Меджлис крымскотатарского народа для Украины был фактором внутриполитическим, всегда вырывавшемся на внешнеполитические просторы. Для России, запретившей Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову въезд в Крым, Междлис стал внешнеполитическим фактором.

В украинский период Меджлис сформулировал цели национального движения крымских татар – создание национально территориальной автономии. Такая автономия должна была распространяться на всю территорию Крыма, власть должна была иметь этнократический характер. Это притом, что крымские татары составляли около 13% населения полуострова.

Теперешний Меджлис «в изгнании» придерживается прежней стратегии.  Его  политическая  цель та же - создание национально территориальной автономии крымских татар в «украинском» Крыму.

Поэтому Меджлис выступает неким политическим авангардом движения по возвращение Крыма в состав Украины, при этом украинские власти, как бы, не замечают заявленную цель – национально-территориальная автономия. Ничего удивительного в этом нет – украинский национализм только в самые первые годы существования Украины еще вел дискуссии о форме государственного устройства, а затем форма существования государства, имеющего существенные региональные различия, была определена как унитаризм.

Никакие национально-территориальные автономии в эту форму никоим образом не вписывались и не впишутся. При этом, интересны заявления некоторых украинских экспертов (Богдан Яременко, глава фонда «Майдан иностранных дел») о том, что Украине надо «возвращать Крым, четко понимая, что это будет крымскотатарская национальная автономия». Этот политический аванс, не подкрепленный заявлениями официальных украинских лиц, выглядит скорее как «военная хитрость». Эта хитрость основана на ряде позиций:

  • В Украине есть одна «внеукраинская»  политическая сила, которая стабильно, независимо от политической конъюнктуры и по своим направлениям будет отстаивать необходимость возвращения Крыма – это Меджлис;
  • Меджлис будет воспринимаем многими заинтересованными организациями и государствами за рубежом по причине того, что «представляет коренной народ, лидеры которого в изгнании, который не имеет прав на своей земле и притесняется на своей земле»;
  • Лидеры Меджлиса запрограммированы на работу в пространстве нерешенных проблем, чем будут интересовать как международное сообщество, так и Украину. Как показала многолетняя история деятельности Меджлиса в Крыму – пространство нерешенных проблем – источник политического капитала этой организации.

Каким будет способ действий Меджлиса, в текущих условиях? Проявились следующие направления международной активности Меджлиса:

  • Турецкий фактор.  В Турции есть диаспора крымских татар. По причине давних связей Турции не с руки отворачиваться от лидеров Меджлиса. Есть основания для того, чтобы задумка Мустафы Джемилева – проведение Всемирного конгресса крымских татар – удалась. Однако, похоже, из Киева затевается игра с внутренней турецкой оппозицией –игра  достаточно опасная с точки зрения отношений Меджлиса с турецкими властями. И если бы речь шла просто о политических контактах с оппозицией, но ситуация оказывается многоплановой.
  • Мало того, что речь идет о бежавшем из Турции Фетхулахе Гюлене, так он еще и скрывается в США.  Турецкая оппозиция - линия коммуникации, а возможно и взаимодействия Меджлиса с США. Здесь можно предполагать следующую игру: предложение турецкой оппозиции новых тем для позиционирования, формирование новой линии влияния США на Турцию, участие в давлении на правительство Турции по поводу присоединения к санкциям в отношении России.
  • Похоже, Меджлис выбрал Турцию как доску для нескольких игр. Насколько это нравится президенту Турции Эрдогану – вопрос интересный. В отношении взаимодействия с США и Меджлиса наблюдатели зафиксировали интересную ситуацию: вскоре после публикации перевода выступления нынешнего главы Госкомнаца Крыма Заура Смирнова (в прошлом рекомендованного на этот пост меджлисом), в котором он обвиняет Мустафу Джемилева в сотрудничестве с противником президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана оппозиционером Фетхулахом Гюленом,  страница Смирнова в сети Facebook была удалена.
  • Саудовская Аравия. 8 апреля 2015 года в Киеве состоялась встреча Уполномоченного Президента Украины по делам крымскотатарского народа, Мустафы Джемилева и заместителя Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Аслана Омера Кырымлы с Чрезвычайным и Полномочным Послом Королевства Саудовской Аравии в Украине Джудия Алхазалом.  По информации пресс-службы Меджлиса «в ходе встречи обсуждался ряд вопросов, связанных с положением крымскотатарского народа в оккупированном Крыму».
  • Саудовская Аравия - это религиозное направление, на упомянутой выше встрече «особое внимание также было уделено вопросам организации Хаджа для мусульман Крыма в 2015 году». За этими договоренностями может стоять далеко идущая цель – наводнение Крыма представителями радикальных религиозных течений, что создаст потенциал для дестабилизации межнациональной ситуации на полуострове.

Действия Меджлиса на международном уровне будут скорее всего  направлены на достижение следующих  целей:

  • Добиться статуса единственно легитимного представителя крымских татар в международном формате;
  • Блокирование любой международной активности крымских татар из Крыма, отстаивание права  представлять народ только представителями Меджлиса «в изгнании»  и их сторонниками в Крыму.

Эта весьма вероятная стратегия будет формироваться на фоне внутренней установки о том, что у Меджлиса должна быть своя борьба, иначе его лидеры втянутся в безумное переплетение  игр украинских  политиков, и растворяться в украинском политикуме. Своя борьба должна иметь свою логику, подкрепляться ресурсами и иметь собственные цели.

Вхождение Крыма в состав России стало началом сверхновой реальности. Участники политических и международных отношений вынуждены срочно формировать новые стратегии, определять  в их рамках новые вызовы и угрозы, а также искать ответы на вновь возникающие вызовы и угрозы. В этих новых условиях велика вероятность, что Меджлис станет вынужденным или осознанным проводником  сил, заинтересованных в дестабилизации ситуации в Крыму. Это наибольшая угроза от действий лидеров этой организации, находящихся в Украине.

На крымском, прежде всего, и на федеральном уровне ответы на возникающие в новых условиях угрозы наиболее эффективно формировать, на двух направлениях:

  • Социально экономическая сфера. Самые убедительные проекты инфраструктурные.  На региональном уровне, на уровне Крымского федерального округа, в период решения инфраструктурных проблем крымских татар (как в связке с общекрымскими проблемами, так и отдельных проблем мест компактного проживания) необходимо оперативно, но со стратегическим прицелом решать вопросы национально мира и спокойствия.
  • Сфера политики. В Крыму необходимо решать вопрос политического лидерства в крымскотатарской элите, формировать  стратегию  межнациональной политики.

Это достаточно протяженные во времени процессы, поэтому они не смогут быть полноценным ассиметричным ответом именно из-за временного фактора. По этой причине тактические ответы и блокирующие действия на международном уровне России придется осуществлять  в рамках формирования новых принципов баланса сил в Причерноморском регионе в целом.

http://interaffairs.ru/read.php?item=13035