Что приводит людей к террору? Кто был первым российским террористом? Какова роль землячеств в зарождении терроризма? Об этом рассказывает кандидат исторических наук Екатерина Щербакова.

В 50-е годы XIX века ситуация в Российской империи складывалась таким образом, что некоторым людям нечего было терять, у них не было экологической ниши, как мы сейчас выражаемся. Эти люди оказывались отщепенцами, потому что их ценности не соответствовали общепринятым.

Студенчество — взрывоопасная среда. Как в ней возникали отщепенцы? Приехал молодой человек в столицу учиться из Пензенской губернии, родители его не слишком богаты. Один раз не внес плату за обучение, другой — и его отчислили. Что ему делать? Возвращаться в Пензенскую губернию он не хочет, руками делать ничего не умеет, пытается восстановиться, но на что ему жить? Живет такой студент обычно на грошовые уроки, и, даже если ему удается восстановиться в своем учебном заведении, он учиться нормально не может, потому что надо либо бегать и зарабатывать копейку, либо ходить на лекции. Его могут опять отчислить уже за то, что он плохо учится. Так он и становится "выброшенным".

В конце 50-х — начале 60-х годов страна бурлит. Готовится отмена крепостного права; когда его отменили, всем становится понятно, что это произошло не так, как ожидали крестьяне, что эта реформа касается всех. Молодые люди захвачены этим процессом, они идейные. Они хотят народу блага, но как что-то изменить, как жить самим, они не понимают.

Терроризм, к сожалению, актуален. Но важно отметить, что терроризм середины — конца XIX века совершенно не тот, что сейчас.

1. Современный терроризм и терроризм XIX века

Основное отличие заключается в идеологической основе и в том, что тогда никто не платил за это деньги. Кроме того, в то время террорист всегда был смертником: либо он погибал во время теракта, либо его отправляли на казнь. Человек сознательно шел на самопожертвование. Сейчас же можно просто нажать кнопку дистанционного управления. Но есть нечто, объединяющее современный терроризм и терроризм прошлого: террористом становится только человек, которому нечего терять. Если сейчас у человека есть семья, работа и т. д., он много раз подумает, надо ли ему это. Ситуация в Российской империи складывалась таким образом, что в людях, которые не имели, как мы сейчас выражаемся, «экологической ниши», не было недостатка.

2. О покушении на Александра II 1866 года

Люди, которые шли в террор, были «отщепенцами» социума, их ценности абсолютно не соответствовали общепринятым. Как такое могло произойти?

Первый российский террорист — Дмитрий Каракозов, который 4 апреля 1866 года совершил неудачное покушение на Александра II. Как известно, этот император погиб от рук народовольцев в 1881 году. 4 апреля 1866 года Александр II выходил из Летнего сада, и в толпе людей, которые желали взглянуть на монарха, оказался и ничем не приметный молодой человек. Он практически в упор стрелял в Александра II из пистолета и промахнулся. Естественно, его тут же схватили, и царь спросил его: «Ты поляк?» Совсем недавно отгремело польское восстание 1863 года. Каракозов ответил: «Нет. Чистый русский». «Зачем же ты стрелял?», — изумился император. «Ты обманул народ», — сказал Каракозов. Причем со стороны народа это неслыханное преступление встретило полное непонимание, было распространено мнение, что стрелял помещик, недовольный отменой крепостного права.

3. О судьбе студенчества

На примере Дмитрия Каракозова можно поговорить о социально-психологических истоках русского терроризма. Он недоучившийся студент. Студенчество вообще среда взрывоопасная. Как в этой среде появлялись «отщепенцы»? Допустим, приехал молодой человек учиться в столицу из Пензенской губернии. Родители его не слишком богаты. Один раз не внес плату за обучение, другой раз — его отчислили. Что делать? Возвращаться в Пензенскую губернию? Обычно такой несчастный жил на грошовые уроки. Бегал по городу, искал каких-нибудь недорослей и что-то им рассказывал за 5 копеек. Даже если ему удавалось восстановиться в своем учебном заведении, он не мог нормально учиться. Потому что надо либо зарабатывать на жизнь, либо ходить на лекции в университет. Значит, его снова могут отчислить, но уже не за неоплаченное обучение, а за то, что он просто плохо учится.

4. Ишутинский кружок

В то время студенты часто жили землячествами. Двоюродный брат Каракозова, Николай Ишутин, из членов пензенского землячества и прочих товарищей организовал кружок, члены которого пытались найти применение себе и своим идеям. Умами владеет утопический социализм. Для России это прежде всего Н.Г. Чернышевский и роман «Что делать?». На дворе начало 60-х годов. Страна если не кипит, то уж точно бурлит. Только что отменили крепостное право, и всем стало понятно, что произошло это не совсем так, как ожидали крестьяне.

Молодежь захвачена важнейшими общественными процессами. Они хотят народу блага. Но, как его достичь, совершенно непонятно. Как жить им самим — тоже совершенно непонятно. Вот об этом-то и идут разговоры в кружке Ишутина. И носят эти разговоры, что и понятно, антиправительственный характер.

Возникает и вопрос о революционной организации. Кто-то хочет порисоваться, кто-то играет в конспирации, кто-то серьезен. Организация, к которой принадлежал Каракозов, — это не партия с программой и уставом, это нечто аморфное. Но на фоне разных личных проблем и неудач в недрах такого кружка вполне может вырасти человек, который берет револьвер и идет стрелять в царя. Потому что кто главный виновник всех бед? Царь. Он же крестьян обманул.

5. О революционерке Вере Фигнер

Часто говорят, что революционеры неправы, государство дало им образование, учили бы народ, лечили и т. п. Но это оказывалось не так просто. Прослыть революционером можно было, еще не сделав ничего противозаконного.

Характерный пример – судьба знаменитой революционерки Веры Фигнер. Девушка училась в Цюрихском университете, хотела стать врачом и делала поразительные успехи. Но в русской деревне плохо живут крестьяне, а значит, необходимо им помочь. Она бросила все и уехала в деревню лечить людей. Ни о какой пропаганде социалистических идей нет и речи. Потому что, как Вера Фигнер пишет в своих воспоминаниях, о чем можно говорить с людьми, которые голодны и больны.

Для начала их надо накормить, вылечить и научить читать. Потом к ней приехала сестра, Евгения, она как раз пыталась учить, собрала детишек, устроила школу. Но далеко не всем в деревне было удобно присутствие людей, которые действительно хотят помочь народу. Начались доносы: батюшка сообщил, что в школе учат в Бога не верить и царя не почитать. Приехала инспекция, школу разогнали. Сестер, как и многих подобных им людей, постепенно выдавливали из той среды, в которой они хотели работать. И Вера Фигнер становится звездой «Народной воли». А «Народная воля», как известно, убила царя-реформатора.

6. Нерешенные вопросы

Когда историки говорят о терроре, обычно все вертится вокруг партийных программ или конкретной тактики: как работали эсеры, как анархисты. Но мне кажется, что наиболее перспективная сфера изучения в этой области касается личных мотивов. Как эти люди жили, что привело их к террору, почему они взяли в руки револьвер, бомбу — почему все это произошло? Во всех учебниках пишут, что революционная борьба при отсутствии массовой поддержки не может быть никакой иной, кроме как террористической. С этим трудно не согласиться. Но мне все равно кажется, что важнее понять, почему люди шли в террор, почему они могли принять самопожертвование и почему они готовы были жертвовать жизнями других людей. Может быть, они их и людьми-то не считали?

https://postnauka.ru/video/11858

https://postnauka.ru/faq/29028