Президентский грант и бюрократия

Как я и предполагал, «Руксперту» отказали в президентском гранте, причём отказали наотрез. Наша заявка набрала жалких 22 балла, в то время как надо было набрать 63 балла или выше. Главная причина отказа заключалась в том, что мы не стали участвовать в сомнительной игре «имитируй бурную деятельность и получи грант».

Я посовещался с опытными людьми, хорошо знающими систему. Мне объяснили, что шансов честно получить грант у «Руксперта» не было по трём причинам.

1. Забудьте про цифровую экономику. Для тех, кто распределяет гранты, интернет не существует, они по-прежнему живут в XX веке, когда интернет был маленьким и непонятным. Или вы что-то делаете в офлайне, или вас просто нет. Ваши нелепые статьи и картинки в интернете ничего не значат, любой студент склепает то же самое за 3 тысячи рублей и 5 пачек «доширака».

Мне даже дали совет применительно к «Руксперту» — придумайте какой-нибудь обучающий семинар, проведите цикл лекций в офлайне или издайте что-нибудь бумажное. Пользы стране эта имитация бурной деятельности не принесёт ровным счётом никакой, зато под них можно будет получить деньги. Потом, аккуратно завысив сметы, можно будет часть этих денег распилить и перенаправить на реальное дело.

Откровения чиновника о работе

Причина, по которой распределители грантов стараются работать с офлайном, понятна — у них не хватает компетенций, чтобы отличить распильный, накрученный ботами сайт от реального проекта. По формальным признакам отличить пустышку от хорошего сайта невозможно. Надо тратить время, думать, вникать, а потом ещё и доказывать начальству, что тебе не дали взятку за то, что ты выделил деньги на что-то непонятное в интернете. Удобнее, конечно же, не заморачиваться и сразу отправлять все интернет-проекты под нож.

2. Забудьте про инновации. Гранты выдают по закрытому списку — защита животных, пропаганда здорового образа жизни, помощь пенсионерам и тому подобное. Что там у вас такое? Википроект, инструмент мягкой силы для опровержения вредоносных мифов, подготовки интернет-активистов и защиты репутации России? Гражданин, не выдумывайте. В списке направлений вас нет, до свидания.

Чтобы получить грант, нужно показать чиновникам простой и понятный проект. Для этого надо взять с сайта президентских грантов какое-нибудь направление деятельности и делать проект специально под него — не добавляя от себя никакой новомодной ереси. Ваши непонятные вики-швики тут не прокатят, здесь серьёзный бизнес.

Повторю ещё раз, список направлений короткий и закрытый. Вашего проекта нет в списке? Ну так не морочьте нам голову, ждите, пока мы узнаем, что такое «Википедия», и добавим.

3. Забудьте про реально работающие проекты. Ваш «Руксперт» работает без помощи государства с 2013 года? Ну так чего же вы к нам-то пришли? У вас, значит, и так хватает денег. Мы лучше дадим денег тем, у кого ещё нет ничего, кроме заявки. А вы уже четыре с лишним года где-то находите ресурсы, значит и дальше не пропадёте.

Кому принадлежит экономика России

Также забудьте про финансирование текущей деятельности. Поддержку получают только одноразовые проекты, за выполнение которых удобно отчитываться. На долгосрочную последовательную работу ресурсы не выделяются в принципе — горизонт планирования не может превышать 1 год.

Причина, опять-таки, понятна. Чиновникам, которые выдают гранты, нужно отчитываться за выданные деньги. Больше их не волнует ничего. За разовый проект отчитаться легко — брали деньги на серию семинаров, провели серию семинаров. Брали деньги на офлайновый турнир, провели офлайновый турнир. Всё чётко. А как отчитаться за работу того же «Руксперта»? Написать «сайт проработал ещё год, создано столько-то статей, внесено столько-то правок, пришло столько-то авторов»? Нет, у проекта должно быть начало и конец, причём в одном году. У вас же начало в 2013 году, а конца не предусмотрено вовсе. Отказать.

Это, пожалуй, самый раздражающий меня момент. Помните, коллеги, какое-то время назад был большой шум по поводу создания «патриотической Википедии»? Как и следовало ожидать, всё заглохло полностью, выделенные на проект ресурсы ушли в песок. Накрылись ковшом и другие амбициозные интернет-проекты, на которые государство выделяло сотни миллионов рублей. При этом на давно работающий «Руксперт» денег не нашлось.

Извращённая логика заставляет чиновников выделять деньги не тем, кто уже сделал что-то хорошее, а тем, кто только обещает что-то сделать.

Подведу итог

Президентские гранты — неплохой инструмент, пусть и морально устаревший. Однако серьёзные проекты — современные, инновационные, реально работающие и рассчитанные на много лет — в прокрустово ложе формальных требований распределителей грантов не укладываются никак.

Больше всего баллов на президентских грантах набирают понятные чиновникам благотворительные проекты — помощь инвалидам, поисковые экспедиции в места сражений Войны. Это важные направления, выделение денег на которых я полностью поддерживаю.

Скрытые пружины России

Выделяются гранты и на весьма странные проекты, польза которых для общества крайне сомнительна, но которые замечательно укладываются в формальные требования чиновников.

Что же касается «Руксперта», нам придётся подождать лет 10-15. До этого срока работать с интернетом распределители грантов научатся навряд ли, наверняка так и продолжат требовать имитационных офлайновых мероприятий и тому подобных ненужных действий, на которые совесть нам пойти не даст.

Может, оно и к лучшему: опыт показывает, что если даже хороший инновационный проект и получает каким-то чудом финансирование, чиновники склонны потом натравливать на него прокуратуру, чтобы та как следует проверила его непонятную работу. Прецеденты такие были.

Комментарий:

Широко известный в узких кругах «главный патриотический блогер» Фритцморген опять удивил. В том смысле, что от постоянных панегириков в сторону существующего режима перешел на более сдержанный тон. Причина проста: одному из его проектов, «патриотической версии Википедии» —сайту «Руксперт» — не дали президентский грант. Именно этому событию он и посвятил свой пост, где описал проблемы с получением, и свои соображения на эту тему. Тут, конечно, можно было бы посочувствовать господину Макаренко, на какое-то время оказавшегося в том комическом положении, которое наши «патриоты» традиционно приписывают «оппозиционерам». Классическое ведь: НЕ ДАЛИ ГРАНТ!

Но злорадствовать не стоит: во-первых, речь идет вовсе не о финансировании самого «главного путиниста», а всего лишь одного из его проектов. А, во-вторых, вполне очевидно, что поднятая данным блогером проблема действительно существует, и действительно, она негативно сказывается на существующем в стране положении. Ведь помимо указанного «Руксперта» — который в любом случае продолжит работать, ведь работал же он ранее –все сказанное можно отнести и к множеству реально необходимых проектов. (Например – культурных и образовательных.)

Аналог Путина в римской истории

Впрочем, самое интересное тут то, что имея вполне обоснованные выводы о неэффективности имеющейся государственной системы, Фритцморген не только остается ее сторонником – это еще никуда не шло. (В конце концов, если живешь за счет прославления власти – то можно закрывать глаза на любые ее недостатки.) Однако, помимо лоялизма, указанный блогер является еще и сторонником идеи «современного прогресса» - то есть, он считает, что в настоящее время идет необычайное развитие в самых различных отраслях. И, прежде всего, в сфере информационных технологий. В той самой, про которую он в вышеуказанном посте говорит:

«…Забудьте про цифровую экономику. Для тех, кто распределяет гранты, интернет не существует, они по-прежнему живут в XX веке, когда интернет был маленьким и непонятным. Или вы что-то делаете в офлайне, или вас просто нет…»

То есть, Фрицморген понимает, что для государственных служащих никакие современные инновации не существуют в принципе – потому, что они банально не могут их понять. Хотя, казалось бы, что такое сайт? Технология, существующая порядка 30 лет, и за последнее десятилетие ставшая обыденностью для самых отсталых слоев населения. Теперь даже домохозяйки и пенсионеры все больше времени проводят на разного рода виртуальных ресурсах, а уж если брать пресловутых госслужащих, то можно только догадываться, что какое количество рабочего времени они убивают на каком-нибудь «Вконтакте». Однако это касается частных лиц.

Система же видеть указанную новацию упорно отказывается. Как пишет сам же Фритцморген:

«…Причина, по которой распределители грантов стараются работать с офлайном, понятна — у них не хватает компетенций, чтобы отличить распильный, накрученный ботами сайт от реального проекта. По формальным признакам отличить пустышку от хорошего сайта невозможно. Надо тратить время, думать, вникать, а потом ещё и доказывать начальству, что тебе не дали взятку за то, что ты выделил деньги на что-то непонятное в интернете. Удобнее, конечно же, не заморачиваться и сразу отправлять все интернет-проекты под нож…»

То есть, ни о каких инновациях в данной области речи идти не может, поскольку альтернатив тут ровным счетом две. Первая – то, что деньги будут выделены на некий «накрученный ботами сайт». (От себя еще добавлю: написанный на коленке студентами первого курса на переменах между парами – что заметно по качеству.) И вторая – то, что деньги не будут выделяться вообще никому. Да, кстати, можно догадаться, что второй вариант есть следствие борьбы с первым – то есть, той самой борьбы с коррупцией, о которой все так ратуют. Такая вот попытка получить «динамическое равновесие» - но абсолютно неудачная.

Похожа ли Россия на Карфаген?

Впрочем, это можно сказать не только про данную локальную область – а вообще, про все новозаведенные порядки. Сначала считали, что стоит «забить» на расхищение средств – главное, создать новые, «несовковые» структуры. Потом заметили, что данные структуры как-то интересно «относятся» к своим обязанностям – в том смысле, что все выделяемые средства куда-то таинственно исчезают. И начали бороться с коррупцией…

В результате эти деньги стали исчезать еще быстрее, а дома у некоторых полковников—причем, как раз борцов с коррупцией— стали находиться суммы, сравнимые с бюджетом небольшого города. Самое же интересное – то, что при этом процедура принятия решений действительно стала настолько сложной и запутанной, что огромное количество их просто не принимается. И если с рутинными делами несколько спасает положение тот факт, что они постепенно «притираются» под существующую ситуацию, то для новаций указанный режим оказывается фатальным. То есть, из благого – на первый взгляд – желания контролировать распределение средств вытекает нечто противоположное.

Кстати, особенно интересно подобный эффект проявляется именно при наличии желания подтолкнуть развитие новаций – как в Сколково и ему подобных проектах. Там взаимодействие стремлений «распилить» деньги, ограничить данный распил и реально осуществить какое-то «инновирование» дает очень сложный «коктейль» с крайне замысловатыми формами. Вот только практических результатов из этого «коктейля», как правило, не получается.

Ну, и самое главное – поскольку указанное явление вытекает исключительно из свойств современной бюрократической системы, построенной – еще раз скажу это – на конкурентно-иерархической основе, то оно интернационально. Россия тут интересна только тем, что в ней ранее существовавшая новационная структура понесла очень серьезные потери в процессе трансформации общества 1990 годов. (Хотя, несмотря на это, она все еще работает – большая часть реальных новаций в нашей стране создается именно «советскими» коллективами.)

В других государствах подобного удара не было, и созданные в период «Золотых десятилетий» системы сохранились – что определило несколько большую способность к инновациям. Однако чем дальше, тем яснее становится тот факт, что конкурентно-иерархическая система успешно «пережевывает» все даже без постсоветских потрясений. В результате чего сейчас наше положение в мире выглядит даже более привлекательно, нежели лет десять назад. (Но это не заслуга кого-либо, а следствие «догоняющей» деградации «непостсоветских стран».)

* * *

Впрочем, все это требует отдельного большого разговора. Тут же стоит вернуться к выбранной теме, и отметить, что во всем этом есть и положительная сторона. (Если это так можно назвать.) А именно – указанное отношение общества (и не только нашего) к новациям представляет собой прекрасный «фильтр», способный не допустить воплощения большинства современных «страшилок». Не важно, идет ли речь о пресловутом «восстании машин» —о роботах, которые заменят людей— или же о создании «цифрового концлагеря» —все эти идеи о «больших данных» и тотальном контроле.

Все это было бы актуальным, если бы общество осталось на уровне новационности хотя бы 1980 годов. (Откуда и берет свое начало пресловутый «киберпанк».) Но в современном мире данный тренд неумолимо становится «несбывшейся реальностью». (Не важно, что не прекрасной, а страшной.) И чем дальше – тем яснее становиться тот факт, что все идеи «цифрового мира» отходят туда же, куда отошли яблони на Марсе, атомные автомобили и сверхзвуковые полеты. (Ну, еще можно добавить - наноассемблеры и универсальные 3Д-принтеры, способные заменить "большое производство".)

А на смену им идут иные, гораздо более серьезные проблемы. (Ближний Восток и Украина тут примеры.) Короче, добро пожаловать в реальный мир, Нео…

http://fritzmorgen.livejournal.com/1091045.html

http://anlazz.livejournal.com/205481.html

Опубликовано 11 Авг 2017 в 16:00. Рубрика: Масс-медиа. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.