В большинстве аналитических описаний о взаимоотношениях между Россией и Китаем очень много слухов, домыслов и поверхностности. В зависимости от того, какой базовой точки зрения придерживается тот или иной эксперт Китай предстает в материалах либо наиболее опасным потенциальным врагом России, либо чуть ли не самым верным и надежным другом, который способен защитить нас своей широкой грудью от любой западной напасти.

В реальности же как всегда все обстоит несколько иначе. Каждая из наших стран обладает собственным набором интересов и приоритетов. По многим вопросам наши позиции одинаковы или близки, по другим имеются непринципиальные разногласия, то третьим мы являемся если не противниками, то конкурентами. Но в целом на сегодняшний день по стратегическим вопросам больших расхождений не существует, что позволяет нашим государствам довольно тесно сотрудничать и эффективно развивать взаимодействие.

Большая часть интересов России в отношении Китая достаточно хорошо описана. Базовых вектора три.

1.   Китай представляет собой для России огромный потенциальный рынок сбыта энергоносителей, способный разрушить монополизм европейских потребителей. Быстрое развитие этого направления сотрудничества сдерживается огромными объемами необходимого финансирования инфраструктуры проектов, однако механизмы прорабатываются, соглашения заключаются и прогресс достаточно очевиден.

2.  Китай является крупнейшим мировым потребителем продукции нашего ВПК, что в условиях относительно небольшого (хотя и постоянно растущего) внутреннего финансирования этих отраслей позволяет им держаться на плаву и даже успешно осуществлять НИОР по созданию вооружений нового поколения. В этой области тоже имеется ряд трудностей и противоречий. Китай неизменно настаивает на одновременной продаже готовой продукции и технологий для ее внутреннего дальнейшего производства на своей территории. Это существенно снижает потенциал будущих поставок, но одновременно заставляет наш ВПК постоянно двигаться вперед в плане разработок следующего поколения.

3.  В связи с ухудшением отношений между Россией и Западом, в том числе в экономической и финансовой сферах, для нашей страны жизненно важным становится перенос связей в этих областях с запада на восток. Уже сегодня кредитование наших банков и крупных компаний частично производится китайскими банками, и этот процесс только нарастает. Неменьшая потребность у России существует и в отношении совершенно различных потребительских товаров и производственного оборудования. Китай за последние десятилетия активно развивал во всех этих областях собственное производство, включая производство самого современного технологического оборудования. Учитывая состояние нашей экономики и объективную нецелесообразность восстановления всех видов производств внутри страны, фактор долгосрочных внешнеторговых связей с Китаем является для России важнейшим и долгосрочным.

Гораздо меньше известно о потребностях Китайской стороны в налаживании долгосрочных и дружеских отношений с Россией. Как правило все сводится к общему желанию наших стран избавиться от диктата доллара, совместно противостоять военным угрозам на территории Евразии и согласованно поднимать вес наших стран во всех международных организациях. То есть по сути все сказанное это ни о чем.

Если остановиться на этом, то объективно создается впечатление, что мы не развиваем плодотворное равноправное сотрудничество, а Китай, используя слабость современной России и ее проблемы на Западе, активно продвигает свое влияние на нашу страну. И во многих материалах прослеживается именно такая точка зрения. Действительно, если брать только деньги, объем производства и влияние на мировую экономику, то позиции наших стран несопоставимы.

Как легко представить и то, что на место доллара претендует именно юань, а Россия привлечена в эту борьбу исключительно для облегчения восхождения юаня к мировому пьедесталу. Тем более, что рубль в его сегодняшнем виде на это место никак претендовать не может. Даже с учетом нефти и газа. По мнению некоторых аналитиков если бы не силы ядерного сдерживания и не собственные претензии США на этот кусок пирога, то Китай давно бы и с удовольствием отъел бы от России всю азиатскую часть.

Некоторая доля правды в этих рассуждениях имеется. В том смысле, что в геополитике друзей не бывает, каждая сторона преследует прежде всего собственные интересы. А слабых непременно кушают.

Гораздо большая доля правды, хотя тоже небольшая есть в предположениях, что Россию постоянно затаскивают между молотом и наковальней. Наковальней является Китай, молотом Запад.  Нас как бы постоянно заставляют прогнуться и под кого-нибудь залезть во избежание полного и окончательного «расплющивания» между кузнечными инструментами. Такой элемент реальной стратегии присутствует. Фининтерн, вложивший в Китай огромные капиталы, с одной стороны, стремится установить контроль над Россией, чтобы она в свою очередь с помощью ЯО контролировала добросовестность исполнения Китаем гарантий сохранения вложенных в него средств. С другой, он же, но уже через Китай давит на Россию с целью установления со стороны Китая экономического контроля над Россией. Реальная ситуация гораздо сложнее и неоднозначнее, но все это присутствует.

В любом случае самый страшный сон как для США, так и для Фининтерна это полноценные дружеские отношения между Россией и Китаем. И при ближайшем рассмотрении Россия действительно оказывается для Китая очень важным и интересным партнером для решения им своих стратегических устремлений. Все вышесказанное для России важно и для Китая.

Например, энергоносители. Да, сегодня у Китая нет никаких проблем с импортом той же нефти откуда угодно. Из Ирана, из Саудовской Аравии, из Катара или ОАЭ. Но есть одна проблема. Все способы доставки нефти или сжиженного газа на территорию Китая из стран Ближнего Востока  находятся под контролем США. Все упирается в узкий Малаккский пролив, контролируемый американским флотом. Китай неоднократно предпринимал и продолжает предпринимать попытки решить эту проблему. Но полноценного стратегического решения не нашел.

Нефтепровод из Ирана упирается в зону нестабильности Афганистан-Пакистан. Строительство военно-морской базы в самом Пакистане также не решает вопроса в связи с потребностью в том же уязвимом нефтепроводе.

Китай предпринимает усилия по выходу в Индийский океан через территорию Мьянмы, но наталкивается на жесткое противодействие США, резко усиливших финансовую помощь правящему режиму этой страны. О важности этого направления говорит хотя бы то, что первый свой зарубежный визит после избрания на второй срок Обама нанес именно в Мьянму. Ситуация с китайской базой на побережье Мьянмы подвисла.

Китай не сдается и пробует лоббировать строительство канала из Сиамского залива в Андаманское море через самое узкое место в Таиланде, в ответ на это получает очередную цветную революцию в Таиланде без каких-либо ярко выраженных целей и осмысленности действий, но легко блокирующую эти инициативы.

Нефть имеется во Вьетнаме, но отношения с этим соседом традиционно складываются непросто, а Вьетнам для гарантии спокойствия активно развивает сотрудничество как с Россией, так и с США.

Наконец, Китай предпринимает попытки строительства канала в Никарагуа, параллельного Панамскому. Причем, к охране объекта вовсю планируется привлечь Россию. Но и этот проект пока не стартовал на практике.

В целом все эти примеры показывают, что Китай при всей своей экономической мощи имеет колоссальные слабости, способные довольно быстро поставить его на колени, перерезав доступ ко внешним источникам сырья. Ахиллесова пята Китая это логистика и несамодостаточность китайской экономики, сильно зависящей от импорта различных видов сырья и экспорта готовой продукции. В отношении последнего в первую очередь в Европу.   Все транспортные каналы контролируются геополитическим противником Китая – США.

И даже в отношении внешнеэкономических связей с Латинской Америкой, для которой Китай уже много лет является партнером номер один по объемам торговли, все очень непросто. Военно-морские базы США на Филиппинах и особенности взаимоотношений с Тайванем также не дают гарантий спокойствия на торговых путях.

То есть именно проблема транспортной логистики внешнеторговых операций Китая является для него самой важной и насущной. Особенно в преддверии неизбежного коллапса доллара, а вслед за этим через тридцать лет столь же неизбежных разборок с Фининтерном вокруг Гонконга.

Не будем сейчас подробно останавливаться на методах, с помощью которых Китай пытается решить вопрос с Тайванем и Филиппинами, тем все обстоит медленно и в основном путем постепенного силового давления, посмотрим на Запад.

Россия является для Китая полноценным способом разрешения всех ключевых логистических проблем в западном направлении.  Причем, имеется всего два разумных варианта по способам этого решения. Или Китай должен захватить Россию целиком (чего ему попросту никто, включая Запад, сделать не даст), либо вообще не пытаться на Россию давить и ставить ее в ущемленное положение. Россия нужна Китаю именно как добровольный полноценный партнер, полностью удовлетворенный результатами сотрудничества. Ведь именно Россия на этом маршруте будет контролировать путь товаров между Китаем и Европой. Плюс Россия собственными ресурсами способна полностью ликвидировать потребность Китая в нефти из стран Ближнего Востока. Вот не так давно решался вопрос о поставках нефти из Ирана в Россию. На поверхности это выглядело как попытка Ирана изящно уйти от санкций. На самом деле это апробация возможностей поставок нефти в тот же Китай, минуя морские пути, контролируемые недружественной стороной.

Все заявленные недавно проекты газо- и нефтепроводов, а в особенности проект скоростного железнодорожного маршрута Пекин – Москва преследуют одну цель – решить логистические проблемы Китая, сдерживающие его амбиции как мирового лидера. Как только эти проблемы решаются, ничто и никто уже не способен помешать Китаю начать реализовывать свои преимущества мирового экономического лидера.

Безусловно, все это понимают не только в Москве или Пекине, но и в Вашингтоне. События на Украине во многом связаны не только с давлением на Россию или желанием ограничить ее политическое влияние в этом регионе или разорвать экономические связи России с Европой. Ничуть не в меньшей степени украинская война связана с попытками создания территориального барьера на наиболее удобном и простом логистическом пути из Китая в Европу. В последние годы правления Януковича между Украиной и Китаем начали развиваться настолько тесные связи, что это приобрело статус прямой угрозы для США. И именно поэтому со стороны России потребовалось два исключительно точных шага, чтобы организовать эффективное противодействие. Я говорю о Крыме и стратегическом партнерстве с Турцией. Крым это будущая перевалочная база, а Турция это проливы. Это два ключа к будущему южному маршруту нового Великого Шелкового пути. На северном направлении возможностей по ограничению у США на порядок меньше, хотя и там в будущем не исключены некоторые сюрпризы.

Понимание указанных факторов позволяет понять, почему в вопросе Украины Китай занимает хоть и осторожную, но абсолютно пророссийскую позицию. И это не вопрос попытки использования наших проблем с Западом в своих целях. Это вопрос экономической безопасности самого Китая.

http://chipstone.livejournal.com/1250844.html