Центральная Азия - богатый водными ресурсами регион, страдающий от их неравномерного распределения. Вопросы управления, использования и достаточности воды дополняют и без того широкий круг проблем, обсуждение которых лидерами центральноазиатских государств, как правило, редко приводит к конструктивному сотрудничеству, значительно чаще - к усилению взаимной неприязни. Совместное пользование водными ресурсами порождает соперничество между странами, что, в свою очередь, наряду с территориальными спорами и угрозой экстремизма, служит одним из основных источников напряженности в регионе.

Туркестан

Кто контролирует воду, тот контролирует Центральную Азию?

Говоря о «водной проблеме» Центральной Азии, необходимо определить, в чем именно заключается эта проблема и кого она затрагивает. Проблемой в данном случае является неравномерное распределение воды в регионе вкупе с неэффективным использованием и зависимостью населения стран Центральной Азии от земледелия и, как следствие, ирригации.

Центральная Азия богата водными ресурсами - это бассейны рек Амударья, Сырдарья, Чуй и Талас, Обь-Иртыш, Урал, Заравшан и озера Балхаш.

Наибольшее количество споров вызывает использование водных ресурсов бассейнов Амударьи и Сырдарьи, формирующих бассейн Аральского моря, которое обязались восстанавливать и защищать все центральноазиатские государства. Проблема водных ресурсов касается всех стран региона, а именно - Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана, Казахстана и Туркменистана. Именно они являются потребителями водных ресурсов трансграничных рек Амударья и Сырдарья. Ключевую роль играют Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан.

О чем идет речь - Наибольшее количество споров вызывает использование водных ресурсов бассейнов Амударьи и Сырдарьи

Соглашение о совместных действиях по решению проблемы Аральского моря и Приаралья, экологическому оздоровлению и обеспечению социально-экономического развития Аральского региона

Республика Казахстан, Республика Кыргызстан, Республика Узбекистан, Республика Таджикистан и Туркменистан, именуемые ниже государствами-участниками,

учитывая глобальный характер усыхания Аральского моря и связанные с этим явления деградации природной среды в зоне Приаралья, а также сложившуюся общую кризисную экологическую ситуацию, обусловленную дефицитом водных ресурсов в этом бассейне;

сознавая опасность происходящих процессов для здоровья и благополучия проживающего здесь населения, а также их негативное влияние на экологическую ситуацию в других регионах, баланс воздушного бассейна, развитие экономики и жизнедеятельность расположенных в регионе Аральского моря государств;

отмечая необходимость и безотлагательность объединения материальных и финансовых ресурсов на преодоление кризисной ситуации и создание системы экологической безопасности в регионе, и в первую очередь - в зоне Приаралья;

подтверждая свою приверженность принципам международного водного права, уважая взаимные интересы каждого из суверенных государств-участников данного Соглашения в вопросах использования и охраны водных ресурсов бассейна, исходя из необходимости сохранения моря,

согласились о нижеследующем:

Статья 1

Государства-участники признают в качестве общих задач:

рациональное использование ограниченных земельно-водных ресурсов бассейна Аральского моря в целях обеспечения необходимого социально-экономического развития и благосостояния своих народов; поддержание надлежащего качества воды в реках, водоемах и подземных источниках за счет сокращения и в дальнейшем недопущения сброса в них неочищенных промышленных, коммунально-бытовых, загрязненных и минерализованных коллекторно-дренажных вод; гарантированное обеспечение подачи воды в Аральское море в объемах, позволяющих поддерживать его уменьшенную, но устойчивую акваторию на экологически приемлемом уровне и сохранении таким образом моря как природного объекта; восстановление равновесия нарушенных экосистем региона, и прежде всего - на территории дельт Амударьи, Сырдарьи и прилегающих участках осушенного морского дна, создание здесь искусственных устойчивых ландшафтных комплексов; упорядочение системы и повышение дисциплины водопользования в бассейне, выработку соответствующих межгосударственных правовых и нормативных актов, предусматривающих применение общих для региона принципов возмещения потерь и убытков; улучшение санитарно-гигиенических норм и медико-биологических условий проживания населения, особенно в районах Приаралья, и неотложное решение проблемы обеспечения жителей бассейна доброкачественной питьевой водой; выработку и проведение в жизнь скоординированной стратегии социально-экономического развития, отвечающей требованиям экологической безопасности проживающих в регионе народов; осуществление мероприятий по охране мигрирующих животных, в том числе обитающих на сопредельных с государствами-участниками территориях, организацию заповедных зон; возобновление, на основе выработанных новых взаимоприемлемых условий, работ по подаче в бассейн Аральского моря дополнительных водных ресурсов; максимальное содействие проведению научных исследований, а также проектных и других видов разработок, направленных на решение перечисленных задач; создание условий наибольшего благоприятствования, льготных и протекционистских мер для инвесторов, вкладывающих свои средства в программы и работы, направленные на экологическое оздоровление и социально-экономи-ческое развитие региона.

Статья 2

Государства-участники считают необходимым:

образовать на паритетной основе Межгосударственный Совет по проблемам бассейна Аральского моря и при нем: постоянно действующий Исполнительный комитет с местонахождением в городе Ташкенте; Комиссию по социально-экономическому развитию, научно-техническому и экологическому сотрудничеству; Координационную водохозяйственную комиссию, действующую в соответствии с Соглашением, подписанным 18 февраля 1992 г. в г. Алматы.

Положение о Межгосударственном Совете утверждается главами государств-участников.

Государства-участники согласились разработать проект совместной концепции решения проблемы спасения Аральского моря и экологического оздоровления Приаралья и подготовить скоординированную программу по комплексу научных исследований и разработок, а также создать единую информационную систему мониторинга состояния природной среды и организовать издание «Вестника» по проблемам бассейна Аральского моря.

Статья 3

Российская Федерация принимает участие в работе Межгосударственного Совета в качестве наблюдателя в решении проблемы Аральского моря и Приаралья, оказывает необходимую материально-техническую помощь в части очистки воды, создании систем хозяйственно-питьевого водоснабжения населения региона, борьбе с опустыниванием, участвует в научно-техническом сотрудничестве, разработке крупных региональных проектов, создании системы мониторинга окружающей среды, оказывает экспертные услуги и содействует подготовке квалифицированных специалистов.

Статья 4

Настоящее Соглашение открыто для присоединения к нему любого другого государства, заинтересованного в достижении содержащихся в нем целей и задач.

Настоящее Соглашение заключается на 10 лет и считается продленным на такой же срок, если ни одно из государств-участников не заявит о его денонсации.

Государство-участник может выйти из настоящего Соглашения, уведомив об этом депозитария и другие государства-участники заблаговременно, не менее, чем за шесть месяцев до выхода из Соглашения.

Статья 5

Настоящее Соглашение вступает в силу с момента его подписания.

Совершено в г. Кзыл-Орда 26 марта 1993 г. в одном подлинном экземпляре на русском языке. Подлинный экземпляр хранится в архиве Правительства Республики Казахстан, которое направит государствам, подписавшим настоящее Соглашение, его заверенную копию.

За Республику Казахстан

Н. Назарбаев

За Кыргызскую Республику

А. Акаев

За Республику Таджикистан

С. Ниязов

За Туркменистан

Э. Рахмонов

За Республику Узбекистан

И. Каримов

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Хотя зависимость Туркменистана от стока Амударьи колоссальна - треть ее вод устремляется в гигантский канал Туркменбаши, Ашхабад, как правило, не принимает участия в публичных дискуссиях. Это во многом обусловливается его закрытостью и дистанцированностью от борьбы за лидерство в регионе. Проблема дефицита воды решается Туркменистаном самостоятельно - путем сооружения накопительных резервуаров и улучшения ирригационной системы. Казахстан, хотя и зависит от бассейна Сырдарьи, занимает обособленную позицию, как и во многих других региональных вопросах. Водная политика этой республики включает в себя восстановление водных ресурсов, что выгодно отличает ее от политики остальных стран региона.

О чем идет речь - Проблема дефицита воды решается Туркменистаном самостоятельно

Если не будут приняты агрессивные меры, к 2020 году в стране, по прогнозам специалистов, может возникнуть серьезный дефицит питьевой воды.

Туркменистан, больше половины которого занимают пустынные пески, является девятой страной в мире по дефициту воды, по данным исследования, проведенного в 2010 году британской компанией «Мейплкрофт» (Maplecroft). Узбекистан и Пакистан занимают шестое и седьмое места.

Строительство искусственного озера, водохранилищ

С целью повышения запасов воды, в этом году Туркменистан построит в местечке Гарашор искусственное озеро Тукрменколь, которое будет собирать с регионов дренажные и сточные воды, которые потом будут очищены и использованы вторично, сообщил один из инженеров этого проекта Хангулы Непесов. «Вода во все времена была в дефиците и сейчас мы вынуждены ее сберегать, очищать и снова пустить в дело», - сказал он.

По словам гидромелиоратора из Министерства водного хозяйства Батыра Гараева, нужда заставляет Туркменистан использовать все возможности для обеспечения орошаемых угодий поливной водой.

«Мы теперь можем собирать селевые потоки в малые емкости в предгорьях Копетдага, накапливать воду в крупные водохранилища вдоль 1 445-километрового Каракумского канала, других рек и этот запас использовать на нужды аграриев», - сказал он.

По его словам, в этом году будет построено еще два водохранилища – в Дашогузском и Ахалском велаятах, которые должны существенно помочь решению проблемы.

Нехватка воды весной и летом

Гараев возлагает надежды на имеющиеся и строящиеся резервуары для хранения воды, однако не все водохранилища удается заполнить до проектных отметок, что ставит под угрозу стабильность обеспечения водой орошаемых сельхозугодий.

По его словам, основная нехватка испытывается весной во время посева и летом в жару.

«Сейчас вовсю должна идти посевная, а мы не можем бросить семена хлопчатника в [сухую, твердую] землю, -

сказал «Средней Азии в Интернете» фермер Бяшим Туйлиев из Дашогузской области. - Почва не увлажнена, потому что... воды нет».

Вода из магистральных каналов еще не дошла до водохранилища, сказал он.

Проблема в частности связана с тем, что вода из водохранилищ и искусственных каналов испаряется и уходит в песок, сказал официальный представитель Минводхоза Алламырат Аганиязов.

«Много воды теряем при ее хранении и доставке, еще больше потерь бывает при орошении пахотных земель», - сказал он, отметив, что власти планируют забетонировать каналы.

Агроном Ахмет Джораев из Лебапа согласен и говорит, что хлопкоробов следует обучить правильному использованию воды. «Все знают, что родит не земля, а вода, когда воду пускают на поля сверх нормы, она может и погубить все».

По его словам, если бы фермеры и власти свели до минимума все потери воды, это помогло бы на четверть восполнить весенне-летнюю нехватку поливной воды.

Вода для населения

Одновременно со строительством водохранилищ власти Туркменистана развернули работу по улучшению водоснабжения населения, приняв специальную госпрограмму.

В областных центрах и крупных городах уже есть заводы по производству чистой питьевой воды, теперь вопрос заключается в том, чтобы мощности по очистке и опреснению воды были в сельской местности, где проживает половина населения страны.

В конце марта президент Гурбангулы Бердимухамедов изучил проект водоочистительного завода мощностью 400 000 кубических метров, строительство которого намечено в Болдумсазском районе.

«Мы рады этому сообщению, потому что всю жизнь пили жесткую, солоноватую на вкус и не всегда чистую от вредных примесей воду», - сказал «Средней Азии в Интернете» житель поселка Болдумсаз Егшем Душемов.

По данным аналитического центра Минздравмедпрома Туркменистана, таких производственных мощностей мало и они способны обеспечить чистой питьевой водой всего пятую часть населения страны. Новый завод сможет обеспечить всех.

Новые трубы

Кроме сбора и очистки воды, также давно пора заменить ржавые и дырявые трубы, из-за которых вода доходит до потребителей более низкого качества и что приводит к ее потерям в водопроводной системе, сказали жители Туркменистана «Средней Азии в Интернете».

Туркменистан заявил, что одна из целей этого года – начать замену труб.

http://centralasiaonline.com/ru/articles/caii/features/main/2013/04/26/feature-01

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Амударья и Сырдарья берут начало в горах и питаются ледниками, поэтому основные водохранилища, ГЭС и резервуары находятся на территории Кыргызстана и Таджикистана, стран «верхнего течения», позволяя им регулировать сток для стран, располагающихся ниже по течению, т.е. для всех остальных центральноазиатских государств. Система водохранилищ и каналов, построенная в советское время, предполагала кооперацию республик: Таджикистан и Киргизия запасали воду зимой, чтобы направить ее летом в ирригационные каналы Узбекистана, Туркмении и Казахстана.

Как следствие, Таджикистан и Киргизия не могли использовать эту воду зимой для выработки электроэнергии, и в порядке обмена страны «нижнего течения» поставляли им энергоресурсы. Сегодня этот режим продолжает действовать, однако рост стоимости углеводородов провоцирует естественное желание стран «верхнего течения» не тратить деньги на закупку дорогостоящих энергоресурсов, а использовать воду для получения электроэнергии.

О чем идет речь - Таджикистан и Киргизия не могли использовать эту воду зимой

Энергетические ресурсы Центральной Азии распределены крайне неравномерно. Кыргызская Республика и Таджикистан обладают большим гидроэнергетическим потенциалом при одновременной нехватке рентабельного ископаемого топлива. Казахстан, Туркменистан и Узбекистан в различных объемах обладают значительными запасами нефти, газа и угля.

С точки зрения фактических потребностей, Кыргызской Республике и Таджикистану требуются водные ресурсы в зимний период для генерирования энергии для целей отопления и электроэнергии. С другой стороны, Казахстан и Узбекистан нуждаются в речном стоке для орошения в летний период. В период Советского Союза водно- энергетический баланс осуществлялся на региональной основе с основным акцентом на ирригацию. Таким образом, советская политика предусматривала более интенсивный сброс воды летом, чем зимой, оставляя незначительный сток для выработки электроэнергии в зимний период. Централизованная советская система регулировала это расхождение, направляя избыток электроэнергии, произведенной в летний период, в энергосистему Центральной Азии, чтобы ее могли использовать Казахстан и Узбекистан, которые, в свою очередь, должны были отправлять ископаемое топливо в Кыргызскую Республику и Таджикистан для восполнения энергетического дефицита зимой.

По взаимной договоренности, такая зимне-/летняя схема расхода воды все еще действует. Однако, с переходом на рыночное ценообразование, заменившее советский стиль торговли ресурсами, верхние страны, с ограниченными государственными бюджетами и обремененные затратами на управление и эксплуатацию водохозяйственной инфраструктуры, не могут осуществить оплату за тепловые энергоносители, предоставляемые соседними странами. В отсутствии эффективной региональной интеграции, страны встали на путь достижения энергетической самообеспеченности. Это привело к тому, что Кыргызская Республика и Таджикистан используют большие объемы воды зимой для выработки электроэнергии, в результате чего страны, расположенные ниже по течению испытывают переизбыток воды в зимнее время и ее дефицит для орошения летом, что создает экономические трудности для фермеров.

Пока не приняты решения, которые удовлетворили бы все страны. Тем не менее, следует отметить следующее: экономический анализ на уровне бассейна реки Сырдарьи свидетельствует о том, что регион может получить значительно большую чистую выгоду, работая по ирригационной схеме, предусматривающей сброс крупных объемов воды в летний период, чем по энергетической схеме, предусматривающей увеличение сброса воды в зимний период.

http://rs.caatlas.org/index.php/energy-resources/9/48-the-irrigation-or-hydropower-dilemma

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Электроэнергия критически важна для Таджикистана и Кыргызстана, поскольку в холодный зимний период от нее зависит выживание населения этих республик. При этом желание стран «верхнего течения» использовать водные ресурсы для выработки электроэнергии приводит к обеспокоенности остальных стран проблемой возможной нехватки воды в водохранилищах, регулирующих ее сток.

Таким образом, проблема воды в Центральной Азии, так или иначе, сводится к проблеме ее наличия. Доступ к воде для конечного потребителя зависит от целого ряда факторов - от запасов в ледниках, осадков в горах, от регулирования стока странами «верхнего течения», от ирригационной и дренажной системы. Каждый из этих факторов сам по себе достаточно проблемный. Обеспокоенность стран «нижнего течения», в первую очередь Узбекистана, возможной нехваткой воды уже привела к строительству порядка 50 резервуаров, что говорит о попытке Ташкента подготовиться к водному кризису в регионе.

Водный кризис, как ни странно, гораздо более вероятен не из-за того, что Таджикистан и Кыргызстан заберут слишком много воды для ГЭС, а из-за изменений климата. Ледники, питающие Амударью и другие реки, тают, в связи с чем эксперты прогнозируют увеличение количества воды в реках в среднесрочной перспективе и сильное сокращение - в долгосрочной. Из всех центральноазиатских лидеров предрасположенностью к долгосрочному планированию отличается глава Узбекистана Ислам Каримов, поэтому его озабоченность тем, у кого будет доступ к воде, понятна.

О чем идет речь - в связи с чем эксперты прогнозируют

Интенсивное таяние ледников в Таджикистане в результате глобального потепления может привести к «катастрофическому спаду водности во многих реках» Центральной Азии, заявили таджикистанские эксперты в мексиканском Канкуне.

Как сообщил руководитель таджикистанской экологической организации «Маленькая Земля» Тимур Идрисов, в рамках проходящей в Мексике XVI международной конференции по изменению климата по инициативе делегации Таджикистана состоялось параллельное мероприятие «Изменение климата: ледники и водные ресурсы Таджикистана и Центральной Азии – проблемы и решения».

По словам Идрисова, в ходе данного мероприятия консультант Центра по изучению изменения климата и озонового слоя, профессор Абулхамид Каюмов рассказал участникам о таянии ледников в Таджикистане, отметив, что «дальнейшее повышение температуры воздуха на 2-3 градусов в среднесрочной перспективе усилит процесс деградации оледенения».

Профессор сообщил, что согласно прогнозным оценкам, в Таджикистане исчезнут тысячи мелких ледников, а площадь всего оледенения страны может уменьшиться на 20%, объем льда – на 25-30%.

«В начальный период таяние ледников будет способствовать увеличению стока отдельных рек и, отчасти, возместит уменьшение стока других рек, затем последует катастрофический спад водности во многих реках, – заявил Каюмов. – Необходима активная поддержка дальнейших научных исследований и постоянного мониторинга за состоянием наиболее важных ледников в Таджикистане».

По словам ведущего специалиста Азиатского банка развития (АБР) по изменению климата Питера Хайеса, выделяемые банком средства на изменение климата и связанные с этим проекты, в том числе по развитию возобновляемых источников энергии, постоянно увеличиваются. Он отметил, что Таджикистан стал одной из первых стран, где начала реализовываться Пилотная программа по снижению уязвимости к изменению климата. «Недавно был утвержден пакет инвестиций в размере 50 миллионов долларов США, которые будут выделены стране в рамках этой программы», – добавил Хайес.

Представитель Программы развития ООН (ПРООН) из Братиславы Даниэла Стойчева сообщив о начале реализации в Таджикистане проекта «Climate risks management» («Управление рисками изменения климата»), рассказала о целях и задачах проекта.

Она выразила готовность активно сотрудничать с другими программами, которые бы способствовали усилению потенциала стран региона прогнозировать и предотвращать возможные риски изменения климата, а также интегрировать эти вопросы в национальные стратегии и программы развития.

В свою очередь, директор кыргызстанского общественного фонда «ЮНИСОН» Нурзат Абдырасулова представила данные о тенденциях климатических изменений и их влиянии на различные сектора экономики республики. Она добавила, что «страны региона Центральной Азии, несмотря на очевидную уязвимость и возможные катастрофические последствия, остаются пока белым пятном на карте в переговорном процессе в рамках РКИК ООН».

http://infoclimate.org/tayanie-lednikov-v-tadzhikistane-mozhet-privesti-k-katastroficheskomu-spadu-stoka-rek-regiona-ekspertyi/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Однако стоит отметить, что Узбекистан не предпринимает шагов к улучшению ситуации, даже таких простых и очевидных, как обновление ирригационной и дренажной системы, повышение ее эффективности и сокращение водных потерь. Это утверждение справедливо также по отношению к Кыргызстану и Таджикистану - восстановление и повышение эффективности ирригационной системы не является приоритетной задачей для руководства этих государств. В экспертных кругах и СМИ иногда поднимается вопрос о заинтересованности Таджикистана в проектах капельного орошения, которые способны повысить эффективность использования воды в сельском хозяйстве. Однако пока эти проекты осуществляются бизнесом, государство в них не участвует.

О чем идет речь - В экспертных кругах и СМИ иногда поднимается вопрос о заинтересованности Таджикистана в проектах капельного орошения

На протяжении нескольких лет организация реализовывала программы по улучшению положения сельской женщины, через предоставление сельскохозяйственной поддержки и ирригации.

В настоящее время эти небольшие улучшения не оказали существенного изменения в развитии  сельскохозяйственного сектора. В целом, урожайность сельскохозяйственных культур на сегодня по республике имеет тенденцию к снижению,и основная причина кроется в деградации почвы, вследствие выращивания монокультур, эрозии почвы и нарушении технологии мелиорации. В ходе деятельности по проектам в ОО «Саодат» накопился опыт и видение глубины проблемы в сельскохозяйственных районах Согдийской области.

В сельском хозяйстве Таджикистана основной проблемой считается обеспеченность водой. На данный момент существующие водные ресурсы страны даже при их дефиците используются очень неэффективно, так как распределение воды  происходит арычным способом. Для решения этой проблемы можно использовать нижеследующие методы, к которым относятся:

  • - мульчирование;
  • - система эффективного распределения воды (СЭРВ);
  • - система капельного орошения (СКО).

В результате внедрения всех вышеназванных методов д/х смогут организовать:

  • -   обеспечение роста урожайности сельхозкультур;
  • -    улучшение качества производимой сельскохозяйственной продукции;
  • -    снижение себестоимости и трудозатрат;
  • -   улучшение социальной и экологической обстановки  на селе.

Мульчирование это способ удержания влаги почвы, путем покрытия открытой ее части различными материалами (солома, навоз, бумага, целлофан и т. д.). Мульчирование,  также способствует  снижению засоренности почвы сорняками, и при использовании органических материалов (соломы, перегревшего навоза, компоста, бумаги, за исключением целлофана) повышает плодородие почвы.

Система эффективного распределения воды (СЭРВ) предусматривает доставку поливной воды из источников (скважины, каналов, родников и т. д.) трубопроводами. В качестве основного материала можно использовать пластмассовые трубы, которые более долговечны и дешевле, чем металлические. Такой способ распределения воды по сравнению с арычным способом происходит быстрее, с наименьшими потерями, а также уменьшается засоренность воды семенами сорняков.

Система капельного орошения (СКО) является самым перспективным способом полива культур, так как вода подается непосредственно к корневой системе основной культуры. При этом методе орошения расход воды сокращается многократно, улучшается структура почвы,  подавляется рост сорняков и в результате значительно повышается урожайность.

Годовая продуктивность по расчетам агрономов и специалистов по капельному орошению составит минимум в 2 раза роста урожайности при сокращении потреблении воды с 10 тыс. куб. метр до 3,2 тыс. куб. метр на 1 га пашни. В результате такого введения хозяйствования коррозия почвы уменьшается,   и самое главное, потребность в удобренияхи прочих химикатах сократится минимум в два раза, что приведет к улучшению естественного плодородия почвы.

В настоящее время практиками по внедрению водосберегающих технологий в сельском хозяйстве используется в основном нижеследующие показатели, которые наиболее точно могут охарактеризовать эффективность той, или иной водосберегающей системе заранее.

Ниже в таблице2 представлена информация по эффективному использованию водных ресурсов в бассейне Аральского моря, между странами центральной Азии.

Как видно из данных  таблицы 2 наибольший удельный расход поливной воды среди стран центральной Азии в Республике Таджикистан. Это обусловленов первую очередь хорошей обеспеченностью водными ресурсами, но с другой стороны также говорит об неэффективномих использовании по сравнению с другими странами центральной Азии.

На основе данных таблицы 2 также можно сделать вывод, что водозатратность единицы собранного урожая в РТ является наивысшей по странам центральной Азии, и этот показатель выше по сравнению с аналогичными показателями соседних республик от 3 до5 раз. Основной причиной такого уровня водозатратности урожая в РТ являются низкие урожаи и неправильное планирование севооборота в стране.

Следующим показателем характеризующим затратность водосбережения является — показатель затратности сэкономленной воды на основе водосберегающих технологий (Звт). Ниже в таблице3 представлены некоторые данные о затратности различных методов получения воды.

Следующим показателем группы показателей затратности водосбережения, дополнительного орошения площади на основе  водосберегающих технологий является показатель капиталозатратности водосберегающих технологий (Кзпвт); Ниже в таблице4 представлены данные показывающие капиталозатратность различных методов по экономии воды.

Как видно из данных таблицы 4 сравнительный анализ показателей эффективности использования различных методов орошения в РТ показывает, что наиболее эффективным способом орошения, является внедрение систем по эффективному распределению воды (СЭРВ). Суть данной системы заключается, в том что оросительная вода из первоначального источника (скважина, канал, озеро, река и т. д.) распределяется до орошаемого участка трубопроводами, тем самым снижая потери оросительной воды во время транспортировки от источникадо орошаемой пашни.

Данная экономия воды по предварительным расчетам является наиболее малозатратным способом экономии воды, и практическив первый год эксплуатации окупает вложенные средства на данное мероприятие. Перспективным способом орошения является внедрение систем капельного орошения (СКО). При использовании данной системы можно уменьшить удельный расход поливной воды до 3100 м3/га, что в 4 раза меньше чем при традиционном методе орошения. При этом методе орошения водозатратность урожая снижается до 500 м3/тонн что в  12 раз меньше, чем при бороздковом методе орошения.

Большим недостатком СКО является его показатель капиталозатратности, что составляет около 1250 долл. на 1 га, что в 6–12 раз больше чем при применении СЭРВ и бороздкового метода орошения.  Несмотря на это,в условиях дефицита воды и стабильно высоких цен на продовольственные культуры эффективность внедрения СКО будет все выше и выше, соответственно Правительству РТ и Министерству сельского хозяйства и мелиорации РТ необходимо принять Государственну программу по внедрению водосберегающих технологий в частности СЭРВ и СКО.

Другим способом определения экономической эффективности водосберегающих технологий является  метод сравнительной сплошной калькуляции. Суть которого заключается в том, что проводится сплошная калькуляция нескольких вариантов применения водосберегающих технологий, после сравнения которых принимается окончательное решение о внедрении той или иной системы орошения или технологии.

На основе проведенных предварительных расчетов по определению рентабельности вложенных средств у СЭРВ этот показатель равняется более 300% в год, что более чем в 3 раза выше, по сравнению с традиционным методом орошения и СКО. Данный показатель также свидетельствует о сверх рентабельности данного вида капиталовложения.  Самым неэффективным методом орошения в этом примере является традиционный метод орошения, а самым эффективным в абсолютном выражении является метод СКО. Так как при этой методике орошения достигается максимальная урожайность при умеренных затратах. Из этого проведенного расчета можно также сделать вывод,  каким путем рациональнее развиваться хозяйствам. Суть, которого заключается в том, что необходимо в начале внедрять СЭРВ, и по мере накопления прибыли СКО. Только таким образом хозяйства могут улучшить свои технико-экономические показатели за кратчайший период времени.

Также необходимо отметить, что наступивший 2011 год по мнению многих экспертов будет засушливым годом, так как в настоящий момент в горах Таджикистана наблюдается низкий уровень снега по сравнению с прошлыми годами (наблюдение автора), в связис чем специалисты ОО «Саодат» настоятельно рекомендуют всем хозяйствам страны, а также заинтересованным государственным структурам республики тщательно продумать этот вопрос, так как рост цен на продовольственные товары и дополнительнок этому засуха в стране может больно  ударить по и без того бедным слоям населения Таджикистана.

http://gazeta-bip.net/economy/1445-2011-03-17-12-27-080

Чтобы прочитать, откройте вкладку

«Стройки века»

Водная проблема, существовавшая в регионе всегда, не стоит на месте, и нынешний виток ее обострения непосредственно связан с оживлением двух «строек века».

Рогунская и Камбаратинская ГЭС стали самыми обсуждаемыми проектами, связанными с водной проблемой Центральной Азии. Камбаратинскую ГЭС мощностью 1900 МВт планируется построить на реке Нарын, которая, сливаясь с Карадарьей, формирует Сырдарью. Она должна стать самой мощной гидроэлектростанцией в Кыргызстане, которая даст ему возможность поставлять электроэнергию на экспорт. Проект Рогунской ГЭС еще более грандиозный: на реке Вахш в Таджикистане планируется построить гидроэлектростанцию мощностью 3600 МВт, которая будет производить 13,1 млрд кВт/ч в год. После выхода на запланированную мощность Рогунская ГЭС может занять 29-е место в списке самых больших гидроэлектростанций мира. Однако средств на самостоятельную постройку этих ГЭС у стран «верхнего течения» нет.

Рост интереса к Рогунской и Камбаратинской ГЭС связан как с масштабностью проектов, так и с активным протестом Узбекистана против их строительства. И. Каримов назвал проект сооружения Рогунской ГЭС «глупым» и заявил о возможности развертывания войн в регионе из-за водных ресурсов. Высказывания президента Узбекистана привлекли внимание международного сообщества не только к проблеме больших ГЭС, но и к проблеме воды в Центральной Азии в целом.

В настоящее время экспертное сообщество ожидает повторной оценки Рогунского проекта Всемирным Банком, причем вопрос, в чьих интересах проводится данная оценка, уже неоднократно поднимался на различных «круглых столах» в исследовательских центрах в Вашингтоне. Экспертов, в частности, интересует, почему Всемирный Банк оценивает безопасность сооружения ГЭС по представленному проекту, а не необходимость этого строительства самого по себе.

Очевидно, что для удовлетворения потребностей Таджикистана и Кыргызстана в электроэнергии такие масштабные проекты не нужны - достаточно было бы построить несколько небольших гидроэлектростанций. Желание этих стран продавать электроэнергию не нравится странам «нижнего течения», поскольку они опасаются за свои прибыли от продажи энергоресурсов.

Рогунская и Камбаратинская ГЭС сами по себе - довольно призрачная угроза для водоснабжения низовьев Амударьи и Сырдарьи. Оба проекта предполагают расположение гидроэлектростанций выше по течению, чем существующие большие водохранилища, поскольку эти ГЭС не могут обеспечить сезонность подачи воды. Таким образом, для стран «нижнего течения» более реальной может оказаться угроза экономическая, чем экологическая.

У Узбекистана, наиболее активно выступающего против строительства ГЭС, есть несколько поводов для беспокойства. Первый - в случае нехватки воды более всего пострадает бедное население этой страны, так как для него любые, даже незначительные колебания в стоке имеют большое значение. Второй - хлопок является основой узбекской экономики, к его выращиванию причастны практически все слои населения, особенно во время сбора урожая. Не будет воды - не будет и хлопка. Экстрактивный подход к собственной экономике, т.е. извлечение ресурсов на продажу, не заботясь об их исчерпаемости, и ее сельскохозяйственная основа во многом определяют и характер управления государством. В случае изменения основы опасения властей по поводу собственного положения могут оказаться вполне оправданными.

Регулирование потребления воды

Формально потребление воды регулируется Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссией Центральной Азии (МКВК), решение о создании которой было принято государствами региона в 1992 г. Этой комиссией были созданы бассейновые водохозяйственные объединения «Амударья» и «Сырдарья». МКВК призвана осуществлять контроль над соблюдением лимитов водопользования и охраны водных ресурсов, тогда как водохозяйственные объединения отвечают за подачу воды в установленных лимитах. Лимиты определяются представителями центральноазиатских стран на заседаниях МКВК. Комиссия функционирует довольно активно, и вопрос контроля использования трансграничных вод решается регионом вполне успешно.

Однако этот факт либо мало известен, либо сознательно исключается из анализа водной проблемы Центральной Азии. Принято считать, что формальные институты здесь не работают, а значит, и принимать их в расчет не обязательно. Зачастую некоторые эксперты в Вашингтоне высказывают предложения о создании в регионе организации, которая помогала бы решать водную проблему. Впрочем, логика подобных предложений довольно сомнительна, ведь если формальные институты неэффективны, то создание очередного института не имеет смысла.

Использование ресурсов трансграничных рек - проблема региональная, и ее важность осознается всеми государствами Центральной Азии. Именно поэтому совместное решение этой проблемы, без вмешательства международных организаций, не только упростит задачу, но и может послужить примером успешного решения общих региональных проблем, что, в свою очередь, будет способствовать улучшению имиджа региона. Речь здесь идет скорее об экологической части водной проблемы, при этом экономическая ее часть, т.е. строительство больших ГЭС, не имеет механизма регулирования, за исключением двухсторонних встреч представителей противостоящих государств.

Россия и водная проблема Центральной Азии

Учитывая, что Кыргызстан и Таджикистан настроены развивать свои экономики через использование водных ресурсов, Россия может принять активное участие в этих проектах. Сланцевый бум, из-за которого наша страна рискует потерять свои позиции на рынке энергоресурсов, в данном случае может послужить достаточным основанием для проявления интереса российского бизнеса к альтернативным способам получения энергии - гидроэлектростанциям.

Россия уже проявила этот интерес, приняв участие в строительстве Камбаратинской ГЭС. Проект Рогунской ГЭС на сегодня менее привлекателен как из-за своего конфликтного потенциала, так и стоимости. При этом возможности России не ограничиваются участием исключительно в масштабных проектах. Данные исследований о влиянии изменения климата на водные ресурсы Центральной Азии подчеркивают важный общий фактор - ледники в горах тают.

В долгосрочной перспективе этот процесс грозит нестабильностью в регионе из-за нехватки воды для нужд растущего населения. Учитывая восприятие Россией Центральной Азии как собственной сферы влияния или, как емко определяют регион западные авторы - «Russian Underbelly», сохранение стабильности в нем является одной из ключевых задач российской политики. Иметь по соседству регион, воюющий не просто за воду, а за выживание, не захочет ни одна крупная держава.

В связи с этим логичным представляется участие России в исследованиях изменения климата Центральной Азии и возможностей получения «зеленой» энергии. При этом вовлеченность российской стороны в проекты восстановления Арала или обновления ирригационной системы, скорее всего, не будет иметь смысла. Простое финансирование таких проектов обречено на провал, а опыта создания специальных программ на региональном уровне или финансирования непосредственно заинтересованных сообществ в Центральной Азии у России пока нет.

Россия - один из ключевых игроков в Центральной Азии, выполняющий функции модератора отношений между государствами региона. Примером успешного выполнения этих функций может служить снижение напряженности вокруг строительства Камбаратинской ГЭС, которое удалось достигнуть, пригласив Узбекистан к обсуждению того, что его беспокоит, и пообещав провести новую экспертизу проекта. Россия продемонстрировала центральноазиатским государствам, что их позицию слышат и считают значимой, и добилась серьезного улучшения ситуации вокруг Камбараты и в регионе в целом.

Можно предположить, что в будущем водная проблема Центральной Азии будет усугубляться. В связи с этим внутренним и внешним игрокам региона стоит озаботиться качественным анализом и прогнозом, основанным на исследованиях водных ресурсов, угроз для земледелия и альтернативных источников энергии, так как две еще не построенные ГЭС вряд ли смогут решить проблему нехватки энергии, особенно в долгосрочной перспективе. Важно понимать, что угроза земледелию - это, по сути, самая серьезная угроза, потому что, осуществившись, она затронет все группы населения, которое, в свою очередь, борясь за выживание, легко может послужить источником нестабильности и экстремизма. Тот, кто сможет дать им средство для выживания, будет контролировать регион. Любой силе, заинтересованной в стабильности Центральной Азии, нужно помнить: вода должна течь.

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2186#top