Мы живем в экстраординарную эпоху. Экстраординарные вещи творятся в Ираке (и в исламском мире). Происходит молниеносный захват “суннитских территорий” от Сирии до Ирака. Этот символизм имеет мощные параллели с ранней историей ислама. Холодная беспощадность военной стратегии ISIS потрясла и породила обожание суннитского мусульманства по всему свету.

И это обожание разделяют многие, очень многие в Ираке и в государствах Залива. Оно также приводит в ужас: сердце содрогается при виде этого марша палачей. Пьянящая, наполненная адреналином смесь ужаса и эйфории, ощущения того, что события каким-то образом повторяют само начала рассвета Исламской Империи падает на удобренную почву.

По всему Ближнему Востоку и Африке аграрные несчастья и салафитское раздувание костра ненависти, основанной на восприятии суннитами самих себя в качестве “жертв”, узурпаторское правление и сопровождающие его конфликты создают огромную уязвимость для заражения этой новой коллективной лихорадкой, имя которой Да’иш (ISIS).

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

Да’иш (ISIS) – не Аль-Каида, это не союзник, не отросток и не франшиза Аль-Каиды. После краткосрочного флирта он отделен и стоит в прямой оппозиции Аль-Каиде (но действует на основании писаний Абдуллы Аззама, одного из ключевых интеллектуальных влияний на Бин Ладена).

Аль-Каида возникла из мифа. Мифа о том, что СССР “взорвался” из-за муджахеддинов Афганистана. Из-за войны с героями афганского джихада, в этой версии видения мира, разделяемого множеством современных мусульман, советский колосс надорвался и перестал существовать. Именно анализ уязвимости СССР Абдуллой Аззамом подвел к выводу о том, что возможно повторение подобного процесса – с США. Такой исход продемонстрирует правоверным хрупкость и сверхдержавы – и они потеряют страх перед ней.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Бин Ладен понимал, что для достижения такой цели мусульмане должны быть едины (то есть, сектантсво не должно поощряться). Для него война на истощение была направлена против “дальнего врага” через глобальные акты “шока и трепета”.

Доктрина Заркауи (“заркауизм”, так мы в общих чертах определим идеологию ISIS по имени основателя первого “исламского государства” в Ираке) выросла из других корней: Это не была грандиозная схема по подрыву США, это было выражение отчаяния и беспросветности (глубоко засевших в сознании вытесненного и обнищавшего класса суннитской периферии), это движение произрастает из чувства утраты суннитами привилегий, власти, чувства того, что государство принадлежит им – и всех связанных с этим прав. Им движет чувство глубокой ненависти и желание отомстить “узурпаторам”. Сюда прибавляются признаки классовой войны – деревня против городской космополитской элиты. Но над всем этим возвышается вбитое веками, въевшееся в сознание суннитов ханжество: ненависть к “другим” – и, в первую очередь, к шиитам и Ирану.

Ирак ISIS

Заркауизм привился в Ираке в период “горячей” войны (и в ней огромную роль играет местная кровавая политика, а не глобальные фантазии Бин Ладена). Он развился на фоне жесткой политики этнических чисток (Багдад был зачищен от суннитов) и унижения “сунны” (сунниты отстранены от власти и изгнаны из армии). Соответственно, большинство суннитских боевиков, воевавших с американской оккупацией ( а речь идет, в первую очередь, о сирийцах и палестинцах, попавших в орбиту Заркауи) привезли “идеи” Заркауи домой – в Хаму и Хомс.

Главной характеристикой доктрины Заркауи является абсорбция нетерпимого ваххабизма, требующего “чистки” огнем и мечом “поруганного ислама”. Он должен быть “очищен до такого состояния, когда слышен только один голос и существует только одна власть. Через такое очищение, и идя курсом преднамеренной безжалостности, шариат и исламское государство могут быть восстановлены.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

От идеологии традиционной Аль-Каиды Заркауи отличают два элемента: во-первых, радикальный отказ принять традиционное прочтение того, как было сформировано исламское государство. В этой версии исторического ревизионизма, оно было основано “сражающимися теологами” и их вооруженными последователями (и это не конвенциональное прочтение).

И потому, хотя заркауиизм принимает ваххабитскую концепцию “чистки” и “пуританства”, он радикально, революционно порывает с ваххабизмом, отказывая в легитимности основателями и правителям саудовского королевства. Эти атрибуты ISIS присваивает себе. И это влечет за собой полное отрицание всех аспектов современной суннитской религиозной власти.

Несмотря на то, что заркауизм следует Аззаму, и утверждает, что главной целью является “взрыв” США, на практике, ISIS рассматривает современную политику через призму миграции пророка Мухаммеда в Медину, его войны против Мекки, и через войны первого халифа, Абу Бакра.

Символически все это чрезвычайно важно. ISIS (в его видении мира) находится в той точке, в которой Мухаммед находился со своим мусульманским проектом во время битве при Ухуд. Сегодняшний поворот волны в Сирии рассматривается в качестве символического эквивалента битвы при Ухуд – то есть, неудачи ISIS в Сирии рассматриваются как экзистенциальные неудачи всего суннитского проекта в целом.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Но кто, в таком случае занимает место обитателей Мекки – врагов Пророка и истинной веры? Это не Америка, это – Иран. ISIS, конечно, продолжает пудрить мозги и издавать угрозы в адрес Америки, но все знают, что он сосредоточен на “ближнем враге” – Иране.

В сегодняшнем Ираке ясно видно, что Исламское Государство уже прошло стадию первую консолидации (истощение врага, разрушение мощи врага путем исчерпания его ресурсов). ISIS не говорит об этом прямо, но государства Залива давно дали понять Западу – как только Асад и Малики будут устранены “мир вернется”. Под миром, здесь конечно же понимается ничем не ограниченная суннитская гегемония.

Итак, сегодня ISIS рассматривает и Ирак, и восточную Сирию в качестве территорий, находящихся на второй стадии – “менеджменте свирепости” и на подходе к третьей – консолидации Исламского Государства. Что это значит, и каковы условия переход к следующей фазе?

Термин “менеджмент свирепости” определен в трактате Абу Бакра ан-Наджи и относится к перерыву, хиатусу между исчезновением одной господствующей силы и возникновением другой. Предполагается, что в этот период сохраняется определенный уровень хаоса, и что оспариваемые территории будут опустошаться в ходе колебания маятника победы в пользу той или иной стороны – уходящей власти или власти новой (Исламского Государства).

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

В этот период у Исламского Государства будет существовать набор ограниченных целей: достижение и поддержание внутренней безопасности, фиксирование границ, кормление населения, установление шариата и системы исламской юриспруденции, и, наиболее важно – создание “сражающегося общества” на всех уровнях внутри общины.

Согласно “Менеджменту Свирепости” в этот период потребуется полная элиминация всех шпионов, а также “запугивание притворщиков и лицемеров доказательствами их лицемерия и другими средствами с тем, чтобы они раскаялись, чтобы они забыли или спрятали свои мнения, и выполняли указания властей, и чтобы их злобные деяния были остановлены”.

Ирак - авиабазы

В полном размере: Ирак - авиабазы

Другими словами, любое продвижение на Багдад, о котором Да’иш продолжает говорить, вряд ли произойдет до того момента, как в зонах, уже находящихся под контролем, не будет гарантирована безопасность.

Этот же период характеризуется “разграблением финансовых ресурсов” в целях “проекта”. Смысл в том, что Да’иш желает стать финансово независимым. И в самом деле, это совершенно ясно видно их характера действий движения в Сирии (захват нефтяных месторождений, разграбление складов Сирийской Свободной Армии и продажа в Турции большей части индустриальной инфраструктуры Алеппо).

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Но вторая фаза также, самым зловещим образом предусматривает “резню врага таким образом, чтобы внушить ему смертельный ужас”. В трактате специально ссылаются на компаньонов Пророка, которые “жгли людей, несмотря на то, что это гнусно – но таково требование жестких времен”.

Автор “Менеджмента Свирепости” без обиняков сообщает, что места для “мягкости” нет: “Мягкость – ингредиент провала. Наши враги нас не пощадят, и потому мы должны их заставить тысячу раз подумать, прежде чем они атакуют нас”.

Ирак - бронетехника

В полном размере: Ирак - бронетехника

И здесь мы наблюдаем вторую ключевую концепцию Заркауи: прочтение кампаний первого халифа Абу Бакра идеологами ISIS. Оно подчеркивает (и пытается узаконить) необходимость “грубого насилия” в переходный период, когда исламская мощь еще не консолидирована полностью. В именно такой момент, сразу после смерти Пророка, несколько арабских племен отказались платить Абу Бакру закат. Они утверждали, что их присяга верности Пророку (в полном соответствии с арабской племенной традицией) истекла после его смерти. Это породило брутальные войны Ридда ( войны с вероотступниками).

То, что важно здесь – узкая конструкция вероотступничества, определение, которого Да’иш придерживается очень жестко.

Подводя итог, обезглавливания и вакханалия насилия – не продукт эксцентричного, безумного фанатизма, но сложная, разработанная стратегия. Военная стратегия, которую преследует ISIS в Ираке – не спонтанное или популистское приключение, но отражение очень продуманного и профессионального военного планирования.

Беспорядочное на первый взгляд насилие имеет точную цель: внушить безмерный страх, разрушить психику людей – и, согласно многим репортажам, это именно то, что удается достигать Да’иш, в том числе и в Багдаде.

На этом фоне привычная хуцпа либеральной прессы выражается в попытке представить защитную мобилизацию шиитских милиций в качестве действий, который в принципе не отличаются от акций ISIS.

То, что подобный нарратив принят, лишь демонстрирует, насколько глубоко суннитский дискурс обнищания и психологии жертвы абсорбирован Западом – до той степени, что дает легитимность джихаду такфири, и отражает как мало понимается истинная природа и опасность ISIS.

http://postskriptum.org/2014/09/07/isis-113/