Мировой кризис развивается своим чередом: объёмы глобальной торговли падают, финансовую систему лихорадит, спрос на нефть снижается. Тем не менее нефть уверенно растёт — за последние два месяца она подорожала в полтора раза, с 27 до 42 долларов за баррель.

В принципе, этот рост нефтяных котировок ожидался... но ожидался он только после включения Федрезервом США печатного станка на полную мощность. Федрезерв же пока что выжидает, разговоры о переходе на ПОПС всё ещё остаются разговорами: без мощного же притока халявных денег нефть должна была бы вести себя куда как более сдержанно и, пожалуй, скорее падать, нежели расти.

Нет, я не спорю, долларовая система теряет стабильность буквально на глазах, а на этом фоне вложения в сырьё выглядят довольно привлекательно. Германия, например, поднатужилась и начала в ускоренном темпе возвращать золотой запас из-за рубежа — как будто она боится, что скоро физическое золото в Америке закончится полностью:

https://aftershock.news/?q=node/381291

Запасаются некоторые страны — такие как Китай, например — и физической нефтью. Строят нефтехранилища, заливают туда нефть. Но это всё слабо влияет на рынок, нефтяные цены от кризиса должны идти скорее вниз, чем вверх: так как в рушащейся глобальной экономике спрос на нефть падает быстрее, нежели растёт желание вложиться в «небумажные» активы.

Главную причину резкого роста цен на нефть я вижу в том, что сланцевая отрасль всё же дала в итоге видимую невооружённым глазом трещину.

Конечно, некоторые признаки гниения мы наблюдали и раньше. Так, например, американская нефтянка сократила 100 тысяч рабочих мест, количество буровых вышек при этом уменьшилось вчетверо:

https://aftershock.news/?q=node/380868

https://aftershock.news/?q=node/380990

Но при всём при этом объёмы добычи нефти в США оставались довольно высокими. С пика в 9600 тысяч баррелей в сутки добыча упала до 9070 баррелей — а это было существенно, но отнюдь не катастрофично:

https://aftershock.news/?q=node/380415

Однако недавно пришла по-настоящему серьёзная новость. Запад, наконец, признал махинации с нефтяной статистикой:

Слово рупору американского капитализма Wall Street Journal в переводе рукопожатного РБК:

«По данным WSJ, в последнем квартале прошлого года объем „призрачной“ нефти достигал 1,1 млн барр., что составляло примерно 43% всей „лишней“ нефти на рынке. В издании отмечают, что в предыдущий раз объемы существующей только на бумаге нефти поднимались до таких высот в 1998 году. Тогда конгресс США даже поручил своей Счетной палате проверить данные МЭА, но проверка внятного объяснения не дала — ревизоры лишь подтвердили возможность возникновения ошибок в отчетности, но затруднились оценить их размер и то, как — в сторону увеличения или уменьшения — такие ошибки искажают результат»...

...«Наиболее вероятное объяснение большей части „пропавших“ баррелей состоит в том, что они просто не существуют», — пояснил WSJ аналитик компании Standard Chartered Пол Хорснелл».

http://crimsonalter.livejournal.com/89026.html

Как видите, уже не какие-то маргиналы-конспирологи, а авторитетнейший Wall Street Journal признаёт, что статистика по нефти искажена — что объёмы добычи нефти завышаются, причём завышаются сильно.

Этого следовало ожидать. Уровень в 80 долларов за баррель был обозначен в своё время не просто так — ниже этого уровня американские сланцевики просто нежизнеспособны. При этом сейчас точка безубыточности ещё выше — эксперты уже указывают, что спасти сланцевую нефтедобычу способны сегодня цены не ниже, чем в 95-100 долларов за баррель:

https://aftershock.news/?q=node/380434

Теперь у нас с вами есть все кусочки головоломки. Сланцевики вынуждены были резко сократить добычу ещё в 2015 году, но долгое время американцы рисовали нам красивую статистику. Теперь же, когда стало ясно, что труп больного шевелили спрятавшиеся под столом санитары, спекулянты начали всерьёз опасаться возникновения дефицита нефти.

Напомню, мы не закачиваем нефть под землю, мы извлекаем нефть из-под земли. Это значит, что нефти с каждым годом под землёй становится всё меньше, и добывать её всё сложнее. Весь 2015 год нефтяники по всему миру сворачивали свои инвестиционные программы, вкладывались в разведку и в освоение новых месторождений по минимуму.

Это значит, что если сейчас потребуется резко нарастить производство нефти, сделать это нефтяники не смогут просто физически — из-за чего цены на нефть могут за очень короткий период взлететь наверх мощнейшей свечой.

С другой стороны, финансовый кризис никто не отменял. Так, в США бьёт печальные рекорды статистика по невыплаченным автокредитам — и, вполне ожидаемо, больше всего проблемных должников наблюдается именно в «сланцевых» штатах. Если кризис будет уничтожать мировую экономику быстрее, чем будут закрываться американские сланцевики и прочие производители «дорогой» нефти, дефицита нефти удастся избежать:

https://aftershock.news/?q=node/380820

Проще говоря, пока мировой кризис не преодолел своё дно — а он ко дну пока что даже близко не подобрался — строить прогнозы по ценам на нефть крайне сложно. Ни у кого нет данных, каким именно будет баланс спроса и предложения на рынке нефти в ближайшие год-два.

Подумаем теперь о том, что в этой ситуации нужно делать России. Напомню, наша зависимость от мировых цен на нефть хоть и не критична, но всё же довольно велика — это стратегически важная для нас отрасль:

http://ruxpert.ru/Нефтяная_игла

Вывод из вышеизложенного можно сделать простой — нам надо продолжать отвязку от тонущего долларового «титаника», переводить торговлю нефтью на рубли и заключать долгосрочные контракты на поставку углеводородов со странами, которые обладают достаточной для преодоления кризиса прочностью. Пусть мировые биржи показывают на табло любые цифры: если наша нефть будет закупаться по долгосрочным контрактам и по фиксированной цене, вся эта спекулятивная свистопляска биржевиков не будет нас волновать.

Собственно, Россия сейчас и движется по этому пути, усиливая свои экономические связи с Китаем. Процитирую в качестве завершения фрагмент из статьи crimsonalter, в которой тот указывает на явные признаки сближения России с Поднебесной:

Настоящий шок в финансовой среде России вызвало недавнее сообщение о том, что «Газпром» получил от Bank of China кредит на 2 миллиарда евро на 5 лет. Ведь предполагалось, что ни один китайский банк не пойдет на такой риск. По сообщению самого «Газпрома», «это крупнейшая сделка по объему финансирования, привлеченного напрямую у одной кредитной организации, и первое двустороннее кредитное соглашение с китайским банком».

4 марта появилась информация о том, что китайская Sinopec примет участие в строительстве газохимического комплекса в Усолье-Сибирском. Газохимический комплекс в Усолье-Сибирском — это флагманский проект компании «Сибур», на который в том числе выделяются средства из ФНБ.

2 марта ЦБ РФ сообщил, что российский Центральный банк и Народный банк Китая провели несколько сделок с российскими и китайскими контрагентами с использованием механизма валютного свопа юань-рубль, что в переводе на русский означает, что центральные банки двух стран перешли от теории (соглашение о свопе было подписано еще в 2014 году) к практике, которая может срочно понадобиться в условиях повышенных рисков для стабильности долларовой системы.

http://politrussia.com/world/putin-prorubaet-okno-630/

http://fritzmorgen.livejournal.com/869670.html