Когда заходит речь о путях развития современной цивилизации, то очень часто всплывают всевозможные конспирологические теории. В основании конспирологии лежат идеи о том, что все события в мире инспирированы некими тайными силами: масонами, ЗОГом, банкирами и т.п. Подобные идеи довольно популярны, потому что дают иллюзию понимания тех сложных процессов, что реально определяют развитие общества. На самом деле конспирология является классическим «сведением к обыденному», так же, как, например, магия или религия. Критика конспирологии не сложна, и особого смысла тут рассказывать о ней нет.

Однако помимо явно конспирологических теорий, например, идеи того же ЗОГа, существует огромное множество идей, которые напрямую к тайным обществам не сводятся, и поэтому выглядят вполне респектабельно. Например, это популярная сейчас в левой среде идея о «капиталистическом интернационале», о том, что буржуазия большинства стран давно забыла все свои межбуржуазные противоречия и занялась тем, что выстраивает совместные схемы эксплуатации остального населения.

В отличие от пресловутого ЗОГа, данная теория выглядит, как вполне подкрепленная фактами. На самом деле, разве не собираются периодически самые крупные «акулы» капиталистического мира на свои «мероприятия», вроде «Большой восьмёрки»? Или, тем более, «Бильдербергского клуба»? Ведь реально банкиры, промышленники, министры и прочие представители правящих элит вполне мирно беседуют друг с другом. И понятно, что не о сытном обеде или хорошей погоде... Так что вполне возможно, что именно на подобных заседаниях строятся зловещие планы по порабощению мира.

Хотя надо просто знать историю, чтобы не попадаться на эту удочку. Собрание властителей в одном месте не означает их единство. Можно привести в пример пресловутую «Эпоху конгрессов» времен «Священного Союза», когда казалось, что все монархи Европы слились в единстве на почве противостояния усиливающемуся росту буржуазии. Что случилось с Европой потом - тоже известно.

Несмотря на взаимные улыбки, суверены отлично блюли свои интересы, и не упускали возможности урвать кусок у соседа, в том числе и военным путем. В той же Россия после Крымской войны мало у кого остались сомнения в единстве "европейского квартета".

Так что пусть не обманывают улыбающиеся друг другу на фотографиях мировые элитарии. На самом деле суть капитализма остается прежней: жесткая конкуренция между всеми участниками рынка. И даже если существуют некие договоренности, то они играют ту же роль, что и перемирия в войне: каждый из участников старается использовать их с максимальной выгодой для себя.

На самом деле, тут нет смысла подробно объяснять, почему идея «всемирного капиталистического интернационала» неверна. Марксизм давно уже доказал это, а Энгельс даже довольно точно предсказал начало всемирной империалистической бойни. Достаточно помнить классическое:

« ...Для Пруссии-Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размаха, невиданной силы...».

Надо хорошо представлять себе, как выглядела Европа перед самой Первой мировой войной - с практически полным отсутствием границ, свободным перемещением капиталов и рабочей силы и т.д. В общем, это была та самая глобализация, которой пугают нас сейчас, в начале XXI века. Но сто лет назад все это неожиданно закончилось. И пусть в 1910 году Норман Энджелл в книге "Великая Иллюзия" доказывал, что войны не будет, так как она невыгодна экономике, история доказала, что это - не так. Капиталисты оказались так же неспособны решить свои проблемы мирным путем, как и суверенные монархи ранее.

С идеей «капиталистического интернационала» тесно связано еще несколько господствующих сейчас идей.

Однако если идея о «капиталистическом интернационале» еще может рассматриваться, как спорная, то есть вещи, которые принимаются большинством безо всякого сомнения. К ним может быть отнесена, например, очень популярная сейчас идея о том, что для капитализма выгодно уменьшение количества населения и что он всячески «работает» над этой задачей.

Основания для подобного мнения два:

  • Во первых, это материалы так называемого «Римского клуба» - неправительственной организации, созданной итальянским промышленником Аурелио Печчеи. Наиболее часто упоминают «Пределы роста» - доклад этому клубу, опубликованный в 1972 году, где якобы ставился вопрос о необходимости остановки роста численности населения. На самом деле речь шла только об использовании определенных моделей, описывающих развитие многофакторного процесса. Точность и соответствие их реальности остается под вопросом, но еще более важно то, что этот доклад всего лишь означал декларацию опасений и не в коим образом не являлся руководством к действию. Например, те же экологические проблемы со времени этого доклада не разрешились, а, напротив, стали еще более актуальными - капитализм требует принесения в жертву экологической обстановки.
  • Второе основание - это как раз реальное сокращение рождаемости в развитых странах. На самом деле данный процесс был отмечен еще в конце XIX века, когда заметили разницу между рождаемостью в странах, первыми перешедших к развитию капитализма, такими как Англия и Франция и странами, только начавшими этот переход, прежде всего, Германией. Если в последней был заметен бурный рос населения, то англичане и французы с горечью замечали, что у них в странах подобного нет (а в свете грядущей войны это было актуально).

Таким образом, для появления идей о сознательных действиях буржуазии в направлении уменьшения населения Земли есть некоторые основания. На них надстраиваются сложные логические конструкции, связывающие, например, вопросы нехватки ресурсов и современную политику, направленную на сокращение рождаемости. Или проблемы однополого секса и экономической политики.

В силу сложности и многоплановости рассматриваемых вопросов найти требуемую корреляцию не составляет труда. Впрочем, это же дает широкие возможности для критики - раз можно найти один вид корреляции, то не составит труда найти и другой, абсолютно противоположный.

Но для того чтобы понять абсурдность опасений относительно планов капиталистов по сокращению населения планеты, нет особой нужды подробно рассматривать подобные идеи на признак противоречивости. Достаточно просто понять, что же требуется капиталистам. На самом деле, несмотря на кажущуюся сложность данной задачи, для этого нет нужды перерывать сотни документов или искать доступ к инсайдерской информации. Это уже давно сделано Марксом и марксистами более сотни лет назад.

На самом деле, для капитала существует никаких ресурсов, не существует никакой экологии и т.п. Для него есть только одно - прибыль. Вернее, как показал Маркс, прибавочная стоимость. Именно она является основой самого формирования капитала, равно как и источников его роста, поэтому все участники капиталистической экономики движутся только в одном направлении - в направлении ее увеличения. Некоторые из них, конечно, могут быть разорены в процессе экономической конкуренции, но это - всего лишь обратная сторона возможности успеха.

Но прибавочная стоимость, хоть и составляет основу капитала, не может порождаться им сама по себе. Для того чтобы капитал смог реализовать свою способность к росту, он должен быть обязательно дополнен важной особенностью - рабочей силой. Именно рабочая сила, примененная к капиталу, порождает единственный источник его роста - труд. Труд, как способность человека к изменению реальности, таким образом, является основой капитализма. Никакие иные ресурсы в «состав» капитализма не входят. Только капитал и рабочая сила...

Но отсюда видно , что для капитализма вообще-то благоприятно не снижение, а рост населения. Ведь чем больше рабочей силы, тем больше возможности обратить капитал в труд, а, следовательно, получить прибавочную стоимость. Более того, стоимость самой рабочей силы не постоянна, а определяется так называемым рынком труда. То есть чем больше предложение рабочей силы, тем меньше ее цена. Нижняя граница этой цены определяется стоимостью воспроизводства рабочей силы и весьма низка, условно говоря, она означает, что работник готов работать «за еду». Понятно, что предложение рабочей силы в странах, где низкая рождаемость, ниже, нежели в странах, где она высокая, а цена ее, соотвественно, выше.

Это приводит как к оттоку капитала из стран с низкой рождаемостью (страны Западной Европы) в страны с высокой, например, Бангладеш, так и стремлению заполнить рынок труда «низкорождающих» стран рабочей силой из «высокорождающих» в виде мигрантов. Оба этих процессов не являются новостью, и прекрасно опровергают все домыслы о якобы имеющемся стремлении капиталистов к сокращению населения.

На самом деле ситуация еще интереснее. Прибавочная стоимость, согласно марксизму, представляет собой разницу между реальной стоимостью произведенной продукции и стоимостью затрат на нее, включая стоимость рабочей силы. Но для того, чтобы продукция получила свою стоимость, она должна быть обязательно реализована, должна «сработать» классическая формула: Деньги-Товар-Деньги'. Поэтому капиталисты все время стремиться к увеличению рынков сбыта, готовые применить для этого все доступные средства, включая войну. Именно это была причиной для двух самых страшных войн прошедшего века - Первой и Второй мировых. Представить себе, что капитал вдруг непонятно с чего решил бы уменьшить число как работников, так покупателей, было бы странно.

Но что же тогда делать с пресловутыми причинами, которые якобы должны приводить к желательности сокращения населения?

А ничего. Дело в том, что значение их для капитализма много ниже, нежели значение вышеуказанных системных особенностей. Например, рассмотрим значение дефицита сырья. Самое дефицитное сырье для капитализма, по мнению современного человека, - это нефть. Но капитализм успешно развивался тогда, когда бензин продавался в москательных лавках, как средство для выведения пятен - и ничего. Цивилизация угля и стали была периодом резкого роста капитала.

Кроме того, говорить о том, что «нефть кончится», в высшей степени странно. Речь стоит вести о конце «дешевой нефти», которую можно извлекать с минимальными затратами. На самом деле, даже если отбросить нефтяные пески и сланцевые месторождения, остается еще немало мест, откуда нефть можно качать «классическим способом». Да, ситуации, когда «просверлил дырку в земле» и получаешь барыш, уже не будет. Но капитализм уже пережил эпоху сверхдешевой нефти, породившую огромные автомобили и огромные же транспортные хорды, гигантские корабли, освещение всего, чего можно, и прочие бессмысленные творения рук человеческих. Повышение цен в 1973 году привело к локальному нефтяному «локауту», но его влияние на экономику было хоть и не нулевым, но ничтожным по сравнению с той же Великой Депрессией.

Это показывает, что единственной проблемой для капитализма являются внутренние проблемы, связанные с его структурой, а все остальное он способен преодолеть. На самом деле, некоторое снижение нормы прибыли приведет только к банальному переделу рынка, при которой часть участников разорится, но другая часть неизбежно обогатится и станет хозяевами положения. То есть, ситуация абсолютно системная и не представляющая никакой опасности.

Другое утверждение - то, что для капитализма население является источником лишних трат, потому что его рост приводит к росту затрат на пособия, вообще смехотворен. Пособия, как таковые, являются особой формой оплаты труда. Их существование вырвано у капиталистов долговременной рабочей борьбой, ведущейся рабочими с позапрошлого века. Разумеется, никакой пользы для капитализма от них нет, и он не прочь отказаться от пособий, тем более сейчас, когда сама форма рабочей борьбы во многом утрачена. Отказаться от пособий, в том числе и путем переноса производств в страны со слабой социальной политикой, много проще, нежели стремиться к сокращению населения.

Что же касается экологических проблем, то капитал тем более индифферентен к ним. Напротив, именно загрязнение природы капиталистическим производством привело к появлению самой идеи охраны окружающей среды. При этом особенным желанием сохранять природу капитализм всем равно не отличается, и там, где давление общественности на него ослабевает или его нет вообще, он не упускает возможности экономить на «экологичности» для получения лишней прибыли. Так что считать, что идеи Печчеи овладели капиталистами, в высшей степени странно. Сам по себе Римский клуб, конечно, интересен, но в условиях всеобщей конкуренции вряд ли что из его рекомендаций может быть применено.

Конечно, это не отменяет возможности использования их, как средства давления на конкурентов - как был использован, например, Киотский протокол. При этом ни США, ни Китай, как основные игроки на современном геополитическом ринге его не приняли (США подписали, но не ратифицировали - превосходный дипломатический прием). Или «зеленые технологии» могут быть использованы для получения дополнительных преференций со стороны государства - как вариант «обратного перераспределения» бюджетных средств - от работников к капиталистам.

Таким образом, можно сказать, что никакие экологические, ресурсные, социальные и тому подобные вопросы капитализм не волнуют, вернее волнуют строго в определенном значение: чем ниже будут все траты, не приводящие к победе в конкурентной борьбе, тем лучше. А вот количество рабочих/покупателей волнует его весьма серьезно. Но почему же тогда население развитых стран сокращается?

На этот вопрос ответ давно найден - демографический переход. Нет смысла подробно рассматривать это явление - это уже сделано и не раз. Нас самом деле тут работают вполне «экологические» - в исконном значении этого слова - факторы: с момента, когда смертность падает ниже определенного уровня, наступает взрывной рост населения, которое быстро занимает «экологическую нишу», созданную существующим уровне развития производительных сил, и далее быстрое воспроизводство уже не может приводить ни к чему больше, кроме, опять же, роста смертности.

Но человек, как разумное существо, использует в большей степени социальные механизмы адаптации, а не природные, наподобие вышеупомянутого баланса смертности/рождаемости. Поэтому дальнейший рост популяции блокируется изменением социального устройства. Разумеется, это очень сильно упрощенный взгляд, на самом деле все гораздо сложнее. Например, демографический переход вовсе не означает того, что рождаемость падает ниже уровня воспроизводства или вообще прекращается. На самом деле, единственная разница между человечеством до и после его состоит в том, что регуляция размера популяции происходит через рождаемость, а не через смертность. При благоприятных для материнства и детства условиях рождаемость растет, пусть и не сильно. Отсюда стимулирование рождаемости вполне «работает» - например, в Европе наибольшую рождаемость имеют те страны, которые имеют развитую систему социальной защиты, как Франция.

Вопрос только в том, что эти благоприятные условия означают одно: повышенные затраты капитала на воспроизводство рабочей силы. Все эти оплачиваемые отпуска, детские пособия - это те деньги, которые капитал мог бы пустить на свой рост. Для капитала намного проще перевести производство в страну, в которой еще есть огромная масса «лишнего» населения, нежели терять свои прибыли. По сути, тут проявляется та самая специфическая особенность капитализма, что не дает ему установить «капиталистический интернационал». Тот капиталист - отдельная фирма или даже целая «нация» - который пускает часть своих средств на рост рождаемости, проигрывает в конкурентной борьбе. Потому что тот, кто этого не сделал, сможет потратить эти средства на прямые инвестиции. Франция со своей рождаемостью в 2,03 экономически постоянно проигрывает Германии с ее 1,36 рождения на женщину, которая становится европейским гегемоном.

То есть при капитализме очевидно: работа на «общее дело», даже если это «общее дело» капиталистического класса, всегда невыгодна. Как раз эта особенность ведет капитализм к кризисам и войнам. Причем даже в условиях империализма мало что меняется - только вместо отдельных фирм выступают уже целые группы, концерны, «нации» и т.д. Единственное, что реально смогло изменить ситуацию, - «соревнование» с СССР. Но СССР давно нет, и ничего не мешает капиталу вести себя к своему концу.

Ну а как же все эти фонды планирования семьи, высказывания разных деятелей и прочие признаки «мягкого геноцида» капитализма? А никак. Каждый отдельный представитель может иметь любое сколь либо различное мнение, он может вообще мечтать «убить всех людей», чтобы наслаждаться пустынной планетой. Но в условиях всеобщей конкурентной войны определяющим является только то, что ведет к росту прибыли. Никакой «Доктор Зло», имеющий замысел «поработить Землю», никогда не появился именно потому, что его деятельность не имеет коммерческого смысла. Разумеется, это не отменяет желание некоторых фондов «поднять бабло», в том числе и на пресловутом «планировании семьи», тем более, что «опасность перенаселения» является раскрученным «брендом». Но особенной опасности тут нет - такие силы имеют ничтожный экономический вес, и противостоять основной массе капитала нем могут.

Не страшные «Фонды планирования семьи» приводят к разрушению оной, а банальное распределение бюджета и стремление к уменьшению затрат на рабочую силу. Тот самый процесс, который известен под названием «рост обнищания масс» и который столь забавлял позднесоветских людей. Зато теперь они ощутили его не своей шкуре. Именно в России, как в стране «третьего мира», высокая зависимость государства от капитала приводит к тому, что отмеченная выше невыгодность социальных затрат становится основанием к отказу от какой-либо разумной демографической политики. Как раз тут и оказывается востребован пресловутый миф о «зловещих силах планирования семьи» и о том, что «зажравшиеся обыватели не хотят размножаться». Ведь именно подобные мифы работают на создание представлений об «ненужности» социального обеспечения («в свое время на печи рожали», поэтому давайте свернем систему роддомов и т.д.), и на его постепенное уничтожение. А освободившиеся средства, которые могли бы пойти на выплаты роженицам и детские пособия, теперь уходят на нужды капитала (в том числе и связанных с ним государственных деятелей).

Именно эта политика играет роль, в тысячи раз превосходящую влияние пресловутых «фондов» и прочих «агентов госдепа». Не некие тайные масоны, не секретные агенты бильдербергского клуба, а банальные принципы капиталистического устройства, стремление к сокращению затрат ведут к гибели русской нации. Нет особой нужды искать в капитализме те пороки, которых у него нет, нет смысла искать некое «Абсолютное зло». Капитализм и так достаточно отвратителен, с его стремлением к полному отчуждению человека, с его кризисами, с его способностью уничтожать природу и развязывать войны. Но надо понимать, что это - всего лишь определенный этап в развитии цивилизации. Который когда то начался, и который когда-нибудь завершиться. Причем известно даже, как...

http://forum-msk.org/material/economic/10116096.html