. А аутсорсинг требует уже всего готовенького - инфраструктуры, законодательства, финансов, рабочей силы, планирование промышленного развития, НИИ и массы иных вещей в стране, принимающей производственный капитал. Это не старый капитализм, хотя на Западе хорохорятся и пытаются сделать вид, будто благодетельствуют принимающие капитал страны.

Ещё в 70-ые я прочел на английском любопытную статейку. В странах Латинской Америки провели исследования, чьи производства обеспечены самы современным оборудованием. Оказалось, что это местный, средний бизнес. ТНК Запада оказались в середине таблице. Они получали доходы не за счет особой эффективности производства, а за счет особой эффективности продаж - их продукцию по связям на Западе покупали по хорошим ценам. У них были деньги на рекламу.

Поэтому они снимали сливки и медленнее обновляли основной капитал. А зарплаты на их производствах оказались ниже среднего. Больше брали числом, а не умением. Короче, развиваются те, кто и без посторонней помощи уже умеет развиваться. Поэтому международный капитал хорош в подавлении чужого развития, но весьма слаб в способности самостоятельно ускорить развитие той или иной страны, в том числе методом аутсорсинга. Это видно по Индии - приняли решение резко ускорить развитие Индии, а пока не получается.

http://kosarex.livejournal.com/2153705.html