Капитализм шатается от одного кризиса к другому, вызывая новые серии дотаций олигархам, сокращений помощи бедным и приватизаций государствам, лишая общество благ, добытых в течение нескольких поколений, и распространяя кризис в каждую семью.

Первым шагом приватизации, обрушившейся на нас в правление Тэтчер, был аутсорсинг социальных услуг и функций. Цель была в том, чтобы избавится от социальных расходов, «вычеркнув их из баланса» для сокращения долгосрочных расходов государственной казны. Эту идеологию вбивали в головы англичан с помощью длительных политических кампаний, пропагандирующих передачу социальных услуг, которые требуют огромных инвестиций и экспертных знаний, в руки частных компаний.

Эта идеология провалилась по всем статьям. Но существует и более зловещая сторона приватизации – распродажа государственных активов, причём без приемлемого демократического процесса.

Возьмём, например, железную дорогу. За год до приватизации нашим железным дорогам требовалось всего 431 млн. фунтов стерлингов государственных субсидий. После приватизации, к 2006 году субсидии подскочили до 6 млрд. ф.ст.. Экономисты UBS подсчитали, что британские тарифы - самые дорогие в мире. Даже бывший министр транспорта, консерватор Филип Хаммонд (Philip Hammond) признал, что поезда стали «игрушкой только для богатых». Если бы мы платили такие же тарифы как во Франции, где железные дороги остаются государственными, мы экономили бы 4 млрд. ф.ст. в год.

Теперь давайте взглянем на приватизацию нашего водоснабжения. Приватизация водоснабжения в Соединённом королевстве (СК) сопровождалась резким ростом стоимости обслуживания. За первые 4 года цены подскочили в среднем на более 50%, и к 2020 году частные водные компании собираются поднять их ещё на 40%. В 2000 году парламентский комитет не согласился с деятельностью OFWAT (Совет по контролю над водоснабжением) и объявил, что после приватизации система водоснабжения и канализации стала работать хуже, благодаря неадекватной инвестиционной политике.

Комитет прямо обвинил в этом Совет и частные компании, сравнив последствия приватизации водоснабжения с состоянием железных дорог: «Нынешние методы OFWAT, по оценке инвестиционных компаний, привели к серьёзному развалу нашей системы водоснабжения и канализации. Это означает, что нынешние уровни инвестиций недостаточны для предоставления гарантий, что клиенты смогут получать базовый уровень услуг. Как и на железной дороге, для предотвращения проблем лучше было бы вкладывать капитал в инфраструктуру, а не в исправление сиюминутных симптомов. Зачем ждать?»

Теперь давайте посмотрим на распродажу жилья. Она была запущена в первой половине 1980-х. Приватизация под названием «право на покупку» стала флагманом консервативной политики, которая позволила частным лицам покупать муниципальное жильё с огромными скидками – до половины рыночной стоимости. Распродажа муниципального жилья сопровождалась сокращением жилищных бюджетов и ужесточением контроля над кредитами и расходами местных органов власти.

В результате этого, увеличился объём съёма жилья, а строительство и капитальный ремонт домов упали – к 1986 году ремонт муниципального жилья отставал на 19 млрд. ф.ст., а частного – на 25 млрд. ф.ст.. Чем больше консерваторы вводили сокращений и финансовых ограничений, тем шире распространялась приватизация, ставшая нормой для местных властей. Консерваторы также предоставили частным домовладельцам больше прав, либерализировали ипотечное кредитование для сдачи жилья в ренту и продвигали развитие крупных компаний по продаже недвижимости.

С 1980 по 1990 гг. 4,39 млн. домов были распроданы, отобраны у городских советов или снесены под расчистку места для частного строительства жилья.

Крах жилищного рынка в условиях глобального финансового кризиса показал, что лейбористское продолжение катастрофического приватизационного проекта делает британское жильё и экономику серьёзно уязвимыми перед угрозами рыночных шоков и частных долгов. Консервативно-либеральное демократическое коалиционное правительство с мая 2010 года двигает приватизацию к новому, более агрессивному и опасному уровню, который ещё сильнее ударит по всем нам.

Главные проигравшие жилищного рынка – те, кто не получает прибыль на росте цен на недвижимость. А главные победители – банки, которые забирают себе всё большую и большую часть наших доходов, наживая огромные состояния в условиях постоянных кризисов.

И тут мы приступаем к наверно самой ужасной форме приватизации, которая нанесла ужасающий ущерб британским семьям катастрофическим ростом цен на энергию. За эту зиму несколько тысяч стариков умерло по вине корпоративного кошмара под названием «регулированный рынок», который разработан тем самым Джоном Мэджором (John Major), который призывал ввести особый налог на энергетическую прибыль, так что уже при его правлении можно было заметить ужасные последствия этой политики для рабочего класса.

Тем временем, коалиция Дэвида Кэмерона (David Cameron) подписала частную финансовую сделку с EDF и двумя китайскими компаниями (все три компании принадлежат государствам, только не нашему) на строительство нового ядерного реактора, который гарантирует удвоение цен на электричество в ближайшие 35 лет.

И словно всё это – недостаточный кошмар, они приватизировали большую часть всегда прибыльной Королевской Почты (Royal Mail). Из-за распродажи акций почтовой службы государство потеряло 2,3 млрд. ф.ст. - что в два раза больше планируемых доходов от сокращений социальных пособий в 2013-2014 гг. И теперь крупнейшим акционером почты стал хэдж-фонд TCI.

Агрессивная политика Кэмерона по отношению к Украине и России и его угрозы применить энергетические сокращения в качестве политического оружия должны были заставить нас думать, что главный приоритет для наших политиков - стратегическая безопасность граждан СК, а не процветание за наш счёт французских и китайских государственных энергетических компаний.

Приватизация провалилась по всем статьям. Большая часть основных государственных услуг, включая связь, электро-, газо- и водоснабжение, передана в частные руки. И этих политиков поддерживает большинство избирателей страны.

Не спаслась от этого и наша любимая Национальная служба здравоохранения (NHS). Из общего объёма контрактов, которые были заключены с апреля 2013 года, около 60% были заключены с несвязанными с NHS фирмами, - сообщает Федерация Поддержки NHS. Например, контракт стоимостью 1,2 млрд. ф.ст. по лечению рака среди престарелых в Стэффордшире вызывает споры, поскольку это самый большой аутсорсинговый контракт в истории NHS. NHS разрушается в интересах прибыли корпораций и богатства законодателей, которые всё это делают. От этого страдает всё общество, медицинскому обслуживанию которого завидовал весь мир.

Правительство, без открытого общественного обсуждения, распродаёт общественные земли и национальные парки, потакая спекулянтам. Около вашего дома может быть начата добыча сланцевого газа без предварительного уведомления и компенсаций - договор заключается только с землевладельцем. Старые вековые законы о собственности систематически нарушаются без открытых обсуждений. Демократия грубо попрана.

К настоящему времени, и это для всех очевидно, корпоративные интересы привели к тому, что приватизационный эксперимент провалился с любой точки зрения. За последние 30 лет огромные доходы и накопленные богатства отобраны у рабочего класса, общества и государства и переданы в руки корпораций и олигархов.

Приватизация государственных услуг – полностью провальная и коррозийная бизнес-модель. Она не работает, и никогда не будет работать. Само собой, приватизация – это прибыль для корпораций, а прибыль для корпораций – это не финансовая эффективность для общества. Идеология приватизации – это мираж, мошенничество, которое ведёт к полной разрухе. В СК приватизируются любые активы с одной лишь целью – окончательно разрушить нашу промышленность. Политическая и корпоративная верхушка должна ответить за разрушение жизней, промышленности, рабочих мест, среднего класса и настройку всех социальных групп нашей страны друг против друга.

Олигархические отговорки быстро заканчиваются. Местные и национальные проблемы вызывают у людей неприкрытый гнев. Общество недовольно и ясно видит своего истинного врага. Но они следят за каждой нашей мыслью, и готовы любую из них признать «терроризмом». Наша свобода, наши права разрушены, чтобы помешать нам объединиться против этой политики. Общество просыпается, но как бы не было слишком поздно.

Нет сомнений, что в течение последних примерно сорока лет неолиберализм господствует над правительством, жилищным хозяйством, транспортом, энергетикой и финансовым сектором Британии и оказывает на общество чрезвычайно разрушительное влияние. Это влияние более разрушительно, чем финансовый кризис 2008 года и последующие годы рецессии.

В один момент, сразу после начала финансового кризиса, правительство решило перечислить банкам 1,16 трлн. фунтов стерлингов, чтобы спасти их от коллапса. К марту 2011 года правительство потеряло 456 млрд. ф. ст. в виде наличных, кредитов и гарантий.

Можно привести множество причин такого положения, но существует одна главная причина. После прихода к власти в 1979 году Маргарет Тэтчер и последующих её контактов с президентом США Рональдом Рейганом финансовые рынки испытали преобразования, которые больше похожи на корпоративный государственный переворот, полностью избавивший банковский сектор от ответственности. Были отменены финансовые меры защиты, введённые после Великой Депрессии. Резко увеличилось количество финансовых преступлений, достигнув пика к 2008 году, но, на самом деле, всё только начиналось.

Правительственно-банкирское соглашение поставило на первое место финансы, снизив приоритет производства. Полномочия профсоюзов были сокращены, и началась пропаганда теории «экономики просачивания», которая не работала в реальности и привела только к радикальному сокращению среднего класса. Корпоративная прибыль увеличивалась за счёт сокращения реальной зарплаты простых работников.

Гигантские дотации банкам, количественное смягчение и приватизация – дымящийся пистолет этого убийственного проекта. Сегодняшние его последствия заключаются в консервативной жёсткой экономии в битве за экономическое восстановление.

В 2013 году Джордж Осборн вытащил из фонда Национального страхования 30 млрд. ф. ст., которые были собраны с налогоплательщиков для финансирования только социального обеспечения. В то же самое время, беспрецедентно растущая бедность привела миллионы людей к недоеданию, а детская бедность к 2020 году должна достигнуть 5 млн. Изменчивая статистика считает, что четверть населения Британии живёт в бедности [1].

Для заполнения растущей пропасти государственного долга британский министр финансов Джордж Осборн грабит государственные активы, созданные несколькими поколениями, чтобы купить время в надежде на «экономическое чудо».

К концу этого года Осборн распродаст государственные активы на сумму 60 млрд. ф. ст., а к концу парламентского срока (к 2020 году) общая сумма распродаж составит 100 млрд. ф. ст. [2], не считая зданий и земель – это больше, чем приватизировали Тэтчер, Мэджор, Блэр и Браун вместе взятые.

В 2015 году мы столкнулись с самой большой распродажей государственных активов в одном году. Государственный сектор Соединённого королевства (СК) находится сейчас в инфарктном состоянии. Для сохранения его работоспособности принимаются отчаянные меры с опасными последствиями.

В 2013 году поставщик плазмы крови Национальной службы здравоохранения (NHS) был продан частной фирме из США. Сразу же испарилась британская независимость в сфере крови и продуктов из крови, а с ней испарились и гарантии, которых не было в большинстве стран мира.

Национальное управление аудита предупредило, что «приватизация судебных услуг ставит под угрозу правосудие и приведёт к катастрофическим последствиям для полиции». В случае передачи судебных и полицейских функций в руки частного сектора, уголовные процессы окажутся под угрозой по многим законным и незаконным причинам.

Однажды правительство приватизировало больницу Хинчинбрук около Кэмбриджа. 10-летний контракт с Circle Holdings был разорван после 3 лет работы - из-за проблем с получением прибыли и жалоб на плохое обслуживание пациентов.

Стоимость частной скорой помощи всего за два года подскочила на 156%, и The College of Paramedics сообщает, что сейчас «не хватает медицинских работников для предоставления безопасных и эффективных услуг».

Лондонская пожарная служба столкнулась с ужасными финансовыми проблемами, потому что частное управление 500 пожарными машинами и 50000 индивидуальными комплектами пожарной безопасности не приносит прибыли. Отсутствие инвестиций привело к росту опасности пожаров, особенно для высотных зданий и промышленных объектов.

Управление воздушным движением в СК распродаётся, несмотря на предупреждения экспертов, которые вполне справедливо говорят, что это приведёт к «уязвимому положению» для 2,2 млн. пассажиров в одном из самых напряжённых воздушных пространств в мире.

Эти услуги не просто важны, от них в прямом смысле зависят жизни людей, и их нельзя продавать тому, кто предложит цену повыше.

Но кроме них у нас есть не очень важные, но достаточно рентабельные службы, приносящие деньги в государственную казну, которым тоже грозит приватизация: Метеорологическая служба, Агентство топографии, переработчик ядерного топлива Urenco, Земельный кадастр, Канал-4, Королевский монетный двор… - этот список можно продолжать. Наш 30-летний опыт приватизации СК ни к чему хорошему не привёл.

За год до приватизации железные дороги нуждались в 431 млн. ф. ст. государственных субсидий. К 2006 году (после приватизации) эта цифра подскочила до 6 млрд. ф. ст., сегодня государство продолжает выплачивать субсидии по 5,4 млрд. ф. ст. в год. Экономисты UBS подсчитали, что британские тарифы - самые дорогие в мире. Даже бывший министр транспорта, консерватор Филип Хаммонд признал, что поезда стали «игрушкой только для богатых». Если бы мы платили такие же тарифы как во Франции, где железные дороги остаются государственными, мы экономили бы 4 млрд. ф.ст. в год [3].

Приватизация воды в СК сопровождается резким ростом стоимости обслуживания. За первые 4 года цены подскочили в среднем на более 50%, и к 2020 году частные водные компании собираются поднять их ещё на 40%. Парламентский комитет не согласился с деятельностью OFWAT (Совет по контролю над водоснабжением) и объявил, что после приватизации система водоснабжения и канализации стала работать хуже, благодаря неадекватной инвестиционной политике.

Растущие цены на энергию привели к диким последствиям для домашних хозяйств из-за корпоративной махинации под названием «регулированный рынок», который разработан тем же самым Джоном Мэджором, который призывал ввести особый налог на энергетическую прибыль, так что уже при его правлении можно было заметить ужасные последствия этой политики для рабочего класса. И теперь 7 миллионов британцев оказались в категории «топливной бедности» [4].

В Британии, благодаря достигшей новых высот корпоративной жадности, проводится ползучая колонизация общественной жизни. Guardian с иронией пишет, что Министерство здравоохранения составляет программу борьбы с ожирением и чрезмерным употреблением алкоголя при активном участии таких опасных для здоровья корпораций как McDonalds, KFC, PepsiCo, Mars и Diagio. Кроме роста прибылей и обогащения акционеров эта программа усугубит проблемы с британским здоровьем, особенно с диабетом, алкоголизмом и физическими травмами. И всё это - из-за сокращений бюджета государственной медицины СК [5].

Но, со времён тэтчеровской приватизации, ни в какой другой сфере неолиберальные азартные игры не нанесли такого вреда как в сфере жилья. Захват и распродажа социального жилья, отобранного у государственных структур и брошенного в виде товара на рынок, стали рекордными.

До 1979 года почти треть всего британского жилья (6,6 млн. домов) была социальной, находясь в ведомстве местных советов. Эти дома радикально отличались от ужасного жилья частных домовладельцев, которые были построены в предыдущие годы.

«Американизация» британского общества выразилась в форме владения недвижимости, при которой все должны стремиться к безраздельной власти индивидуализма.

Приватизация социального жилья стала важной частью политики тори. Схема «право на покупку» разрешила частникам покупать муниципальное жильё со скидками до половины от рыночной стоимости. К 1987 году было продано более 1 миллиона муниципальных домов, к 2009 – 4,39 млн.

Не должно удивлять, что 40% социального жилья, после массовых персональных банкротств и потерь права собственности во время многочисленных кризисов, оказались в руках частных домовладельцев. Банки и строительные общества получили от правительства финансовые стимулы в виде «Схем делового расширения» для аренды десятков тысяч восстановлений прав собственности, чтобы остановить затопление рынка недвижимости.

Вслед за этим было организованно сокращение местных бюджетов, а также введён репрессивный контроль за расходами. Всё это привело к резкому увеличению ренты и падению строительства новых домов. К 1986 году муниципальное жильё недополучило ремонт на сумму 19 млрд. ф. ст. Государственное жильё сократилось от пика в 150000 единиц в 1970-х до практически нуля в 1980-х.

В 2010 году мы увидели, как консервативная партия провела разрушительные 50-процентные сокращения бюджета доступного жилья на 2011-2015 годы, заставив жилищные ассоциации и местные советы проводить политику жёсткой экономии, которая ударила по самой беднейшей части общества.

Новое законодательство утверждает, что бездомные, инвалиды, ветераны войны и другие уязвимые группы больше не имеют права на гарантированную аренду муниципальных и кооперативных домов, речных лодок или даже мобильных домов.

Сегодняшнее правительство вернулось к политике «право на покупку». Жилищная Ассоциация вынуждена продавать собственность по другой схеме, которая будет стоить советам 6 млрд. ф. ст. в течение 4 лет огромных сокращений местных бюджетов. Мы остаёмся перед лицом жилищного кризиса. Этот кризис требует такого правительственного вмешательства, что британский рынок недвижимости похож на схему Понци.

Во-первых, Банк Англии применил свою Политику нулевых процентных ставок, вынуждая обладателей наличности открывать вклады в других банках. Сотни тысяч с неохотой стали землевладельцами. На каждую пятую продажу дома набрасываются инвесторы «купить, чтобы сдавать в наём». Почти 40% всех продаж недвижимости в современном СК осуществляются за наличные.

С политической точки зрения, чтобы помочь измученным покупателям (которые в первый раз покупают жильё) угнаться за скачущими ценами, Джордж Осборн приготовил две схемы под названиями «Финансирование кредитования» и «Помощь в покупке». Прежние схемы провалились и закончились снижением ставок по ипотечным кредитам, в качестве крайней меры, были перечислены 12 млрд. ф. ст. денег налогоплательщиков на ипотечное кредитование тех, кто не имеет никаких банковских вкладов, и поэтому не должны были бы получать ипотеку ни в коем случае.

Чтобы ещё больше помочь этим покупателям, налогоплательщиков обременили суммой 835 млн. ф. ст., которая пошла на субсидии «Помощь в покупке», необлагаемые налогом сбережения и дополнительные схемы для помощи в создании депозитов.

Всё это, возможно, работало бы, если бы кто-то заранее подумал построить новые дома.

Сайт capx.co сообщает: «Жилищная собственность СК привлекает государственные субсидии на сумму 3,7 млрд. ф. ст. с использованием ипотечных гарантий «Помощь в покупке» и справедливых кредитов, и планируются ещё 6,7 млрд. ф. ст. в год на налоговые льготы по ипотеке и 10,4 млрд. ф. ст. по программе Налоговые льготы по основной частной недвижимости. Если Европейская комиссия будет проводить расследование в СК по вопросу предоставления государственной помощи частному сектору недвижимости, СК потеряет свои права» [6].

Председатель Банка Англии Мервин Кинг сказал во время кризиса Специальному казначейскому комитету, «что на субсидии банкам были потрачены миллиарды, поэтому в необходимости сокращать государственные расходы виноват финансовый сектор».

Массовая приватизация и конкурентно-рыночный подход, применённый без надлежащих ограничений и ответственности, в жилищном хозяйстве, транспорте и энергетике оказались совершенно провальными. Ускоренные распродажи показывают неспособность Джорджа Осборна сбалансировать бюджет.

http://antizoomby.livejournal.com/437520.html

http://antizoomby.livejournal.com/437378.html