Как говорит межкультурный опыт и здравый смысл, было бы безнадёжным делом ожидать от советников по внешней политике работающей под девизом «Не делать глупостей» администрации Обамы – как и функционеров/наёмников Пентагона – понимания многогранности Китая.

Например, они были бы не способны оценить мириады последствий мастерского демонтажа профессором Альфредом МакКоем американо-китайской геополитики.

Премьер-министр Таиланда Прают Чан-оча сейчас проводит визит в Сингапур, где обсуждает со своим коллегой Ли Сьен Луном лабиринты отношений АСЕАН с Китаем, затрагивающие невероятно запутанные споры в Южно-Китайском море.

Таиланд полностью поддерживает Сингапур – инвестора АСЕАН номер один – в том, чтобы Бангкоку удалось получить переходящий пост координатора АСЕАН – Китай. Вопреки алармистским и параноидальным сценариям, представленным внутри Кольцевой, споры в Южно-Китайском море будут разрешены дипломатически в рамках отношений АСЕАН – Китай.

Оказывается Ли Сьен Лун – старший сын покойного отца-основателя Сингапура, премьер-министра и министра-руководителя легендарного Ли Кван Ю. Он узнал всё, что надо знать об Азии – и Китае – от отца, из первых рук.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Когда в 1994-м я перебрался жить в Азию, уехав из Парижа, моим первым портом захода был именно Сингапур. То были времена расцвета азиатского чуда. Полное погружение означало знание всего, что вертелось вокруг Ли – и самого Ли. Помимо идеологических и политических пробелов – к примеру, он был не столь проницателен в отношении Ирана или России, или Латинской Америки – вероятно, Ли знал о Китае больше, чем любой сторонний наблюдатель или аналитик.

В конце концов, именно Ли поразил самого Маленького Кормчего Дэн Сяо Пина в конце 1970-х, побудив Дена задуматься о современном Китае, как своего рода «тысяче Сингапуров», ставя экономический успех под жёсткий политический контроль. Президент Си Цзиньпин открыто восхищается Ли, как «нашим старейшиной, который вызывает у нас уважение».

Как говорит Ли, когда его спросили китайские эксперты о «мирном подъёме», как новой китайской мантре, он ответил: «мирный ренессанс, или эволюция, или развитие. Восстановление древней славы, обновление когда-то великой цивилизации». Не случайно «мирное развитие» было одобрено прежним руководством Пекина.

Теперь, когда бесконечным истерическим мемом по всему Запада стала «китайская угроза» или, экстраполируя споры в Южно-Китайском море – «китайская агрессия», весьма поучительно вернуться к Гроссмейстеру за некоторыми отрезвляющими неопровержимыми фактами, связанными с Китаем. Назовем это кратким резюме Гроссмейстера по Китаю, и кратким резюме отношений Китай – США, большая часть была собрана в книге «Ли Кван Ю» (MIT Press, 2013). Без нее невозможен никакой значимый анализ Китая.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Будьте уверены, в геополитике Ли был чистым статус-кво. Он полагал, что «не может быть никакого баланса столь же удобного, как нынешний, без США в роли главного игрока… Геополитический баланс без США, как основной силы, будет весьма отличаться от того, который есть сейчас или может быть, если США останутся основным игроком».

Что ж, больше положение не столь «удобное».

Говорит Гроссмейстер

О Китае, как номере 1:

«Их культуре 4 000 лет, у них 1,3 миллиарда населения, многие из них очень талантливы – огромный и очень талантливый фонд, из которого черпать и черпать. Как же они могут не жаждать стать номером 1 в Азии, а со временем и в мире?»

Чего хотят китайцы:

«Каждый китаец мечтает о сильном и богатом Китае, процветающей нации, передовой и технологически грамотной, как Америка, Европа и Япония. Пробудившееся чувство неизбежного хода событий – подавляющий мотив».

Об основном сценарии:

«Китайцы посчитали, что им надо от 30 до 40, возможно, 50 лет мира и спокойствия, чтобы догнать, выстроить свою систему, сменить коммунистическую систему на рыночную. Им надо избежать ошибок, сделанных Германией и Японией… Я полагаю, что китайское руководство знает, что если вы соревнуетесь с Америкой в вооружениях, вы проиграете. Вы сами себя обанкротите. Так что, избегать этого, оставаться неприметными и улыбаться лет 40 или 50». (Больше не так, Си вывернул  «неприметность» Дэна наизнанку).

О том, что нужно Китаю от США:

«Китай знает, что ему нужен доступ на американские рынки, американские технологии, возможности для китайских студентов учиться в США и нести в Китай новые идеи о новых рубежах. Следовательно, он не видит смысла в противостоянии с США в следующие 20 или 30 лет, чтобы не рисковать такими выгодами.» (И как отмечал Майкл Хадсон, новый экономический рывок Китая состоит в процветании его внутреннего рынка: «Китаю больше не нужны доллары. В самом деле, чем больше у него долларов, тем с большей вероятностью единственное, что с ними можно делать – одолжить Казначейству США, финансируя военный «Разворот к Азии» для окружения Китая».)

О Юго-Восточной Азии:

«Стратегия Китая в Юго-Восточной Азии весьма проста: Китай говорит региону «идёмте, будем расти вместе». В то же время руководители Китая хотят создать впечатление, что рост Китая неизбежен, и что странам придется решать, хотят ли они быть Китаю другом или врагом, когда наступит нужный момент. Китай также хочет проверить свои возможности получить то, что хочет, или выразить свое неудовольствие».

О том, почему США «потеряли» Юго-Восточную Азию:

«Китай втягивает страны Юго-Восточной Азии в свою экономическую систему из-за обширного рынка и растущей покупательной способности. Япония и Южная Корея  тоже неизбежно будут втянуты. Китай поглощает страны, не используя силу. Соседи Китая хотят, чтобы США продолжали действовать в Азиатско-Тихоокеанском регионе, чтобы сами они не стали заложниками Китая. США надо было установить зону свободной торговли с Юго-Восточной Азией лет 30 назад, задолго до того, как китайский магнит начал втягивать регион на свою орбиту. Если бы так было сделано, покупательная способность была намного выше, чем сейчас, и все страны Юго-Восточной Азии были бы связаны с американской экономикой, а не зависели от китайской. Основные тенденции определяет экономика».

Об азиатской торговле:

«Что делают американцы для борьбы с Китаем? Контролируют Восточную Азию? Китайцам нет нужды бороться за Восточную Азию. Медленно и постепенно они расширят экономические связи с Восточной Азией и предложат ей рынок в 1,3 миллиарда потребителей… Экстраполируйте ещё на 10, 20 лет – китайцы будут основными импортёрами и экспортёрами всех стран Восточной Азии. Как американцы могут конкурировать в торговле?» (Это объясняет отчаянные усилия администрации Обамы продавить Транс-Тихоокеанское Партнёрство без Китая).

Об ассиметричных действиях Китая:

«В экономике и обороне они могут ещё 100 лет отставать в технологиях, но действуя ассиметрично, они могут нанести американцам огромный ущерб».

О партийных опасениях хаоса:

«Чтобы добиться модернизации Китая, его коммунистические руководители готовы попробовать любые методы, кроме демократии с одним голосом у одного человека в многопартийной системе. Две основных тому причины – их вера, что Коммунистическая партия Китая должна обладать монополией на власть, чтобы гарантировать стабильность, и глубокие опасения нестабильности в многопартийной свалке, где каждый за себя, которая может привести к потере контроля центра над провинциями с ужасающими последствиями, как было с полевыми командирами в 1920-х и 30-х».

О том, почему правит культура:

«Могут ли китайцы освободиться от собственной культуры? Для этого потребуется пойти наперекор 5000-летней китайской истории. Когда центр силён, страна процветает. Когда центр слаб, император далеко, горы высоки, и в провинциях и округах масса «маленьких императоров». Таково их культурное наследие… Подобные китайские традиции, таким образом, обеспечивают более единообразный мандаринат»*.

О неизбежности возвращение к номеру 1:

«Они будут действовать на основе консенсуса и у них наличествует дальновидность. Хотя некоторые могут представлять, что 21 век будет принадлежать Китаю, другие считают, что он разделит этот век с США, поскольку они подстраиваются к будущему китайскому веку».

О том, почему США так сложно принять такое положение:

«Для Америки эмоционально очень трудно принять, что её вытесняют – не в мире, только в Западно-Тихоокеанском регионе – азиаты, издавна презираемые и оскорбительно отвергаемые, как испорченные, слабые, коррумпированные и инертные. Чувство культурного превосходства американцев сделает такую адаптацию самой сложной. Американцы полагают, что их идеи универсальны – превосходство отдельной личности и свободное, ничем не стеснённое самовыражение. Но они не таковы – и никогда такими не были. На деле американское общество было столь долго было настолько успешным не из-за этих идей и принципов, а благодаря определённой геополитической удаче, изобилию ресурсов и энергии иммигрантов, щедрому потоку финансов и технологий из Европы, и двум океанам, отделявшим конфликты от американских берегов. В итоге американцам придётся поделиться своим выдающимся положением с Китаем».

Вот теперь и живите с этим:

«США не могут остановить подъём Китая. Им придется жить с более крупным Китаем, что станет полной сенсацией для США, ведь до сих пор не существовало страны, достаточно крупной, чтобы бросить вызов их положению. Китай сможет сделать это за 20 или 30 лет».

(Ли сказал это на Глобальном Форуме в Сингапуре в 2011 году. При Си Китай уже бросает вызов положению США).

Примечание:

* – Система назначения на государственные должности по экзаменам; система государственного аппарата, построенного по такому принципу.

http://polismi.ru/politika/kontury-novogo-mira/1163-kitaj-est-grossmejster-vperjod.html