Президент Трамп встраивается в систему

Всего 9 месяцев прошло с момента прихода Дональда Трампа в Белый дом. Однако за это время его администрация успела пережить и многочисленные внутренние конфликты, и кадровую чехарду. Её ряды были вынуждены покинуть многие идеологические сторонники президента. Характерно, что уходили те самые люди, которые всеми силами способствовали его победе на выборах в ноябре 2016 года. На место «идейных бойцов» в администрацию пришли кадровые военные, чиновники и финансисты, являющиеся представителями той самой старой элиты, которую Трамп обещал перетрясти в ходе своей предвыборной кампании. Не обладая четкой политической стратегией и будучи окружен оппортунистами, новый президент все больше становится частью системы, против которой он декларативно обещал бороться в 2016 году.

Процесс «перерождения» Трампа наиболее заметен во внешнеполитических вопросах. Президент, обещавший пересмотреть прежнюю американскую роль «мирового полицейского», все более открыто становится на позиции традиционной внешней политики Вашингтона. Это позволяет Трампу выглядеть более «сильным» и «решительным» – весьма распространенная уловка, которой активно пользовались его предшественники (Б. Клинтон в Косово, Дж. Буш-младший в Ираке, Б. Обама в Ливии) Достаточно вспомнить, как американские СМИ, традиционно враждебные к Трампу, вдруг резко поменяли тон и начали восхвалять его после решения нанести удар по сирийской авиабазе Эш-Шайрат в апреле 2017 года. Из «демагога» и «популиста» он разом превратился в «решительного» защитника «невинных» сирийцев и борца с «преступным режимом» Асада.

Подобная эволюция затронула многие аспекты политики Белого дома. Вопреки предвыборным обещаниям улучшить отношения с Россией, Трамп запустил новый виток усиления санкций. Вместо переговоров с Северной Кореей, он теперь угрожает нанести ядерный удар. Вместо обещанного вывода войск из Афганистана – усиление американской группировки. Подобный дрейф свидетельствует о том, что у Трампа до прихода к власти отсутствовала четкая стратегия по многим вопросам внешней и внутренней политики, либо что он был вынужден пересматривать ее на ходу под воздействием конъюнктурных факторов.

Немаловажным фактом является и отсутствие у главы Белого дома сплоченной команды, разделяющей его взгляды по внешней и внутренней политике США. Многие из сторонников Трампа, принимавшие активное участие в предвыборной кампании и внесшие немалый вклад в его победу, почувствовали себя обойденными уже в конце 2016 года, когда избранный президент начал формировать т.н. переходную команду. В нее вошли много бывших чиновников, связанных с прежней администрацией, но очень мало идейных сторонников нового президента.

Те немногие из соратников Трампа по предвыборной кампании, которые все же попали в его администрацию, вскоре начали покидать ее один за другим. Характерно, что именно они в наибольшей степени разделяли ее программные установки (Make America Great Again), предполагавшие в том числе обращение к экономическому национализму и отказ от прежней агрессивной внешней политики. Давление на этих лиц происходило сразу с нескольких сторон:

– американские СМИ, крайне враждебные к Трампу и его политической программе;

– вашингтонская политическая элита, в том числе однопартийцы по Республиканской партии, недовольные «нетрадиционной» повесткой нового президента;

– представители соперничающей Демократической партии, как из числа конгрессменов, так и кадровых чиновников, доставшихся от администрации Барака Обамы.

Сделать Америку опять великой

Последние стояли за инициацией расследования против Трампа и его окружения касательно связей с Россией и якобы имевшегося российского вмешательства в выборы. Они же устраивали многочисленные «утечки» в СМИ о том, что происходит в Белом доме, которые представляли Трампа в максимально невыгодном свете. В итоге им удалось добиться того, что из новой администрации были уволены или сами были вынуждены уйти многие представители наиболее идейной части команды Трампа. Их нередко называют «националистами» в противовес «умеренному» крылу, выступающему с более традиционными для американской элиты политическими установками.

Так, в феврале 2017 года должность советника по национальной безопасности покинул Майкл Флинн, не пробыв на ней и двух месяцев. Сам бывший генерал, Флинн имел репутацию нонконформиста, намеренного изменить принципы работы силовых структур США. Слишком многие силы в Вашингтоне были не заинтересованы в подобном назначении, в результате чего начались активные интриги против Флинна и «утечки» о связях его с Россией. В итоге Трамп «сдал» своего соратника практически без борьбы, назначив на его место традиционалиста-силовика генерала Герберта Макмастера, который все еще официально находится на военной службе. Этот шаг приветствовал традиционный истеблишмент США, включая «заклятого друга» как Трампа, так и России – сенатора Джона Маккейна.

Далее последовали другие громкие увольнения. В июле свой пост покинул соратник Трампа по предвыборной кампании Райнс Прибус, занимавший пост главы аппарата Белого дома. Считается, что поводом для отставки послужили утечки из администрации в СМИ. Его сменил еще один бывший генерал Джон Келли.

Однако наиболее значимой с политической точки зрения, пожалуй, стала отставка в августе 2017 года главного стратега Белого дома Стива Бэннона. Последний, как считалось, был одним из наиболее близких советников президента и главным идеологом, отвечавшим за формирование ключевых направлений политики администрации.

Геополитика США

Бэннон возглавлял т.н. националистическое крыло команды Трампа в противовес т.н. умеренным. Националисты выступали за наиболее последовательную реализацию предвыборных обещаний Трампа, касающихся в том числе перетряски вашингтонской политической системы, отмены большинства ключевых решений администрации Б.Обамы, отказа от интервенционизма, проведения налоговой реформы и усиления «экономического национализма» (особенно протекционизма в торговле).

Перед своим уходом Бэннон проиграл ряд аппаратных войн, уступив другим представителям администрации. В экономической политике – это бывший инвестбанкир из Goldman Sachs Гэри Кон, а в сфере внешней политики и безопасности – генерал Герберт Макмастер. Его роль в качестве главного советника в какой-то степени отошла к зятю Трампа – Джареду Кушнеру, и ранее конкурировавшему за данную роль с Бэнноном. Стоит отметить, что Кушнер стоит на гораздо более центристских политических позициях и до начала кампании Трампа даже симпатизировал демократам.

Вскоре после ухода Бэннона в августе 2017 года подал в отставку еще один из немногих остававшихся в администрации идеологов-националистов – Себастьян Горка. Занимавший пост заместителя советника президента по национальной безопасности, Горка активно выступал в СМИ с публичной защитой повестки Трампа по вопросам ограничения миграции, борьбы с исламским экстремизмом и др. Уход данных людей означает почти полную ликвидацию «националистического» крыла команды президента США. Администрацию также покидали пресс-секретари, директоры по коммуникациям и некоторые советники (например, Карл Айкан). Однако они не имели столь же значимого влияния на политический курс.

Идеология США

По наблюдениям американских аналитиков, после ухода ряда прежних ключевых фигур ведущую роль в администрации Трампа играют силовики-генералы. Образовался своего рода триумвират в составе Г.Макмастера, Дж.Келли и министра обороны Джеймса Мэттиса. При этом экономические вопросы в большей степени оказываются сосредоточенными в руках профессиональных финансистов с Уолл-стрит – главы Национального экономического совета Гэри Кона и министра финансов Стивена Мнучина.

Почему же Трамп отказался от поддержки своих испытанных сторонников и стал полагаться на лиц порой весьма далеких от его собственной политической идеологии? Можно перечислить несколько факторов, объясняющих подобную неоднозначную кадровую политику:

– Генералов трудно заподозрить в «предательстве национальных интересов», уступках внешним противникам (России). Они не связаны с предвыборной кампанией и ее скандалами, которые терзали команду Трампа на протяжении всего 2017 года.

– Генералы уже завершили свою карьеру, поэтому приглашение в администрацию для них – шанс вновь вернуться к активной деятельности. Отсюда их сравнительная «покладистость» по сравнению со строптивыми «идейными бойцами», которые чувствовали себя победителями ноябрьских выборов и проявляли порой излишнее рвение и самонадеянность. В политике, как известно, нет постоянных друзей, а есть интересы.

– Многие успешные в карьерном плане люди опасаются идти в администрацию Трампа из-за возможных репутационных рисков и наблюдаемой там кадровой чехарды.

– Генералы обладают определенным опытом в управленческой деятельности, в сфере внешней политики и безопасности (чего не было у Бэннона и других националистов).

– Считается, что военные более дисциплинированы, им привычно следовать приказам, поэтому они будут тщательнее выполнять указания президента.

Опыт идеологической работы в США

На практике последний пункт едва ли соответствует действительности – например, внешнеполитические взгляды того же Макмастера, как оказалось, значительно расходятся с идеями самого Трампа. Причем в последнее время генералы в администрации все более напористо продвигают свое видение мира в ущерб первоначальной идеологии «трампизма». Так, они тяготеют к силовым внешнеполитическим акциям и призывают к усилению интервенционизма (например, в Сирии). Генералы отстаивают идеи более активной поддержки и поставок вооружений Украине, несмотря на то, что сам Трамп в ходе кампании не проявлял никакой заинтересованности в украинском вопросе. Обсуждается даже интервенция в Венесуэле – немыслимый поворот, если сравнить с тем, что президент говорил в ходе той предвыборной кампании 2016 года.

Не случайно ведущие американские СМИ, традиционно враждебные к Трампу, не скупились на похвалы «умеренной» части его администрации. Это заметно, например на противопоставлении «ответственного» Макмастера и «безответственного» Трампа или же «тёмного» Бэннона. Нередко также можно встретить дуализм «хаотичного» Трампа и «стабильного» вице-президента Майкла Пенса, который по своим взглядам является типичным республиканцем-консерватором (выступает за активную внешнюю политику, против торгового протекционизма и т.п.)

Таким образом, уже через несколько месяцев после вступления в должность Трамп, вместо обещанных «перемен» в Вашингтоне и перетряски правящей элиты, как образно выразился один из наблюдателей, сам оказался втянут в «вашингтонское болото». Не имея сколь-нибудь сильной группы единомышленников в Администрации и Конгрессе, новый президент все в большей степени вынужден полагаться на выходцев из старой политической системы и сам под нее подстраиваться. А система, как известно, не любит резких смен курса.

Долг проблемы США финансы

В полном размере: Долг США

Справедливости ради следует отметить, что отказ Трампа от предвыборных обещаний идет все же не по всем позициям. Пока президент пытается бороться за реализацию своей программы в таких вопросах как зарубежная миграция в США, возведение стены на границе Мексикой, внешнеторговая политика (борьба против стран, ведущих, по мнению Трампа, «нечестную игру» в сфере торговли – особенно КНР), защита национальных производителей, пересмотр соглашения НАФТА, снижение налогов, дерегулирование финансовой отрасли и ряд других. Однако и в этих вопросах новый президент встречает сильное сопротивление Конгресса, судебной системы и части собственной администрации, в основном доставшейся от предшественника.

Тем самым, обещания Дональда Трампа реализовать новый политический курс пока сталкиваются с серьезными препятствиями. Налицо проблема аутсайдера, впервые пришедшего в политику в весьма почтенном возрасте и с трудом адаптирующегося к новой сфере деятельности. По признанию некоторых авторитетных экспертов (например, Джорджа Фридмана), Трамп за время своего правления пока не показал себя эффективным управленцем и кадровым менеджером, фактически оказавшись заложником своего окружения.

Можно предположить, что в будущем президент продолжит дрейфовать в сторону республиканского мейнстрима, все более встраиваясь в вашингтонскую политическую систему. Это облегчит ему задачу нахождения политического консенсуса с органами власти (в особенности Конгрессом) ради исполнения текущих президентских обязанностей. Однако политика «вычищения» из администрации неудобных для элиты людей подрывает связь Трампа с его базовым электоратом и основными группами поддержки, приведшими его к власти в ноябре 2016 года. Это крайне негативно скажется на перспективах переизбрания на второй срок в 2020 год и ставит под вопрос его дальнейшее политическое будущее.

https://riss.ru/analitycs/43669/

Опубликовано 22 Сен 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.