Историк Эндрю Фрэнсис из Университета Эмори (США) обратил внимание на одну интересную закономерность — сексуальная революция в США и странах Западной Европы в ХХ веке началась именно тогда, когда в обиход было введено лечение при помощи антибиотиков. Именно они покончили с угрозой сифилиса, который был самым страшным венерическим заболеванием.

Как мы знаем, у любого лекарства есть побочные эффекты, которые каждый разработчик старается предугадать. В большинстве случаев это получается — и тогда в инструкции по применению появляется целый список таких побочных действий. Однако предсказать все незапланированные эффекты удается далеко не всегда — особенно, если они проявляются в глобальном масштабе.

Мог ли, например, Александр Флеминг, которому удалось выделить первый антибиотик — пенициллин, предугадать то, что внедрение его лекарства в массовое пользование вызовет… сексуальную революцию странах США и Западной Европы во второй половине ХХ века? Вряд ли, скорее он вообще не думал об этом. Однако все так и произошло — повсеместное использование пенициллина покончило со многими заболеваниями, передающимися половым путем, что, в свою очередь, сделало внебрачный секс менее рискованным. Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Многие исследователи считают, что во всех культурах табу на внебрачные связи (где они, конечно, есть — в смысле, запреты) обусловлены именно боязнью распространения венерических заболеваний. Действительно, если в каком-нибудь небольшом племени все вдруг начнут, что называется, "ходить налево", то случайно попавшая инфекция быстро распространится по всему сообществу. И хоть некоторые подобные недуги и не убивают человека, однако какое-то время все племя будет вынуждено заниматься лишь лечением болезни, а за этот период его могут вытеснить из богатых охотничьих угодий более здоровые соседи.

Со временем негативное отношение к внебрачному сексу вошло в общественную и религиозную мораль — ведь венерические болезни до ХХ века люди так и не смогли победить. Такая ситуация длилась достаточно долго — хотя любителей нарушать подобное табу всегда находилось немало, однако в целом к внебрачному сексу относились скорее негативно. Интересно, что очередной взлет "пуританства" приходиться на XIX век — тогда по всему миру особенно широко распространилась такая страшная болезнь, как сифилис. Да и в прошлом веке эта напасть также продолжала убивать людей: согласно статистике, последний пик смертности от сифилиса в США был в 1939 году — тогда от этой болезни погибло около 20 тысяч человек.

И вот историк Эндрю Фрэнсис из Университета Эмори (США) обратил внимание на одну интересную закономерность. Как мы помним, пенициллин был открыт в 1928 году, но в широкой клинической практике его стали применять только через тринадцать лет. Дело в том, что годы Второй мировой войны проблемазаболеваний, передающихся половым путем, обострилась, поскольку эти заболевания могли подорвать боеспособность любой армии (солдаты ведь — отнюдь не монахи). Неудивительно, что генералы очень хотели освободить своих подчиненных от любых недугов, в том числе и венерических, и потому изучение антибиотиков, в том числе и их воздействие на возбудителей "дурных болезней" активизировалось.

Вот тут-то и выяснилось, что открытый Флемингом пенициллин превосходно лечит большинство венерических болезней. В частности, при его интенсивном применении с 1947 по 1957 год в США смертность от сифилиса сократилась на 75 процентов, а уровень заболеваемости — на 95 процентов. О гонорее, трихомонозе и прочих "дурных болезнях" и говорить нечего — они излечивались тогда после одного укола (о том, что антибиотики могут вызвать дисбактериоз, а так же что возбудители болезней со временем к ним привыкают, тогда еще не знали). То есть лекарство превратилось в панацею против всех венерических заболеваний и люди поняли, что этих недугов уже не стоит бояться.

И вот тогда-то, считает г-н Фрэнсис, и началась та самая сексуальная революция (некоторые ошибочно считают, что это произошло вначале 60-х, однако исследования многих специалистов показали, что тогда было не начало, а пик). Получив доступ к документам 1930-1970-х годов из учреждений здравоохранения федерального уровня и уровня штатов (некоторые были впервые оцифрованы по его просьбе), ученый обратил внимание на три показателя сексуального поведения: коэффициент внебрачной рождаемости, роды у подростков и заболеваемость гонореей — крайне заразным недугом, передающимся половым путем и распространяющимся очень быстро. В результате выяснилось, что с конца 1950-х годов, началось резкое увеличение всех трех показателей. То есть после того, как пенициллин окончательно и бесповоротно расправился с сифилисом (который позже, правда, взял реванш).

Интересно, что далее, к концу семидесятых началось то, что можно назвать "сексуальной контрреволюцией" — внебрачный секс стал вновь приобретать негативную окраску в общественном сознании. Однако это уже связано с распространением другой страшной венерической болезни — СПИДа, против которого антибиотики были бессильны. Тем не менее, резюмирует г-н Фрэнсис, сейчас "революционные тенденции" в сексуальной сфере вновь отвоевывают свои позиции, поскольку развитие антиретровирусной терапии привело к тому, что некоторые люди чуть меньше беспокоятся по поводу ВИЧ и более склонны к рискованному сексуальному поведению.

Вот так вот антибиотик, сам того не желая, одним ударом (точнее уколом) покончил с древнейшим человеческим табу — запретом внебрачного секса. Действительно, тогда в начале ХХ века подобный побочный эффект предсказать было практически невозможно…

http://www.pravda.ru/science/useful/20-02-2013/1143525-sex_revolution-0/?mode=print