Главной ближневосточной темой новостей с момента окончания переговоров ведущих стран мира с Ираном стала антииранская позиция премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Американские СМИ припомнили ему даже историю с выступлением в ООН осенью 2012 года, где он попытался обмануть мировое сообщество темпами развития иранской ядерной программы. Кстати сказать, не достигнутыми Ираном и к настоящему времени.

С именем Нетаньяху пресса стала связывать и сведения о совещаниях военно-политического руководства Израиля, обсуждавшего вопрос немедленного нападения на Иран в 2010-м, и теракты против высшего командования Корпуса стражей исламской революции, и взрывы на объектах иранской ракетной программы, и убийства иранских физиков. Так посмотреть, ну вылитый маньяк. Да еще рассоривший Израиль с главным геополитическим союзником — США. Однако, если взглянуть на события во всем регионе, картина приобретает совершенно иной смысл.

Тут самое время вспомнить, что еще каких-то сто лет назад весь Ближний Восток являлся традиционной зоной британских интересов. Не столько из-за нефти, которую, между прочим, в аравийских песках нашли значительно позже, сколько ввиду контроля за Суэцким каналом — ключевой точкой на пути в Индию и далее в Юго-Восточную Азию. Кроме британцев, кое-что «свое», особенно в Северной и Центральной Африке, имели французы, но степень их влияния на Ближнем Востоке многократно уступала британскому. И Лондон очень зорко следил за тем, чтобы такое положение сохранялось вечно. Именно из-за косности британской политики начала прошлого века государство Израиль вообще смогло появиться на карте мира. Это редкий пример результата совпадения интересов СССР и США, желавших проникнуть в Ближневосточный регион, потому поддержавших резолюцию ООН от 1947 года. Израильтяне этим моментом лишь искусно воспользовались.

С тех пор вся глобальная стратегия Израиля опиралась, если так можно выразиться, на трех слонов. На подавляющем экономическом превосходстве над соседними странами. На экономической отсталости и политической разобщенности арабов. И… на политической, финансовой и военной поддержке со стороны США. Первое позволяло создать и содержать армию, по своим возможностям на две головы превосходящую соседние арабские государства. Второе обеспечивало военно-стратегическую гибкость. ВС Израиля были способны громить противников по частям, создавая против каждого из них по отдельности абсолютное военное превосходство на поле боя. А благодаря третьему израильтяне могли иметь доступ к современным военным технологиям и вооружению, а также получать масштабные финансовые вливания.

С 1948 по 1996 год США предоставили Израилю 68 млрд долларов, в том числе, 41,6 млрд долларов безвозмездной военной помощи. В то время как суммарный годовой объем собственного ВПК лишь к 2010 году достиг уровня 3,5 миллиарда. Американская поддержка позволила Израилю успешно противостоять даже политике СССР в регионе и выиграть две большие войны (в 1967 и 1973 годах), по своему масштабу для израильтян схожие с Великой Отечественной войной для СССР.

Выбранная Израилем глобальная стратегия обеспечила стране успешное существование до середины 80-х. Дважды потерпев сокрушительное поражение, Египет, Сирия и Иордания умерили антиизраильскую риторику и больше сосредоточились на своих внутренних проблемах, коих там хватало. Угрозу со стороны саудитов устранили США, взяв их под свой плотный контроль ради гарантии продажи местной нефти только за американские доллары. Оставшиеся Ирак и Иран непосредственно с Израилем не граничили, потому применить против израильтян силу не могли. Несмотря на всю антиизраильскую риторику, арабские страны на успехи израильской экономики никак не влияли: 38,9% внешней торговли Израиля приходилось на США, еще 6,5% на Бельгию и 5,9% — на Гонконг.

На нерешенность проблемы с палестинцами можно было спокойно не обращать внимания. А уж когда прекратил свое существование СССР, и арабские страны лишились его финансовой и военной поддержки — и подавно. В 2000 году ВВП Израиля достиг 124,7 млрд долларов, в то время как у Иордании — 8,5 млрд, Сирии — 19,8 млрд, Египет — 84 млрд долларов. При численности армии, вместе с резервом, в 631 тыс. человек и ее абсолютном превосходстве в оснащении и вооружении израильтяне могли себе позволить не опасаться за будущее своей страны. Американцы разгромили Ирак, чем, казалось бы, смахнули с геополитической доски региона одного из крупнейших стратегических противников Израиля. Остался Иран, претендовавший на лидерство в арабском мире, но Вашингтон плотно связал его международными санкциями.

Казалось, будущее Израиля безоблачно и стабильно. Но, увы, так только казалось. Сначала американцам для взбадривания их экономики понадобился новый враг, и в 2001-м они полезли в Афганистан. Потом, примерно в 2004-м, Вашингтон верно просчитал свои экономические перспективы и начал реализовывать стратегию переделки мира, которую американцы назвали «конструктивным хаосом». Против России пошла финансовая и военная накачка Грузии, а на Ближнем Востоке госсекретарь США Кондолиза Райс ввела в оборот термин «Новый Ближний Восток», предусматривавший кардинальный пересмотр политических границ арабского мира.

Америке понадобилось срочно экономически ослабить Европу. А Европа в значительной степени зарабатывала на торговле с ближневосточными странами. Стимулирование «конструктивного хаоса» в арабском мире вело к проблемам в европейской экономике, чем должно было создать необходимые условиях для согласия европейцев на подписание с США договора о Трансатлантической торговле. Очень невыгодного для Европы и крайне желательного для США.

А Израиль? А что Израиль? Израилем Вашингтон просто пожертвовал. Для Тель-Авива созданный американцами хаос оказался совсем не конструктивным. Вместе с разрушением светских государств в регионе происходит ренессанс Средневековья. С одной стороны, он крушит проведенные в прошлом веке европейцами границы, но с другой, формирует условия кристаллизации арабского мира вокруг новых центров силы. Главный из которых — Иран. Американцам Иран необходим для борьбы с ИГ и ослабления в последнее время начавших «что-то много о себе геополитически думать» саудитов.

Чтобы переговоры с персами и арабами проходили легче, США даже выразили свое «не против» перспективе вхождения палестинцев в ООН. Возражения Израиля на сей счет Вашингтон отмел в своей обычной манере — перекрыл финансовую помощь. Военную — совсем, экономическую — с 2,2 млрд до 800 млн долларов в год. А тут еще Евросоюз со своей программой количественного смягчения, уже приведшей к падению евро ко всем мировым валютам. Соответственно — к удорожанию импорта, в том числе израильского, примерно на 25%. Что плохо сказывается на внешней торговле.

Плюс к тому обрушение курса рубля. Россия, конечно, далеко не главный торговый партнер, но все же. Сальдо торгового баланса с РФ стало отрицательным. Опять же Израиль на протяжении вот уже четырех лет на американских рынках стал все сильнее проигрывать Китаю. В результате у израильского бюджета образовался дефицит в 3,3 млрд долларов. А собственных ЗВР при таких раскладах хватит примерно только на 8-10 лет.

Словом, под угрозой оказалась вся геополитическая и стратегическая основа существования Израиля как государства. Распад Ирака, Ливии и идущая гражданская война в Сирии, вкупе с обострением обстановки в Йемене, грозящей дестабилизации в соседней Саудовской Аравии, — это как бы хорошо. Это соответствует традиционному израильскому подходу на разделение и взаимное ослабление своих противников в регионе. Но если не подставить под удар (и, соответственно, развалить) Иран, то именно он в конечном итоге окажется центром кристаллизации получившегося бульона. Для израильтян конкретная механика дальнейшего процесса не столь важна. Пойдет дело к территориальному расширению Ирана или в конце получится нечто схожее с американской картой «Нового Ближнего Востока». Главное, что ресурсы арабского мира окажутся в одних руках. И им Израиль уже ничего внятного противопоставить не сможет. Тем более что к тому времени, т.е. через 8-10 лет, он придет к конфликту с Ираном в изрядно ослабленном состоянии.

При сохранении нынешнего положения вещей нельзя исключать и возникновения еще одной арабо-израильской войны, которую Израиль уже не факт, что выиграет.Окружающий мир меняется, и эти перемены складываются явно не в пользу Тель-Авива. Почти полвека откровенной конфронтации с соседями привели к тому, что Израиль за это время прочными и сколько-нибудь обширными торговыми связями с арабскими странами не оброс. Раньше-то вполне хватало американских и европейских рынков. Но теперь они заканчиваются. Надо искать новые. Причем нигде больше, кроме Ближнего Востока, их нет. Да и в плане обеспечения страны водой Израиль тоже по сей день критично зависит от сопредельных государств. Не будь растущего иранского влияния, у Тель-Авива был бы шанс на успех. Пусть не сиюминутный, пусть на налаживание торговых связей ушло лет 5-8 -10. Но в конечном итоге оно бы получилось. Если бы не Иран.

Нормализация обстановки вокруг Ирана, тем более в свете расширения ирано-российского и ирано-китайского сотрудничества, является прямой стратегической угрозой Израилю, которую израильский премьер и пытался устранить всеми доступными способами. В конце концов, ведь прокатило же у американцев в ООН с байками на тему иракского ОМП. Так почему Израиль не мог попытаться сыграть той же картой? В случае успеха, да на волне обострения американского противостояния с исламским миром… был вполне неплохой шанс разгромить Иран американскими руками. Был, но, увы, не срослось.

Продемонстрированные Нетаньяху картинки со схематической иранской атомной бомбой оказались, мягко говоря, недостаточно убедительными. А сейчас Тегеран Вашингтону необходим во много раз больше, чем Тель-Авив. Настолько, что против США не сыграли даже все закулисные израильские лоббисты. Америку не испугал и возникший публичный дипломатический конфликт. Стало очевидно, что теперь Израиль предоставлен самому себе. И его ждут очень непростые времена. Потому что отступать ему, в сущности, уже некуда. За спиной лишь воды Средиземного моря.

http://alex-leshy.livejournal.com/512791.html