Среди этнических предпосылок раскола особую роль играет участие во внутримусульманской борьбе новообращенных мусульман, или, на религиоведческом жаргоне, «конвертов». В настоящее время точная численность новообращенных мусульман неизвестна. Некоторые мусульманские лидеры, в частности председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, говорят о «десятках тысяч русских, принимающих ислам»1, православные эксперты полагают, что их количество не превышает двух-трех тысяч человек, а сами «русские мусульмане», как ни странно, с ними солидаризируются2. Действительно, число активных «русских мусульман» не превышает двух-трех сотен, однако благодаря постоянным пиар-кампаниям они кажутся большой и влиятельной группировкой.

Большинство традиционных мусульманских организаций России имеют джентльменское соглашение с Русской Православной Церковью о недопущении взаимного прозелитизма. Такое соглашение подразумевает, что его стороны не ведут целенаправленной миссионерской работы в отношении друг друга, однако принимают людей, самостоятельно решивших сменить веру. При этом некоторые мусульманские организации не признают либо нарушают такие договоренности.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны

Помимо программ дагвата — «призыва к исламу», существуют и другие предпосылки, обусловливающие увеличение численности «русских мусульман».

Среди причин, побуждающих людей принимать ислам, можно выделить две основные — общественные и религиозные3.

В России наиболее велико число новых мусульман, которых к смене веры побудили смешанные браки. Распространенный среди тюрских народов ханафитский мазхаб суннизма позволяет жениться на христианке, не принуждая ее к смене веры, поэтому ислам принимают в основном жены арабов и представителей нахско-дагестанских народов. Любое направление ислама запрещает мусульманке выходить замуж за христианина, поэтому изредка можно услышать и о принятии исламской веры будущим мужем. Человек, живущий в преимущественно мусульманском окружении, вполне может сменить веру, чтобы «быть, как все».

Афганская война и чеченские войсковые операции породили феномен насильственного обращения в ислам в плену (к этой теме обратился режиссер Владимир Хотиненко в своем фильме «Мусульманин»). На круглом столе информационно-аналитического агентства «Росбалт» «Ислам и Христианство. Межэтнические отношения: диалог культур» полномочный представитель Президента РФ в Приволж¬ском федеральном округе С.В. Кириенко отметил и экономические предпосылки для обращения в ислам. По его словам, отмечались случаи принятия ислама мелкими предпринимателями в надежде избежать поборов со стороны этнически мусульманских преступных группировок либо же просто влиться в мусульманское деловое сообщество4.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Численность людей, принявших ислам по идеологическим мотивам, значительно меньше. По классификации православного исламоведа Ю.В. Максимова, в исламе их привлекает, с одной стороны, его рационализм и простота, а с другой— изощренный мистицизм суфизма и шиитских сект группы «гулат». Другими факторами здесь могут стать также неизменность основных положений ислама по сравнению с некоторыми направлениями христианства (католичеством, протестантизмом), минимальные требования в ряде сфер и даже врожденная склонность к смене веры. Среди «идеологических» новообращенных немало людей с высшим образованием, они осознанно исповедуют ислам и могут вести полемику с представителями других религий5. На практике нередко можно увидеть и разные сочетания описанных факторов.

Необходимость для новообращенных мусульман зарекомендовать себя с положительной стороны способствуют их религиозному рвению (часто, правда, выражающему в так называемом «синдроме неофита»), что наряду с достаточно высоким уровнем образования или технических навыков позволяет им занимать ведущие роли в мусульманских общинах.

В настоящее время среди мусульманских лидеров России достаточно много этнических христиан. В первую очередь это один из идеологов Совета муфтиев России, политический советник его председателя Вячеслав-Али Полосин, до 1999 года бывший заштатным протоиереем Калужской епархии Русской Православной Церкви6. Среди политических и региональных духовных лидеров россий¬ского ислама можно отметить активиста мусульманской общины Санкт-Петербурга «Ад Дауа» Ислама Яблокова7, одного из лидеров «Исламского конгресса» Хусейна Макарова, владимирского криминального «авторитета» Сергея Басова (Пащенко), ваххабитских эмиссаров Олега-Абузара Марушкина и Олега-Мустафу Стародубцева, а также руководство Национальной организации русских мусульман. Среди части российской уммы весьма популярна «русская дворянка» Валерия-Иман Порохова, автор «перевода смыслов Корана» и бывшая телеведущая8.

В мусульманской среде также активно циркулируют вполне правдоподобные слухи о русском (или даже еврейском) происхождении еще одного мусульман¬ского лидера — главы Евразийской партии России и вакиля (управляющего делами) ДУМАЧР Абдул-Вахеда Ниязова, который до 1991 года был по паспорту Вадимом Валериановичем Медведевым9.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Высокая активность русских мусульман обусловливает их деятельное участие во внутренней жизни мусульманской общины, и как следствие — участие в расколах, которые приобретают с их помощью новое измерение. Чувствуя свою ущербность по сравнению с этническими мусульманами, новообращенные мусульмане инстинктивно обращаются к отрицающей этнические границы концепции «исламской нации», чем немало раздражают своих единоверцев. Другим конфликтогенным фактором является то, что «русские мусульмане» в подавляющем большинстве тяготеют к нетрадиционному исламу.

Советник председателя Совета муфтиев России Вячеслав-Али Полосин принял ислам летом 1999 года и сразу включился в работу Совета муфтиев, быстро сделавшись его самым плодовитым публицистом. Осенью 1999 года он принял участие в избирательной кампании общественно-политического движения «Рефах», став главным редактором рефаховской «Мусульманской газеты», а впоследствии и сопредседателем «Рефаха»10.

Свою деятельность Полосин осуществлял в двух основных направлениях. Летом 2001 года он на базе своих полемических статей издал брошюру «Манифест новой России: третий путь — прямой», в которой резко критиковал православное христианство и доказывал необходимость принятия ислама русским народом. Параллельно с этим Полосин включился в борьбу против главного оппонента Совета муфтиев верховного муфтия ЦДУМ Талгата Таджуддина, обвиняя его в отступлении от ислама11. Впрочем, антитаджуддиновские заявления бывшего православного священника не имели особого успеха, так как исходили от человека, имеющего об исламе достаточно смутное представление и часто допускающего противоречащие исламской догматике высказывания.

Промежуточным итогом деятельности Полосина на новом поприще стало резкое ухудшение отношений между Советом муфтиев России и Русской Православной Церковью. В конце 2001 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл направил муфтию Равилю Гайнутдину письмо с просьбой прокомментировать кощунственные антихристианские выпады официального представителя Совета муфтиев и настоятельно рекомендовал воздержаться от активной рекламы новообращенных мусульман, поскольку она противоречит базовым принципам межрелигиозного диалога12. В ответном письме муфтий Мукаддас Бибарсов заявил, что Полосин пишет свои книги как частное лицо, поэтому все претензии к Совету муфтиев со стороны Московского Патриархата абсолютно необоснованны13.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Весной 2001 года Али-Вячеслав Полосин вышел из общественно-политического движения «Рефах», переживавшего в то время период кризиса. Через некоторое время он начал открыто интриговать против лидеров Евразийской партии России (ставшей преемницей «Рефаха») Абдул-Вахеда Ниязова и муфтия Нафигуллы Аширова, провоцируя конфликт уже внутри Совета муфтиев России. Впоследствии курируемый Полосиным сайт Союза мусульманских журналистов www.islam-info.ru неоднократно критиковал политику Совета муфтиев России, выступая, например, против одобренного этой организаций празднования 4 ноября как Дня народного единства или оскорбительно критикуя его сопредседателей14.

После ряда провокаций, направленных на развал Совета муфтиев России, в мусульманской среде стало крепнуть подозрение, что Полосин является тайным агентом Русской Православной Церкви с оперативным псевдонимом «Аль-Гапон» (по другой версии — «Али-Гапон»). Сторонники такой версии указывали на то, что Али-Вячеслав не был отлучен от Церкви, лишен сана или даже запрещен в служении, никто не видел его совершающим намаз, зато нелицеприятные высказывания в адрес мусульманских деятелей озвучивались бывшим протоиереем весьма часто. Для полноты картины упоминалось также, что Полосин бросил жену-инвалида и женился на ее малолетней племяннице15.

На самом деле Русская Православная Церковь, конечно, не внедряла Полосина в исламскую среду, так как в оппозицию к ней он перешел задолго до смены веры. Тот факт, что его не лишили сана и не запретили в служении, подробно и аргументированно объяснялся правящим архиереем отца Вячеслава митрополитом Калужским и Боровским Климентом16. Измышления же о конфликте Полосина с бывшей женой иначе чем клеветой считать нельзя — на самом деле она не возражала против его брака с племянницей и добровольно освободила для них квартиру.

Валерия-Иман Порохова, автор весьма сомнительного с точки зрения большинства исламоведов и мусульманских лидеров «перевода смыслов Корана»17, в своей деятельности не ограничилась только научными изысканиями. В 2000 году она вошла в общественно-политическое движение «Рефах» и стала активным популяризатором его идей. Весной 2001 года муфтий Равиль Гайнутдин заявил на пресс-конференции, посвященной празднику Курбан-Байрам, что Вячеслав-Али Полосин и Валерия-Иман Порохова «многое делают для популяризации ислама среди русских и других христианских народов»18.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

В 1995 году в Республике Чувашия было создано альтернативное Чебоксар¬ское ДУМ Чувашии юрисдикции ВЦКДУМР. Его возглавил муфтий Марат Архипов, чуваш по национальности. 11 ноября того же года председатель Регионального ДУМ Республики Чувашия в составе ЦДУМ муфтий Альбир Крганов собрал съезд махалля республики и сравнительно безболезненно ликвидировал начинающийся раскол. Такая легкая победа над региональной структурой весьма сильного тогда ВКЦДУМР во многом объяснялась позицией президента Чувашии Николая Федорова, крайне болезненно относившегося к распространению ислама среди чувашей19.

В июне 2004 года несколько группировок «русских мусульман» приняли решение создать Национальную организацию русских мусульман (НОРМ), призванную объединять только этнических русских. Лидерами НОРМа почему-то стали два украинца — Абу-Талиб Степченко и Абдуль-Керим Черниенко, исповедовавшие соответственно суннизм и шиизм20. Первоочередной задачей НОРМа декларировалось обращение в ислам хотя бы 5% русских, что теоретически позволило бы сформировать мусульманскую властную элиту. Духовным наставником НОРМа стал лидер Исламского комитета Гейдар Джемаль, который даже среди радикалов выделялся своей патологической ненавистью к христианам, иудееям и действующей власти. Свою помощь НОРМу предложил и Культурный центр при иранском посольстве, особенно заинтересованный в «шиитизации» будущей властной элиты21.

Созданию НОРМа предшествовала публичная дискуссия московского джамаата «русских мусульман» «Бану Зулькарнайн» («Нация Александра Македонского») с Вячеславом Али-Полосиным, который обвинялся в целом ряде прегрешений. Так, он «осудил перед кафирами редактора сайта русских мусульман Koran.ru Шамиля Матвеева», «вонзил нож в спину еще неокрепшему Русскому Мусульманскому Движению», а работа его сайта Союза мусульманских журналистов «вообще должна вызывать у кафиров только одобрение». Опубликованный на сайте «Коран.ру» перечень обвинений заканчивался выражением Полосину «вотума недоверия как публичному деятелю, представляющему позицию русских мусульман в глазах широкой общественности». В свою очередь, лидер Союза мусульманских журналистов упрекал своих оппонентов в излишнем радикализме и пропаганде идей национального превосходства22.

После создания НОРМ место главного врага «русских мусульман» занял муфтий Татарстана Гусман Исхаков, публично усомнившийся в полезности «конвертов» для российской уммы. Председатель НОРМа Абу-Талиб Степченко потребовал «пресечь экстремизм и национализм со стороны муфтия Татарстана» и попросил рассматривать свое требование как обращение в прокуратуру23. Впоследствии, правда, НОРМ предпринимал вялые попытки подружиться с некоторыми муфтиями, однако так и не дождался открытой поддержки со стороны кого-либо из них.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

К началу 2005 года в среде «русских мусульман» сформировались несколько группировок. Одну из них составили лояльные официальному мусульманскому духовенству «конверты», как правило, выраженные сторонники либеральных политических ценностей. Самыми известными из них стали Вячеслав-Али Полосин, Валерия Порохова и Марат Архипов, задействованные в работе структур Совета муфтиев России. Противники «конформистов» презрительно именовали последователей Полосина «татарскими шестерками» и указывали на присутствие в их рядах группы «русских мусульман-сионистов», к которой относились опальный пресс-секретарь Совета муфтиев России Джаннат-Сергей Маркус, его супруга Анна-Айна Леон и сотрудник пиар-подразделения околоправославной секты лурьитов («неосуздальских педофилов») Валерий-Исмаил Емельянов. По¬следний, правда, к 2006 году перешел из ислама в некий неденоминированный монотеизм-«ханифизм», поэтому претензии к нему были сняты24.

Более многочисленную группировку «русских мусульман» составили бывшие члены фашистских и неоязыческих организаций, которые пришли в ислам после долгих духовных исканий и видели в нем преимущественно эффективный инструмент для борьбы с «жидо-масонским заговором», антинародным режимом Ельцина–Путина и ведущим геноцид русского народа иудеохристианством в лице Русской Православной Церкви. Такого рода «конвертов» отличала также идея о превосходстве русских над другими национальностями (за исключением, может быть, чеченцев и некоторых арабов) и, как следствие, теория о том, что россий¬ский ислам должны возглавлять именно русские, а не «продажные татарские муфтии». «На Русских как на передовом бастионе Арийской расы в полной мере лежит миссия Зулькарнайна (МЕ), соорудившего железные ворота для сдерживания инфернальных орд гогов и магогов» — гласит Декларация о создании движения русских мусульман, обнародованная в 2004 году джамаатом «Бану Зулькарнайн»25.

Большая часть постфашистских «конвертов» первоначально объединилась в рамках НОРМ, однако их крайняя разнородность быстро привела к многочисленным расколам. Так, вышедший в НОРМе на первые роли Абдуль-Керим Черниенко стал активно насаждать среди ее членов шиизм, утверждая, что эта форма ислама более подходит для утонченных русских мозгов. По словам Черниенко, доля шиитов среди новообращенных мусульман достигла 90% в Москве и 40% в целом по России, что вызвало резкую критику суннитского крыла нормовских «конвертов».

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Резкая полемика между шиитами и суннитами внесла первый раскол в ряды НОРМ, однако этим дело не ограничилось. В то время как нормовские шииты сгруппировались вокруг Черниенко и его сподвижника из Йошкар-Олы Абдуллы Веснина и стали создавать свой собственный джамаат (его официальный сайтом стал ресурс www.shianet.ru), нормовские сунниты сплотились вокруг нового лидера этой организации — Вадима Сидорова по кличке «мухтасиб Харун ар-Руси». Бывший неоязычник (и лидер «Бану Зулькарнайна») Сидоров, также как Черниенко со Степченко, имел к русским достаточно отдаленное отношение, что не помешало ему трансформировать НОРМ в непримиримо националистическую структуру. Впоследствии приверженцы Сидорова, которых осталось не более ста человек, разделились на сторонников и противников Гейдара Джемаля, который неожиданно начал блокироваться с относительно умеренным Российским ислам¬ским наследием и даже обвинил НОРМ вереси26.

В начале февраля 2006 года в руководстве НОРМ произошли серьезные перестановки. Оттесненный резко активизировавшимся Сидоровым на второй план Абу-Талиб Степченко восстановил свои позиции и объединил усилия с Полосиным, который стал его первым заместителем и первым русским среди лидеров НОРМа27. После заключения этого союза НОРМ сблизилась с Российским ислам¬ским наследием и Советом муфтиев России — так, активист этой организации Искандер Казаков стал секретарем созданной при Совете комиссии по исламо-христианскому диалогу28. К этому времени НОРМ, правда, заметно деградировала, превратившись в конгломерат карликовых обществ различной ориентации — от салафитского Культурно-просветительского центра «Ахль Сунна Валь Джамаа» Сидорова-Ар-Руси до Шиитского координационного аналитического центра Абдуль-Керима Черниенко и Антона-Абдуллы Веснина.

Помимо нормовцев и «конформистов» в среде активных «русских мусульман» можно выделить группировки последователей неосуфизма и «русских ваххабитов»29. Довольно малочисленные адепты первой группировки, самими известными из которых стали основатель петрозаводской общины «русских мусульман» Мустафа-Олег Стародубцев, впоследствии перешедший в тарикат тиджанийя, и лидер ордена Ниматуллахи Леонид Тираспольский уже не проявляют особой активности, в то время как последователи второй группировки почти еженедельно попадают в оперативные сводки МВД и ФСБ.

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

Среди «русских ваххабитов» можно выделить «идеологов» и «исполнителей». «Идеологи», как правило, неплохо образованны, что позволяет им входить в среднее звено руководящего состава ваххабитских организаций. Именно «русскому ваххабиту» Олегу-Абузару Марушкину и его жене Елене-Лейле обязан своим появлением ваххабитский анклав в Ромоданов¬ском районе Мордовии. В настоящее время изгнанный из Мордовии Марушкин возглавляет региональную районную ячейку астраханской общины знаменитого Айюба Астраханского (Омарова). Конфликты между «русскими ваххабитами» и этническими мусульманами-традиционалистами отмечались также в Санкт-Петербурге, Москве и Самаре.

Журналист «Независимой газеты» Василий Суриков отмечал, что «еще до начала контртеррористической операции учащиеся медресе Йолдыз из Набережных Челнов и Альметьевского исламского института, прослышав о том, что в Чечне бесплатно глубоко и истинно преподают ислам в специальных институтах, небольшими группами устремились туда. Установлено, что своеобразным подстрекателем выступил житель РТ, удмурт по национальности, некий Алексей Ильин»30.

Самым ярким представителем «идеологов», безусловно, может считаться главный редактор сайта «Коран.ру» Шамиль Матвеев, который всегда открыто заявлял о поддержке чеченских боевиков и даже написал компьютерную игру, в которой пользователю предлагалось расстреливать русских солдат от лица террористов Шамиля Басаева. Именно его сайт стал первым ресурсом «русских мусульман» иблагодаря умелой «накрутке» до сих пор занимает второе место по посещаемости среди русскоязычных исламских порталов. Радикализм Матвеева вызывал неудовольствие даже у Вадима Сидорова, который на форуме сайта «Правоверие.орг» (www.pravoverie.org) с сожалением отмечал, что «не знал бы я лично Шамиля, сказал бы, что он провокатор, как многие и считают. Но лично я списываю это на такую своеобразную диссидентскую демшизу, которую он, к сожалению, никак не изживет»31.

Другую группу «русских ваххабитов» составляет своеобразный технический персонал, звено исполнителей. В обязанности таких людей, принявших ислам в плену либо вследствие влияния мусульман¬ского окружения, входит непосредственное проведение террористических актов и разные вспомогательные работы, подобные охране заложников. Славянская внешность исполнителей притупляет бдительность сотрудников правоохранительных органов, а их технические навыки очень полезны для подрывного дела.

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

27 сентября 1999 года был предотвращен теракт на владикавказском рынке «Фаллой». Его готовили выпускники диверсионно-разведывательной школы Абу Саида — одного из сподвижников Хаттаба — Николай Епринцев и Виктор Мирошкин32. 1 декабря 1999 года группа татарстанских ваххабитов из города Кукмор взорвала несколько веток магистрального газопровода на границе Республики Татарстан и Кировской области. Среди непосредственных исполнителей теракта был и один русский — 21-летний Олег Бабушкин. В июне 2000 года в Грозном было совершено два теракта террористами-смертниками. В их роли выступили принявшие ислам Александр Алексеев и Сергей Дмитриев. В феврале 2001 года закончился суд еще над одной группировкой, подчиненной Хаттабу, занимавшейся похищениями людей; членом этой группы состоял 27-летний Максим Гапонов. 19 декабря 2003 года в Ульяновске были арестованы десять членов экстремистской организации «Джамаат», подозреваемых в подготовке террористических атак, разбоях и грабежах. Общая численность этой группировки достигала 80 человек, преимущественно русских и чувашей. Как верно отмечает автор статьи «Тайный отряд “золотого миллиарда”» Петр Иванченко, этот список можно продолжать еще долго33.

Интересно отметить, что оба вышедших из среды «русских» мусульман имама — Дмитрий Петриченко и Абдул-Керим Степченко — в настоящее время находятся под арестом. Так, задержанный в конце июня 2004 года Петриченко обвинялся в распространении экстремистской литературы и подготовке террористических атак, за что 4 октября 2005 года был приговорен к заключению в исправительной колонии общего режима сроком на шесть лет34. Вместе с ним за решетку отправились и другие лидеры тюменской ячейки террористической партии «Хизбут-Тахрир».

Пятигорский коллега Петриченко имам Абдулла Степаненко был арестован 25 января 2006 года и в настоящее время обвиняется в похищении людей, вымогательстве, распространении экстремистской литературы и подделке документов. «По данным правоохранительных органов, господин Степаненко обвиняется в том, что насильно удерживал в домовладении одного из своих родственников — подростка, которого сам же привлек в общину. Насильственные действия в его отношении имам объяснил тем, что мальчик украл из молельного дома 30 тыс. руб., принадлежавших мусульманскому обществу. Перед этим к подростку были применены меры воспитательного воздействия: двое взрослых прихожан по просьбе имама вывезли мальчика в лесной массив, где избили его и заставили признаться в краже. Через сутки родителям подростка было объявлено, что они получат ребенка только в том случае, если расплатятся по долгу. Семья была не очень состоятельная, тем не менее мать юного мусульманина пообещала отдать общине деньги в рассрочку. Однако быстро собрать нужную сумму родителям мальчика так и не удалось, и после очередных угроз со стороны имама и его подручных они обратились с заявлением в УБОП.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Результаты обыска по месту жительства Антона Степаненко превзошли все ожидания. Оперативники обнаружили литературу ваххабитского толка, аудио- и видеокассеты экстремистского содержания, руководство по минно-взрывному делу и ксерокопии загранпаспортов с фотографией господина Степаненко, выписанных на другие фамилии.

Одновременно с господином Степаненко УБОП задержал одного из прихожан, участвовавших в избиении подростка (как пояснили в ГУВД, это молодой человек без определенных занятий). Еще один подозреваемый по делу о “насильственном удержании” находится сейчас в розыске… В поле зрения правоохранительных органов господин Степаненко попал, кстати, еще до захвата подростка. Как сообщили в УБОП, наблюдать за общиной сыщики стали после того, как два ее члена были арестованы в Кабардино-Балкарии как участники нападения на Нальчик в октябре 2005 года», — писала об этом деле газета «Коммерсантъ»35.

В целом же известно по меньшей мере о двухстах «русских мусульманах», арестованных за участие в экстремистских и террористических организациях, что позволяет считать их сообщество самой криминогенной этноконфессиональной группой в стране. Кстати, и в западных странах новообращенные мусульмане печально известны своим крайним радикализмом, непримиримостью к христианству и симпатиями к «Аль-Каиде».

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что новообращенные мусульмане стали по-настоящему серьезной проблемой для всего исламского сообщества России. Подавляющее большинство «конвертов» пополнило ряды экстремистов и даже террористов, что бросило тень на весь российский ислам, у противников которого появились дополнительные аргументы. Действительно, пока еще никто не дал внятного объяснения феномену, при котором принятие ислама — уважаемой мировой религии — русским или русскоязычным человеком с высокой долей вероятности трансформирует его в непримиримого радикала, антисемита и христианофоба.

http://fondiv.ru/articles/1/141/