На фоне новой острой фазы кризиса в Европе кланы Рокфеллеров и Ротшильдов заявили об объединении активов. Эксперты уже утверждают, что подобного срастания капиталов ранее не было никогда. Тем актуальнее стали разговоры о неком глобальном управляющом классе, разногласия в которой уходят на второй план перед лицом кризиса и возможной китайской экспансии.

Две старейшие династии финансистов Европы и США договорились об объединении части активов. Альянс оформлен как стратегическое партнерство инвестфонда RIT Capital Partners лорда Джейкоба Ротшильда и управляющей компании Rockefeller Financial Services. RIT Capital Partners приобретет 37% акций Rockefeller Financial Services, что позволит Ротшильдам укрепить позиции в США, передает Financial Times.

Данное решение было принято наиболее влиятельными членами легендарных семей - 96-летним Дэвидом Рокфеллером и 76-летним лордом Джейкобом Ротшильдом, которых уже более полувека связывают личные отношения.

Созданная Джоном Рокфеллером-старшим в 1870 году компания "Стандарт ойл" в конце 19 века монополизировала перегонку, переработку и продажу нефти и нефтепродуктов в США. Rockefeller Financial Services была сформирована в 1882 году, когда Джон Дэвисон Рокфеллер основал одну из первых компаний в мире по управлению частным капиталом. За более чем 100 лет существования компания стала управлять также активами других богатых семей, фондов и финансовых институтов.

Одним из символов Нью-Йорка является Рокфеллер-центр (Rockefeller Center) — комплекс зданий на Манхаттане на Пятой и Шестой авеню, между 48 и 52-й улицами. Он состоит из 19 небоскребов, в которых размещаются правления крупных телевещательных корпораций, в том числе Эн-Би-Си, Эй-Би-Си, американских и иностранных информационных агентств.

Ротшильды — европейская династия банкиров и общественных деятелей еврейского происхождения, основанная в конце 18-го века. Считается, что на протяжении 19-го века Ротшильды имели наибольшее состояние в мире и наибольшее состояние в современной мировой истории. Как пишет ряд авторов, они финансировали многие крупнейшие события и в 19, и в 20 веке. Например, после окончания Нюрнбергского трибунала Иосиф Сталин заявлял, что истинные организаторы войны (профинансировавшие приход Гитлера к власти – касса "Ротшильдов и Ко") ушли от ответственности.

Любопытно, что главный инвестиционный банк группы Ротшильдов "Голдмен Сакс" ещё в 2005 году на десятилетие вперед предрёк экономический рост Китая порядка 10% в год и стал переносить свою операционную базу в Поднебесную империю. Главный же инвестиционный банк группы Рокфеллеров "Мерилл Линч" в Китай не пошел, операционную базу оставил в США, а с началом кризиса подошел к черте банкротства и был выкуплен другим банком группы Рокфеллеров "Банк оф Америка".

Что заставило крупнейшие кланы глобального управляющего класса объединяться, и что сулит России нарастающий ком проблем в мировой экономике, Накануне.RU анализирует вместе с известным экономистом, руководителем Института проблем глобализации Михаилом Делягиным.

Вопрос: Михаил Геннадьевич, вообще объединение активов Рокфеллеров и Ротшильдов – значимый факт, значимое событие?

Михаил Делягин|Фото:Михаил Делягин: Это очень значимый факт. Конечно, объединяются не все активы, а небольшая часть, но, тем не менее, это очень важно, потому что перед лицом глобального кризиса с одной стороны и китайской экспансии – с другой – враждующие элементы глобального управляющего класса начинают координировать свои усилия и даже частично объединяться.

Вопрос: Такого срастания капитала, насколько можно судить, не было давно, по крайней мере, годов с 20-30-х прошлого столетия?

Михаил Делягин: Я думаю, что просто не было.

Вопрос: И о чем это свидетельствует?

Михаил Делягин: Это свидетельствует о серьезности и глубине изменений. Конкурентная борьба и расхождение между этими двумя группами уже оказываются значительно менее важными, чем общие для них вызовы со стороны глобального кризиса и, возможно, со стороны Китая.

Вопрос: По поводу Поднебесной есть любопытный нюанс – перед так называемой "первой волной" кризиса Рокфеллеры, насколько известно, остались в Америке, а Ротшильды ушли в Китай. Какими стали последствия этого шага?

Михаил Делягин: Я бы не стал говорить, что ушли. Но они осуществили довольно масштабную экспансию в Китай.

Вопрос: С другой стороны, говорят, что Китай использует этот американский капитал, проглотит и выплюнет.

Михаил Делягин : Знаете, все используют друг друга в жизни, это называется "сотрудничество".

Вопрос: Если вернуться к шагу Рокфеллеров и Ротшильдов, то уже высказывается мнение, что это - некие метания от безысходности.

Михаил Делягин: Нет, я не думаю, что слово "безысходность" применимо к этим людям и этим масштабам. Я думаю, что оценить детально мы не можем, потому что видим только внешние изменения и не можем понимать, что происходит внутри и в глубине. Но это индикатор глубины общих проблем. И разговоры о том, что глобальный управляющий класс раздираем внутренними противоречиями, можно продолжать, но мы видим, что они преодолимы перед лицом пучины неопределенности, в которую, я думаю, этот глобальный управляющий класс смотрит вместе с нами. Теоретически, он может действовать вместе.

Вопрос: То есть, это и индикатор взаимоотношений в так называемом "мировом правительстве"?

Михаил Делягин: Я бы вообще термин "мировое правительство" не употреблял, потому что глобальный управляющий класс – это система даже не сетей, а, скорее, вихрей социальных. А правительство – это упорядоченная структура, и сам термин, таким образом, вводит в заблуждение. И, если говорить в этом ключе, то это, действительно, индикатор остроты положения.

Вопрос: Для Россия острота положения какая? Мы видим, что космическими темпами падает рубль, он уже находится на уровне 2009 года.

Михаил Делягин: То, что российская валюта резко подешевела, – это мелкое событие. Это не качественный переход, просто к назначению президента, его инаугурации слишком сильно укрепили рубль, потом его пришлось ослаблять, а это совпало с падением курса евро, некоторым снижением спекулятивных рынков, включая рынок нефти, и укреплением доллара. Так что это некатастрофическое, ситуативное колебание. Что касается остроты, то России на этом уровне просто нет. Чтобы Россия на этом уровне была, у нее должно быть правительство, которое ориентировалось бы на интересы России, а не на обслуживание интересов глобального бизнеса. Говорить о России в современной глобальной конкуренции просто не приходится. Это некое пространство, на котором добывают некоторое количество полезных ископаемых, из которого выводится некоторое количество денег. Всё. Это не есть самостоятельный фактор, это совокупность неких внешних факторов.

Вопрос: Тем не менее, если учесть те процессы, которые вновь начали набирать силу в Европе, то как сильно и как скоро это скажется на России, учитывая как раз то ее положение, о котором Вы сказали?

Михаил Делягин: На России это уже сказывается, потому что снижение цен на нефть вызывает у российского руководства панику, и эта паника становится самостоятельным дестабилизирующим фактором, с одной стороны, а, с другой стороны, Европа на нас не повлияет, потому что мир сорвется в глобальную депрессию не тогда, когда будут проблемы у Греции, Испании, Италии и даже Великобритании, а тогда, когда, прости Господи, проблемы будут у Китая. А это в ближайший год, я надеюсь, не произойдет.

http://www.nakanune.ru/articles/16547/