Я уже заметил, что каждый раз после выхода очередной статьи на тему межнациональных отношений, тут – же  появляется поток критики. Ее спектр достаточно широк и нелогичен: от пропаганды экстремизма до пропаганды малопонятных «либеральных ценностей». Но самое распространенное обвинение заключается в том, что я пишу про какой-то выдуманный мир, и вообще не компетентен. А я то всего лишь попытался заглянуть чуть-чуть поглубже в привычно-лубочное провинциальное бытие!

Посему, чтобы  не быть голословным, в этой статье я приведу разговор с человеком, который уже много лет обитает в этом «выдуманном мире». Алмаз Чолоян уже много лет руководит «Приволжским миграционным центром», который  призван содействовать адаптации мигрантов на новой родине. Но на практике этой отважной женщине приходится разбирать постоянные дрязги между диаспорами, окультуривать их руководителей и самой страдать от подобной деятельности.

«Тесное сотрудничество»

Алмаз – беженка первой волны после распада СССР. В Карабахе, где жила ее семья, началась война. Был убит ее дядя, пропал без вести брат. В 1993 году они с мужем приехали в Россию, поселились и трудоустроились в одном из уцелевших колхозов Нижегородчины. Здесь росли их дети. Поток беженцев с территории бывшего СССР не прекращался, и Алмаз сначала помогала своим землякам, а потом и все приезжим, невзирая на национальность. Она на собственном опыте знала, что значит оказаться в чужой стране.  Так женщина поневоле стала признанным специалистом по межнациональным отношениям и адаптации мигрантов.

Кстати, в истории с перевозскими езидами, о которой я писал, именно ей пришлось выступить в роли не только «разводящего», но и «умиротворяющего» фактора. Потом она в сердцах пожаловалась, что земляки ей доставляют немало хлопот. Особенно, когда дело касается интересов верхушки диаспоры. А вот когда доходит до того, чтобы помочь бедному земляку, энтузиазма не наблюдается. Помнится, несколько лет назад я просил ее вывести некий алгоритм взаимодействия национальных диаспор и власти. А в результате еще больше погрузился в тот самый «выдуманный мир» бесконечных дрязг.

Алмаз ЧОЛОЯН. Несмотря на то, что основной объем нашей помощи идет «одиночкам», нам поневоле приходится работать с диаспорами. И работать с ними очень тяжело. Получается, что они фактически перекидывают своих земляков на наши плечи. Мы, конечно, не против, это наш долг, но такие огромные объемы приезжих одна общественная организация не может осилить.

Доходило до того, что мы писали в прокуратуру, чтобы провели проверку по деятельности национальных общин. Они постоянно конфликтуют друг с другом и создают множество проблем. Причем и себе, и нам, и приезжим землякам. А когда доходит до конкретной помощи, всегда стараются увильнуть. Зато в отчетах - сплошные праздники с песнями и плясками. Я не вижу в пропаганде народной культуры ничего плохого. Но не стоит забывать, что основная задача диаспоры - обучать своих земляков культуре страны, куда они приехали.

Если, конечно, ее верхушка считает себя культурными людьми! Увы, таких организаций в нашем регионе около десятка. Настоящих энтузиастов, которые давно живут в России, реально помогают людям и не требуют за это никакой мзды. А с чего начинается разговор верхушки диаспор с приезжим? Сколько отстегнёшь! 

- К примеру, в Нижегородской области около 300 «национальных» общественных организаций. И чем же они все занимаются?

Алмаз ЧОЛОЯН. Как чем? Своими личными выгодами. Выгодами верхушки, а не рядовых членов. Здесь можно наблюдать некоторую историческую закономерность. Например, раньше они занимались тем, что выбивали в госучреждениях всевозможные льготы для своего бизнеса, пользуясь статусом НКО. Дескать, помогите нам и вложите свой вклад в развитие национальной культуры. А последние несколько лет налицо более циничная тенденция: национальные общины регистрируются с одной целью – посредничество между приезжими трудовыми мигрантами и работодателями. Земляки для них не братья, а товар и рабочая сила. И здесь возникает множество конфликтов за сферы интересов. Мало того, настоящие войны!

Также диаспоры в «плотном взаимодействии» с УФМС занимаются «изготовлением» документов для рабсилы, которая через них проходит. Спросите любого гастарбайтера, который вынужден неделями буквально жить в здании ФМС, сколько раз он видел такую картину: приходит в кабинет один человек и отдает инспектору целую пачку паспортов и документов?! Когда я пыталась вывести это на чистую воду, на меня ополчились все: и чиновники УФМС, и диаспоры.

Зачастую доходит до курьезов. Например, регистрируется организация под руководством двадцатилетнего «уважаемого человека», которого никто из земляков не знает. Этот товарищ входит в совет при УФМС, проворачивает там всякие аферы, а в качестве отчёта о работе спокойно берет отчёты нашей организации! Я собралась подавать на него в суд, а мне в УФМС говорят: «Не связывайся, это наш!». Вот вам и «тесное сотрудничество»!

- Последнюю фразу часто можно слышать на всевозможных заседаниях...

Алмаз ЧОЛОЯН. Верхушки диаспор уже полностью слились с чиновниками. Здесь интерес взаимовыгодный. В масштабах региона это два десятка человек по сравнению с тремя сотнями «национальных» НКО-шек. В других регионах – не лучше.

- Также я замечаю тенденцию, что диаспоры не хотят принимать никакого участия в общественной жизни региона. Типа, «не трогайте нас, мы тут культуру развиваем!». Обленились?

Алмаз ЧОЛОЯН. Вы смотрите с позиции журналиста, которому не хватает информационных поводов…

- Конечно, не хватает! Надоели эти «песни – пляски»…

Алмаз ЧОЛОЯН. Еще раз повторюсь, у них просто другие дела. Им не до конкретной социальной работы! Были случаи, я предлагала им воспользоваться нашим офисом, компьютерами, наработанной базой, нашими специалистами, в конце концов! Нет, не требуется. А когда к ним обратишься с просьбой помочь земляку, они заняты важными делами! Ну, в крайнем случае раз в год где-то выступить с зажигательной речью…

Спасти человека 

- Честно говоря, эти выступления и «круглые столы» так же надоели: толку от них никакого!

Алмаз ЧОЛОЯН. В Москве до событий в Бирюлево круглые столы не проводилось? И они чем-то помогли? Сейчас они проходят даже в ВУЗах и на «создание толерантности» списываются огромные деньги. Например, минздрав по регионам реализовывал проект «интимные отношения женщин из Средней Азии». Это интересно среднестатическому студенту?

- Может это часть большой работы?

Алмаз ЧОЛОЯН. Большая работы начинается с помощи конкретным людям, которые оказались в тяжелой ситуации. Без этого любые заседания – пустая болтовня.

- Например?

Алмаз ЧОЛОЯН. Самая характерная история. Бывший полицейский «владел» автобусным маршрутом, отбирал у приезжих водителей и механиков паспорта, и они у него работали за копейки. Если не работали, он их избивал. «Рабы» возмутились, и он одного убил. Об этом говорили по телевизору, писали в газетах, но его бизнес так и продолжается. Два человека убежали и неделю жили в нашем офисе. После нашего запроса их вызвали в ФМС. Когда они туда пришли, их передали бывшему хозяину. А сотрудник ФМС заставляет их написать отказную, что они к работодателю претензий не имеют. Мы нашли деньги, фактически выкрали этих мужчин и на такси отправили в посольство Узбекистана в Москве, и они вернулись на родину.

- Можно еще примеров?

Алмаз ЧОЛОЯН. Помнится наш конфликт с азербайджанской диаспорой. К нам за помощью обратились три женщины. Исходя из их ситуации, диаспора могла им больше помочь, чем мы. Я звоню туда, а мне в ответ: «Мы таким не занимаемся, у нас важная культурная  работа –  «День культуры»! А тут надо с документами возиться!». Другой случай. Пользуясь безграмотностью приезжего земляка, представитель азербайджанской диаспоры за 15 тысяч рублей сделал ему разрешение на работу, которое у него уже было в разрешении на временное проживание! И таких случаев более чем достаточно. И нам поневоле приходится в них разбираться.

- Без последствий?

Алмаз ЧОЛОЯН. Мне много раз угрожали: «найдут наркотики», «убьют» и т.д. Угрозы были из самых разных органов, даже оттуда, куда мы не писали... Это порочный круг. Например, я направляла жалобу на руководителя районного ФМС. С изложением конкретных фактов и заявлений. В ответ натравливают на меня диаспоры, а потом заявляют, что натравят и ФСБ. У нас в офисе проводили обыски. На меня заводили уголовное дело. За нашу доброту. Одного из тех, кому мы помогли, задержали на границе с Украиной с поддельной миграционной картой. Получила штраф и два года условно за незаконную легализацию мигрантов. Это меня не остановило.

О здоровье нации

- Я уже слышу ехидные замечания: дескать,  так и надо, нечего помогать этим «понаехавшим»!

Алмаз ЧОЛОЯН. «Понаехавшие» бывают разные. Одно время мы много помогали русским переселенцам из бывших советских республик, которые на исторической родине стали бомжами. Это почему-то бесило УФМС. Один раз помогли  пожилой женщине из Казахстана, Светлане Георгиевне. У нее не было ничего: ни одежды, ни жилья, ни пропитания, ни пенсии. Ее советский паспорт никто не хотел видеть. Мы добились, чтобы ей восстановили документы. После этого нас пригласили на телевидение, где был начальник УФМС. Он начал вопить, что я судимая и работаю против России… Потом я в очередной раз сопровождала Светлану Георгиевну в УФМС. Охрана нас не пустила – распоряжение руководства!

Бывают случаи, когда речь напрямую идет о «здоровье нации». Например, у одного работодателя в поликлинике обнаружили около десятка человек с туберкулезом и ВИЧ-инфекцией. Они автоматически перешли в нелегальные мигранты. Хозяин отобрал у них документы и заставлял работать за 3 тысячи рублей в месяц. И запугал, что если они будут возмущаться, сдаст их полиции. Один из них не испугался и обратился к нам. Мы пожаловались в генпрокуратуру, и их отпустили. Работодатель потом материл меня, угрожал, бросался с кулаками. Были случаи, когда заведомо больные покупали анализы для устройства на работу. И посредниками с врачами были представители диаспор, работодатели и чиновники. Жителям России нужны толпы больных СПИДом?

- Такие «добрые отношения»  были всегда?

Алмаз ЧОЛОЯН. Нет. Я помню примеры плодотворной работы с тем же ФМС. При ней была специальная комиссия, которая занималась интеграцией приезжих. Разбиралась судьба каждого обратившегося. Помню, мы активно работали с властью, нас поддерживали и шли навстречу. Мы работали с самыми разными сферами – от образования до милиции. И вместе реально помогли многим людям. В основном это были те самые русские беженцы, до которых сейчас никому нет дела... Скажу больше, тогда чиновники областного правительства понуждали своих подчиненных из области помогать таким людям! Увы, сейчас организации, созданной для поддержки баланса в обществе, места в коррупционной системе нет.  

Государственное дело

- И что сейчас нужно сделать, чтобы хоть как-то наладить эту сферу?

Алмаз ЧОЛОЯН. От того, что сейчас творится в Европе, нашу страну может спасти только  жесткий ценз. Чтобы «национальная» общественная организация прежде чем зарегистрировалась, несколько лет проработала бы на энтузиазме и доказала свою полезность. Их должны знать, и они должны оказывать конкретную помощь людям. Иначе отказывать в регистрации. А над проверяющим чиновником должен быть еще более жесткий контроль. При этом отчет об их работе должен основываться на постоянных проверках диаспор. Есть хоть какие национальные конфликты - урезать зарплату.

В идеале должен быть гражданский механизм контроля, общественные наблюдатели. Тем более что эти кадры есть. В разных городах уже сложились группы энтузиастов, которые, например, фиксируют на видео, как посредники заходят в кабинеты ФМС с кипами документов. Благодаря им уже всплыло несколько десятков  афер руководителей диаспор и чиновников. Но это все-таки государственное дело, а не одиночек-общественников.

- А есть какие-то благие позывы от государственных структур?

Алмаз ЧОЛОЯН. Есть, но они не масштабны, «по мелочи». Например, Минздрав с удовольствием с нами работает: никто кроме нас не занимается болезнями приезжих. Также сложились нормальные отношения с органами статистики. Во время переписей населения мы им помогаем выявить максимальное количество приезжих без регистрации. Причем делаем это «своими ногами». А ведь не секрет, что цифры нелегальной миграции вам не скажет ни один чиновник или правоохранитель. У нас хорошие отношения с Минюстом.

Раньше мы их постоянно долбили из-за русских переселенцев из стран СНГ. Там безграмотные чиновники делали ошибки и опечатки в документах, из-за чего их здесь не принимали. Сейчас до Минюста дошло, что мы делаем очень важное дело, и нам идут на встречу. Увы, для плодотворной и масштабной работы этого крайне мало, главный профильный орган ФМС нас ненавидит, мы им «работать» мешаем… При этом не могут понять, что наша задача – адаптировать человека к жизни в нашей с вами стране, чтобы он был ее достойным членом, а не очередным отбросом общества.

Списали на  бытовуху?

В процессе наших неоднократных разговоров с Алмаз и многочисленных заседаниях, где мы вместе  побывали, я подметил странную тенденцию. Как правило, многие нюансы межнациональных отношений списывают на «бытовуху». Или путаются с нею: подрались русские парни с кавказцами – экстремизм, убил «пришелец» местного жителя, а ты про это написал – «разжигание розни». А вот что стоит в этой ситуации элементарно «следить за имиджем»? И «за базаром» заодно…

С другой стороны, национальные отношения во многом базируются на этой бытовухе.  Например, я чиню машину у Ашота, покупаю фрукты у Вагиза, а по утрам здороваюсь с дворником Надиром. И наши взаимоотношения строятся на уважении друг к другу. Так же как и взаимоотношения народов, которые мы представляем, малое всегда порождает большее.

Если мне поставят негодную запчасть или подсунут тухлые фрукты, я пойду к другим ремонтникам и продавцам. Или озлюсь, стану злобным скинхедом и отыграюсь на дворнике… И  удивительно, почему руководители диаспор не понимают таких простых вещей? Неужели так уверены в своей вседозволенности? И тем более непонятно, что их не понимают на государственном уровне, доверяя заниматься такими серьезными вещами энтузиастам-одиночкам. Которые, увы, «в поле не воины».

Кстати, в этой связи неожиданно всплыла новость по скандалу топ-модели Натальи Водяновой с владельцами азербайджанского кафе, откуда выгнали ее сестру-инвалида. Я о нем уже рассказывал на страницах «Завтра». А тут модель неожиданно встретилась с обидчиками за чашкой чая вместе с сестрой, о чем и уведомила общественность в соцсетях. Хотя ранее она добилась возбуждения уголовного дела против обидчиков сестры, но потом неожиданно дала «задний ход» и заявила, что ее цель «продолжить диалог с обществом о людях с особенностями развития». Тем не менее, после встречи и чаепития повару кафе пришлось явиться в суд и отвечать по закону. О чем это говорит?

С одной стороны модель попыталась наладить не только межнациональный диалог. Дело это многотрудное и достойное всяческой похвалы. Но с другой, возможен вариант, что «Нижегородская Золушка» просто показала «пришельцам», как нельзя себя вести. А те поняли, что не правы. А может, просто напугались и решили не связываться с именитой моделью. Опять же интересно, а пошли бы они на подобный диалог с обычным, среднестатистическим россиянином? Я вот что-то сомневаюсь…

http://zavtra.ru/content/view/etnicheskie-opusyi-2/