В этом году у нас в некотором роде юбилей — 15 лет назад упразднили Федеральную службу лесного хозяйства России. Кроме того, почти 10 лет назад был принят новый Лесной кодекс. Как вы оцениваете систему управления лесом, лесным хозяйством?

Если бы я захотел даже специально придумать, как подорвать «лесную мощь» нашей страны, — у меня бы фантазии не хватило додуматься до тех шагов, которые были сделаны. Иногда складывается впечатление, что это какой-то сознательный продуманный комплекс процессов и организационных мероприятий по развалу лесных отношений до конца. Ведь была Федеральная лесная служба, была система управления лесом. А теперь — это какой-то непонятный департамент в роли экологического приложения под руководством автономных замминистров.

За пятнадцать лет в Рослесхозе сменилось семь руководителей! По два года работали, воровали, будь здоров — ну, не все, правда, были люди и честные, и хорошие — но среди руководителей не было ни одного специалиста. Они не имели никакого отношения к лесу. И понятно, почему нас не слушали. Например, вся лесная противопожарная система была нарушена и, что называется, выброшена «в окно». Во время пожаров 2011—2012 годов наши лесные власти не имели даже приблизительно точной информации о масштабах трагедии. Управление лесами, если и осуществляется, то вслепую.

ИА REGNUM А у вас откуда достоверная информация?

Мы по научным каналам работаем с американскими спутниками. И только сейчас у нас начали появляться более-менее приличные аппараты, с которыми можно работать.

ИА REGNUM Стыдобушка…

Конечно, стыдобушка. Но что делать… Особый вклад в разрушение системы лесоуправления и лесосбережения нашей страны внесло Минэкономразвития во главе с Германом Грефом. Именно его команда поспособствовала принятию этого просто вредительского Лесного кодекса. Ведь как мы ещё с советских времён определяли лес? Леса всегда определялись как основной объект — учета, изучения, использования и вообще определения, что мы хотим от леса. А вот этот Лесной кодекс (Грефа), который был сделан под желание перевести всё в частную собственность, — он всё это дело опрокинул. И система разрушилась. Она просто распалась за последние пятнадцать лет. Стала недееспособной. И все миллиардные траты, которые были сделаны, и все ресурсы…

ИА REGNUM Какие конкретные шаги правительства стали возможными благодаря этому Лесному кодексу?

Скажем, перевод леса в категорию земель сельскохозяйственного назначения позволяет затем и даже приватизировать эти участки. А лес стал теперь принадлежностью земли, он превращен в движимое имущество. И все операции будут осуществляться не с лесом, а с земельным участком. Вот, у нас под Москвой бесконтрольно были переведены сотни гектаров леса первой категории, защитных лесов, под всякие различные застройки, дачные мероприятия. В этом наибольшая опасность.

ИА REGNUM А в системе управления?

Полностью разрушена сама система государственной лесной службы, лесохозяйственных мероприятий, лесоустройства. Кстати, само понятие лесоустройства просто упразднено в этом Лесном кодексе. До 1 января 2005 года численность лесничих, мастеров и лесников-обходчиков составляла более 120 тысяч человек. Когда были пожары — они все были в лесу, они были на передовой борьбы с пожарами. Именно они выполняли профилактические работы в лесу, в том числе по предотвращению пожаров, охраняли леса от незаконных рубок. А теперь все эти люди перестали быть государственными людьми, их лишили полномочий и сократили до 20 тысяч человек. Теперь лесничий не имеет права требовать от арендатора исполнения договора аренды. И кто в лесу хозяин? Государство?

ИА REGNUM Но ведь по закону основные полномочия управления федеральными лесам были переданы на региональный уровень. То есть это ответственность губернатора территории.

Это так. Но при этом ликвидировали государственную лесную охрану. И не прописали чётко статус и структуру управления в регионах. Отменили разрешительный порядок лесопользования, заменив его на уведомительный. Государство просто устранилось от стоимостной оценки древостоев, исчезло такое понятие, как «лесорубочный билет».

ИА REGNUM Но ведь пару лет назад президент Владимир Путин проводил в Улан-Удэ целое заседание президиума Госсовета…

Было. Признали состояние лесов катастрофическим, сказали, что «их надо спасать». Президент дал поручения правительству. Вопросы поставлены правильно.

ИА REGNUM И?

Ну, правительство взяло эти поручения.

ИА REGNUM Понятно. Вероятно, вдумчиво вчитываются. Вы сказали, что по своим академическим каналам получаете фактическую информацию о состоянии лесов России. Как она выглядит сегодня?

Вот, берём карту растительности России — это карта лесов, которая сделана нами в масштабе 250 метров. В Европейской части России полностью вырублен дуб. Вообще. Это огромная территория. Пётр Первый ещё там начал рубить, чтобы корабли строить. Ясень и все ценные породы — просто беспощадно истреблялись. А растут они медленно. Пятьдесят-сто лет может пройти. В Калининграде рубанули крепко. Здесь ничего хорошего нет сейчас.

В Карелии на границе с Финляндией был лес, сейчас его вырубили тоже. Вдоль Уральских гор леса остались. Хотя их здорово подрубили, конечно. Краснодарский край практически весь вырублен. Западно-Сибирская низменность — это у нас в основном болота. Есть небольшой участок леса. И он сейчас очень интенсивно рубится. Это сосняки. Всё вырублено и на юге Западной Сибири. Ну, что значит «всё» — молодняки, непригодные для рубки, есть или лиственные леса…

Совершенно вырублена территория Алтая. Нам удалось спасти небольшой участок в Иркутской области, Бурятии — там ещё в 60-е годы работу делали по кедру. Хорошо рубанули даже практически вдоль побережья Байкала. Лиственница в Восточной Сибири, хвойные на Дальнем Востоке — в основном всё рубится или уже вырублено. Но тут уже растут берёзы, осины… В Хабаровском крае и на севере Приморского края осталось немножко кедра.

Весь юг Приморья вырублен — хвойных пород не осталось, стали преобладать лиственные. На юге Сахалина рубанули. Вы поймите, леса в России, конечно, есть. Но они уже, так скажем, не товарные. Потому что никто осину покупать не будет. И берёзу то же самое. Севернее — тундра, мерзлота. Там никто не рубил и рубить не будет. Кому ж это надо… Лес, ведь, он не пропадает. Если говорить, что площадь лесов сильно сокращается, — то это неправильно. Сокращается товарный лес.

ИА REGNUM А что происходит на той территории, где вырубили товарный лес?

Ну, в каждом случае надо смотреть отдельно. Страна-то у нас большая. Есть такое явление, скажем, как «зелёная пустыня». Потому что здесь травяной покров уже выше. И он «глушит» молодые деревья, семена… да и семян тут уже нет! Им неоткуда уже взяться! И это — тысячи гектаров на Дальнем Востоке. Вот такая картина. Это ведь теперь работать надо на этой территории. А кому это сейчас надо? Никто это не будет делать! Другие вопросы интересуют…

ИА REGNUM Прибыль получить…

Да. Ещё одна проблема леса — вредители, насекомые. Вот, например, Архангельская область. Два года подряд были засухи. Там оставались массивы для промышленного освоения. После засухи деревья ослабели. Скажем, в приболотной части или на мари деревья сохранились. А выше — всё поел шелкопряд. С насекомыми-то тоже бороться надо! Этим же тоже надо заниматься серьёзно! У нас были прекрасные системы по комплексной защите леса! Приезжали американцы учиться у нас. Мы их учили! А потом это всё пошло кувырком…

ИА REGNUM Из ваших слов получается, что в России уже в скором времени может просто не остаться промышленного леса?

Так в том-то и дело! Его сейчас уже не хватает! Потому что, к примеру, в Европейской части страны — там рубить просто негде. Там нет такого леса, который можно рубить. Там берёза, осина да молодняк. Которому расти надо ещё пятьдесят лет как минимум. И далее, за Уралом — промышленного леса тоже практически нет.

ИА REGNUM А когда наши власти поймут, что скоро рубить в лесу будет нечего?

Уже поняли! Они уже знают об этом! И уже все ругают нашу лесную промышленность, потому что — или за границу лес гонят, или рубят незаконно. Хотя… что такое «незаконно» с такими законами нашими, это ещё посмотреть надо. Например, раньше санитарные рубки как оздоровительные мероприятия в лесу входили в счёт установленного объёма рубки. А теперь — как дополнение к основному объёму. В ряде случаев это привело к умышленным поджогам леса. Есть ещё территории, пока запрещённые к рубке. Наверное, за них будут бороться. Снижать нормативы по возрасту деревьев… Понимаете, у нас же нет результатов оценки состояния лесов ни по одному региону России! Какие эффективные государственные управленческие решения можно принимать в этих условиях?

ИА REGNUM Вы верите, что в ближайшее время кто-то серьёзно будет заниматься восстановлением леса, восстановлением системы управления лесным хозяйством?

Нет, я не верю. Потому что все наши предложения, которые мы представляли, которые были апробированы локально и имели значение, они никому не были интересны. Пока, я думаю, этого не будет.

http://regnum.ru/news/polit/1990287.html