Благоразумным людям не рекомендуется размышлять о корнях исламского терроризма. Рутинный нонсенс левых подразумевает, как нечто само собой разумеющееся, что главная причина – “нищета”, за которой стоит “эксплуатация Западом”. И если это так, военная мощь Запада ничему не поможет и ничего не решит. Несмотря на это, коренные, истинные причины терроризма существуют, и для успешной военной кампании против него мы должны их знать.

Существует две, и только две основных причины: ислам и исламизм.

Исламизм возник в результате двух не предопределенных исторических обстоятельств:

(1) краха ислама и торжества христианства около 500 лет назад. Для ислама это была неприемлемая, безумная версия событий, выворот божьего порядка наизнанку.

(2) реакцией на это в 20-м в манере, которую современные ученые именуют “обыкновенным фашизмом” (generic fascism). Подобная реакция смогла перерасти в движение благодаря духовному перевороту после 1914 года – от империализма к анти-империализму. Движение стало набирать обороты после нефтяного бума 70-х.

Ислам

Мы не сможем понимать коренные причины без того, чтобы называть вещи своими именами.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Ислам – фундамент, основание исламского терроризма. Ислам – ядро идеологии исламизма. Исламизм, в свою очередь, есть идеологическая основа исламского терроризма, зачастую дополненная левацким национализмом.

Идеологическая функция дополнена функцией социальной базы. Ислам предоставляет массовую социальную базу для исламизма, мощную общественную поддержку и сеть защиты. Исламизм, в свою очередь, предоставляет базу массовой социальной поддержки и сети поддержки для исламского терроризма. Эта база поддержки дополнена вспомогательной базой поддержки – анти-западными левыми на самом Западе. Наиболее модные анти-западные радикалы принимают ислам – в его милитантских и террористических формах – “потому что это то, что должно быть сделано”.

Эти уровни поддержки формируют концентрические круги – как и в любом другом идеологическом движении или криминальной группе. И это – легитимный повод для профилирования, для создания психологического портрета. Хорошая полицейская работа заключается в выявлении уровней поддержки и необходимости разобраться с ними. То же самое относится к хорошей военной работе.

Мы не говорим здесь о том, является ли Мухаммед или “истинный ислам” причиной исламского терроризма. Говоря простыми словами, ислам – нечто большее , чем слова и подвиги пророка Мухаммеда. Это историко-религиозная общность, переполненная родословными, лидерами, приверженцами, взаимосвязанными отношениями, институтами, текстами, литературой, воспоминаниями, идентичностями и повествованиями. Эта структурированная религия – община должна изучаться эмпирически.

В тех местах, где люди вынуждены говорить так, чтобы подчиниться исламским верованиям, они раболепно обсуждают “истинный ислам” который якобы не имеет отношения к исламскому терроризму. Такие дебаты нас не интересуют. Террористический ислам есть часть ислама, как эмпирического феномена – и демонстративно значительная часть этого эмпирического ислама. В какой степени виновен Мухаммед в том, что творят его последователи и члены основанной им религиозной общины? Это серьезный вопрос, но он отличается от того, что мы рассматриваем здесь. То, что имеет значение здесь – это объективный факт того, что ислам, как историческая религия, является коренной причиной и базой поддержки своей собственной террористической субкультуры, которая и является “исламским терроризмом”.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Это вовсе не означает, что для уничтожения терроризма необходимо разрушить ислам или обратить мусульман в христианство. Мы просто должны поддерживать усилия честных мусульман в войне за элиминацию злой стороны ислама. Мы должны прекратить лгать об исламе. Мы должны прекратить принимать его претензии на его особое право быть обиженным и отвечать на это насилием. Вместо этого мы должны беспощадно воевать против его зла. И знаменосцем такого подхода на сегодняшний день, на деле, является президент Египта Абдель-Фаттах Сиси.

В своей речи в Университете Аль-Азхар – наиболее уважаемом учебном заведении мусульманского мира он потребовал, чтобы злодейские идеологические доктрины и практики были вычеркнуты из исламского учения. И Сиси не пытается свести зло ислама к минимуму. Он, корректно указывает на то, что именно это зло противопоставляет ислам всему остальному миру. Он доводит это зло до логического абсурда: ислам, ради того, чтобы “жить мирно”, должен уничтожить 6 миллиардов не-мусульман. Он называет подобное желание “невозможным” и немыслимым”, но он подразумевает, что это невыносимо морально и недостижимо на практике.

Тем самым, Сиси ставит себя под риск политической ликвидации – также, как ставили себя французские карикатуристы или один из его предшественников, Анвар Садат. Совершенно постыдно, что при этом нынешняя американская администрация пытается подорвать позиции Сиси. Он нуждается в нашей поддержке. Америка должна его поддерживать – не только его политику реформирования ислама, но и его политику войны против наших исламских врагов Ливии и Египте, тех самых врагов, с которыми нынешняя администрация нянчится и временами поддерживает.

Сиси, несмотря на то, что сам находится во власти, на самом деле , говорит правду в глаза власти. Он говорит правду в глаза власти модным элитам Запада и религиозной власти, которая так крепко закрепилась у него дома. Его речь – шоковая терапия против лжи нашего времени. Каждый должен прочитать эту речь и осознать, что в ней говорится. В особенности это относится к президенту Обаме и той прессе, которая его поддерживает – то есть, ко всей мэйнстримной прессе. Сиси дает нам начало ответа на наши вопросы: в чем причины исламского терроризма и что нам с этим делать? Это неполный и несовершенный ответ, как и все человеческие ответы, но он куда более серьезен, чем те ответы , что до настоящего момента давали западные режимы.

Исламизм

Исламизм – большое ответвление ислама, для которого религия является боевой политической идеологией. Его суть происходит от краха исламской цивилизации, перед лицом усиления христианства в Европе – религии, которую ислам должен был “исправить” и дополнить”. Из неспособности смириться с реальностью родилась эта общая фашистская реакция в исламе.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

О терминологии. Концепция обыкновенного фашизма (generic fascism) была разработана современными учеными, в первую очередь, Роджером Гриффином. Он говорит о “палингетическом ультра-национализме” коллективной идеологии национально-цивилизационноой регенерации перед лицом воображаемого или реального декаденса. Общей характерной чертой идеологического контента такого рода является вера в то, что регенерация происходит через некую специальную, органично связанную группу человеческих существ, объединенную их имманентной сущностью. В случае ислама речь идет о чистом монотеизме и всеобъемлющем религиозном законе, в фашизме – об “интегральном” национальном единстве, или в относящейся сюда же родственной коммунистической идеологии о “естественном” и “универсальном” единстве пролетариата.

Это имманентное спасение и единство противопоставляется индивидуалистическому и раздираемому внутренней конкуренцией буржуазному Западу. На поверхности Запад сияет, но его ядро сгнило, и он постоянно находится на грани коллапса. Если истинный органический коллективизм поверит в себя, и начнет регенерировать самое себя , в более высоком синтезе с западными технологиями, он неизбежно заменит собою Запад, в качестве мирового лидера, и спасет этот мир от обрушивающегося Запада. Эта формула – сердце исламизма, равно как и европейского фашизма и коммунизма. “Обыкновенный фашизм”, однако, это формула с тремя переменными, которые должны быть заполнены: какая группа должна регенерироваться, специфическое идеологическое содержание, необходимое для регенерации подобного рода, и авангард, который регенерацию возглавит.

Европейские фашисты заполнили эти переменные нацией и конкретной органической тотальностью, над которой декадентский либерализм сумел надругаться, но не сумел окончательно уничтожить. Национальное единство и регенерация были их идеологией, а популистский национализм и контрреволюционные правые – базой поддержки. Исламизм наполнил эти переменные исламской уммой в качестве органической группы, которую Западу, несмотря на все его разрушающие и де-интегрирующее влияние, никогда не удавалось полностью уничтожить.. Ислам является регенерирующей идеологией исламизма, под руководством авангарда исламисткой организации.

Исламизм переживает стадию формирования и развития. Обыкновенный фашизм не принял формы исламизма и не появился в качестве ведущей силы в 1790-е, после коллапса исламской империи, добитой Наполеоном. Он развился лишь в благоприятных исторических обстоятельствах, на возникновение которых потребовались столетия. В 1900-х Запад потерял чувство уверенности и легитимации, с которыми он доминировал в мире на протяжении столетий. Отступление Запада – и моральное, и физическое, возродили мечты о том, что часы истории удастся обратить вспять. Одной такой мечтой был фашизм, второй – коммунизм, и третьей – исламизм. По иронии судьбы, анти-империализм превратился в доминирующую мировую идеологию после 1914 года, и анти-империалистическая реакция нашла выражение в самых разных сферах.

Одной из наиболее важных сфер была исламская – именно та, в которой, парадоксальным образом, власть Запада после 1919 года усилилась под мандатами Лиги Наций, заменившими турецкое правление. Но речь шла о мандатах подготовки к независимости. Националистические ожидания напрямую подогревались империями. В большинстве пост-колониальных регионов национализм пустил глубокие корни.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Первоначально государственно-националистические элиты попытались провести модернизацию по европейскому образцу, часто перемешанную с кусками марксизма и национализма. Поколением позже началась “нативизация” национализма. Он стал более популистским, близким к фашизму, полагающим, что местные традиции могут решить проблемы и страны, и мира. “Братья-Мусульмане”, возникшие в 1920-х – параллельно и в связи с европейским фашизмом, выразили его основную идею “Ислам – это решение”.

Нефтяной бум и исламский терроризм

Вторая фаза подъема исламизма пришла в тандеме с нефтяным бумом и нефтяными деньгами. Именно здесь мы сталкиваемся с приходом к власти исламистских режимов и ростом исламского терроризма по всему миру. Роль нефтяной мощи в терроризме – прежде всего, в поддержке исламистской идеологии деньгами. Несмотря на это, из-за того, что речь идет об экономическом факторе, и поскольку фраза “истинная причина” очень часто – не более, чем эвфемизм для обвинения Запада, мы выделим этот фактор в качестве предмета для отдельного рассмотрения.

Когда ранее второразрядное общество получает больше богатства и экономической власти, чем в его распоряжении было раньше, это превращается в основу для мечты о великом подъеме и глобальном стратегическом значении. Это было продемонстрировано на примере Германии, Японии и многих других стран. Сегодня мы видим это на примере Китая, что возрождает страхи о возможной мировой войне. Этот эффект – один из наиболее подробно задокументированных в социальной науке. Он также подвергся убедительному количественному анализу. Он весьма предсказуем. Этот эффект работает также и в исламском мире – он только выглядит здесь несколько иначе.

Новое богатство исламского мира не возникло благодаря кумулятивному эффекту работы, изобретательности, изощренности, но обрушилось как нефтяное цунами – чему способствовали везение, национализация и пиратского стиля картель. Ученые не заметили, что пиратские экономики порождают фантазии о мировом господстве. Но именно это они и производят. На самом деле они превращают и без того раздутые мечтания в еще более радикальные, не ограниченные , не дисциплинированные принципами реальности.

Кумулятивные экономические усилия влекут за собой уважение к объективной реальности и пошаговому расчету – как в бизнесе. Пиратство же, напротив, поощряет азартные ставки в борьбе за опрокидывание глобальных структур власти. Продуктивные страны, растущие благодаря кумулятивному экономическому эффекту, как правило, обращаются к статичным методам политики силы для выражения собственной гордости. Они строят свои надежды на глобальное доминирование методически.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Страны-рантье и страны-пираты отличаются. Их борьба против миропорядка может вспыхнуть беспорядочно и в любом уголке общества. Терроризм, похищения, вымогательства: таковы хаотические методы борьбы за полное изменение иерархий власти. Возникающие в процессе завалы оставляют на разборку Богу. Болезненно очевидно, что мусульмане не могут претендовать на эмпирический зачет за свалившееся на них нефтяное богатство. Экономическое использование нефти продумано людьми Запада, а не мусульманами. Технологии были придуманы людьми Запада, не мусульманами. Нефтяные месторождения Ближнего Востока были разведаны и разработаны людьми Запада и за счет западных инвестиций. Мусульмане унаследовали все это случайно.

Случайности, благодаря которым эта власть-богатство оказались в распоряжении мусульман были не только географическими. Им также повезло с тем, что произошел политический поворот к анти-западному, анти-колониальному национализму. Этот фактор, вместе с мощной конкуренцией со стороны Советского Союза, с его борьбой за анти- империалистические лояльности по всему миру привел к пассивному признанию Западом национализации нефтяной индустрии в 70-х – несмотря на их техническую иллегальность и угрозу миропорядку и мировой безопасности.

Исламизм и исламский терроризм возникли, в качестве серьезной глобальной силы, вместе с ОПЕК и нефтяными эмбарго 70-х. Начало усилий по созданию “исламской бомбы” относится к тому же периоду. Причинная связь осознавалась лидерами самих мусульманских государств – от Ливии до Пакистана, когда они пытались перевести нефтяное богатство в ядерное оружие, в погоне за мандатом Аллаха.

Этому неожиданному потоку богатства придают одинаковое значение и исламистские теоретики и национальные лидеры: доступ к нефтяному богатству интерпретируется в качестве исполнения плана Аллаха по восстановлению власти ислама. В ретроспективе это представляется неизбежным идеологическим развитием – с того момента, как нефтяные месторождения были отданы в ходе национализации, а ОПЕК был принят в игру – несмотря на то, что он является иллегальным картелем вымогателей и рэкетиров.

Нет никакого другого позитивного объяснения для нефтяного богатства, никакого другого способа оправдать его. Как знает каждый марксист, любое общество придумает объяснение своему богатству и процветанию. Не сделать этого означает деморализовать самих себя. Поэтому нефтяное богатство превратилось в план Аллаха для восстановления мощи и славы ислама.

Если бы мы мусульмане не смогли накинуть на собственный разум этот покров мистики, им пришлось столкнуться лицом к лицу с тем фактом, что современный ислам, с его иллегальным картелем ОПЕК и часто сильно завышенными ценами на нефть и был, в реальности “эксплуататором” обычных производительных людей во всем мире. Тогда стало бы совершенно ясным, что анти-империалистические предположения о том, что Запад и свободный рынок – глобальные эксплуататоры, против которых должны бороться “все люди доброй воли”, не имеют никакого отношения к действительности, и истиной является нечто прямо противоположное.

Это было бы фундаментальной проблемой для анти-империализма, как и было объяснено в предпоследней книге Льюиса Фейера “Империализм и анти-империалистический разум”. Анти-империалистический мир не имеет ни малейшего желания признать этот моральный дефект. Он предпочитает исламистскую мистификацию. Отсюда вытекает серьезное идеологическое последствие того, что западные страны смирились с захватом арабскими режимами нефтяных богатств. Это привело к широкому распространению веры в то, что у исламского мира есть мандат от небес на возвращение себе статуса глобальной власти.

И это же стало причиной того, что терроризм, как и исламизм стали общепринятыми средствами для достижения этой цели. Здесь перед нами, в двух словах, реальные причины исламского терроризма. Его главными базами поддержки и рекрутинга являются ислам и исламизм. Его прикрытием и обеспечением зоны безопасности в деле радикализации являются не-мусульманские левые, западная пресса и интеллигенция. Его экономической базой является нефть. Это реальные и истинные причины, и с каждой из них необходимо бороться. Если мы хотим, чтобы у это затяжной войны когда-нибудь появилось достойное окончание, следует все драматически изменить. Внешние круги – ислам и западный говорящий класс должны изменить свои идеологии и обрубить свои связи с промежуточными кругами – исламистами и радикальными левыми.

Промежуточные круги должны сжаться под мощным давлением и обрубить свои связи с внутренними, террористическими кругами. После этого возникнет возможность победить терроризм. “Победить” означает не просто отбросить назад определенные террористические исламистские группы – то что необходимо сделать здесь и сейчас, независимо от того, готовы мы к этому и ли нет. Победа означает сокращение глобального исламистского терроризма до уровня маргинального раздражителя.

http://postskriptum.org/2015/03/02/rootcauses/