Едва ли не главный возмутитель европейского спокойствия в последнее время — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Он покусился на основополагающие ценности западного либерального общества и фактически поставил под сомнение целостность границ. Фигура он сложная и противоречивая. С одной стороны, он реваншист, с другой — политик, отстаивающий национальные интересы своей страны и своего народа. Он не побоялся бросить вызов самому ЕС, и одним этим заслужил подробного анализа своей весьма многогранной личности.

Политик и футболист «от сохи»

Виктор Орбан родился 31 мая 1963 года в городе Секешфехервар в 100 километрах от Будапешта в семье сельскохозяйственного инженера и логопеда. Он был старшим из трёх детей. Большую часть детства он провёл в деревне, так что патриархальный уклад жизни был ему очень близок. Впоследствии сам Орбан обзаведётся большой дружной семьёй — у него с женой пятеро детей.

В 1981 году Орбан окончил одну из лучших гимназий Секешфехервара. Отслужив пару лет в армии, поступил на юридический факультет Будапештского университета, который с успехом окончил в 1987 году. Спустя год он уже стоял у истоков партии «Союз молодых демократов» (по-венгерски аббревиатура СЛД звучит как ФИДЕС, FIDESZ), вставшей в оппозицию правившей в еще тогда социалистической стране Венгерской социалистической рабочей партии (ВСРП). Так что в политику Орбан пришёл практически со студенческой скамьи.

Впоследствии венгерский премьер покажет себя как разносторонний человек. Занимая в 1998-2002 гг. пост главы кабинета в первый раз, он совмещал политику с... игрой за футбольный клуб низшей лиги «Фельчут». Ради того, чтобы Орбан не пропускал тренировки, заседания правительства перенесли со вторника на пятницу. В любой другой стране и любому другому политику подобное бы предъявили в качестве компромата — мол, работает мало. Но Орбану многое прощалось. В конце концов, некогда великий венгерский футбол сегодня влачит жалкое существование. Следовательно, надо его поднимать, и внимание такого политика к нему будет нелишним.

Как и многие относительно молодые политики бывших соцстран, Орбан стажировался в Оксфорде на средства Джорджа Сороса (кстати говоря, уроженца Будапешта). В речах Орбана впоследствии присутствовали антироссийские нотки, но считать его слепым орудием США или ЕС было бы в корне неправильно. Орбан — чисто венгерское явление, не боящееся идти против западного течения.

Самый молодой премьер Европы

Политическая известность пришла к Орбану в июне 1989 года. Тогда он выступил с яркой речью на церемонии перезахоронения «лица венгерских событий» 1956 года Имре Надя и потребовал немедленного вывода советских войск из Венгрии (их вывели спустя пару лет). В 1990 году в Венгрии прошли первые после падения социализма парламентские выборы, и 27-летнийОрбан стал депутатом парламента. В дальнейшем среди противников социализма произошло размежевание, и наш герой стал ярчайшим политиком правоконсервативной ориентации, выступавшей за традиционные ценности и минимальное участие государства в экономике.

К концу 1990-х гг. яркий оратор Орбан стал общепризнанным лидером правых сил Венгрии. По итогам выборов 1998 года победу одержала коалиция правоцентристских сил во главе с «ФИДЕС». 35-летний Орбан стал самым молодым главой правительства в Европе. При нём Венгрия вступила в НАТО и начала переговоры о вхождении в ЕС. О строительстве отношений с Россией не могло быть и речи: их Орбан называл «пережитком» прошлого. Однако прославился Орбан отнюдь не антироссийскими речами.

Орбан активно ратовал за защиту венгерского меньшинства в Словакии, Румынии, Сербии и на Украине. С его подачи в вузах Венгрии были введены квоты на приём соплеменников из соседних стран. Затем приняли закон об упрощённой процедуре раздачи венгерских паспортов соплеменникам из соседних стран. В ответ Словакия и Румыния обратились в Европейский суд, усмотрев в действиях Орбана попытки посягнуть на их целостность. В результате под давлением Евросоюза паспорта раздавать перестали. Но венгерский политик обрёл скандальную известность за пределами страны.

Параллельно Орбан фактически повёл кампанию за пересмотр итогов Второй мировой войны. Вместе с Австрией и частью политиков в Германии он потребовал от Словакии и Чехии отменить «декреты Бенеша». На основании этих постановлений от 1945-46 гг. из Чехословакии предполагалось выселить этнических немцев и мадьяр, сотрудничавших с германскими и венгерскими оккупантами. Но если чешских немцев действительно выселили и лишили имущества, то словацкие венгры в основном остались на прежних местах. Этот факт Орбана не смутил. Как и то, что все несчастья мадьяр того времени — следствие союза Венгрией с нацистской Германией.

В итоге Орбан надоел многим в Европе. Постепенно против него сложился левоцентристский фронт и внутри страны. На выборах 2002 года он набрал свыше 40% голосов, но объединённые силы конкурентов его опередили. Начался восьмилетний период пребывания в оппозиции. Правда, скучать Орбан всё равно не дал.

В реваншистской оппозиции

Оппозиционер Орбан быстро оправился от поражения. Уже осенью 2002 года он стал заместителем председателя Европейской народной партии. Спустя три года его сторонники (а также их коллеги из Финляндии и Эстонии) выразили свое недовольство тем, что в России якобы притесняют финно-угорские народы. В 2009 году Орбан голосовал против присоединения Венгрии к газопроводу «Южный поток», не желая превращать родину в «казарму Газпрома». Как видно, антироссийский запал в нём никуда не делся.

О борьбе за улучшение положения мадьяр в соседних странах Орбан тоже не запамятовал. В конце 2004 года с его подачи в Венгрии прошёл референдум об упрощённом предоставлении гражданства соплеменникам. Результаты голосования не утвердили из-за низкой явки и угрозы Евросоюза ввести санкции. Однако идеи никуда не делись. Приехав в марте 2009 года в Закарпатье, Орбан сказал, что разработает новый закон о раздаче паспортов, ибо «речь идет об объединении нации». Спустя почти полгода он назвал венгров Словакии «государствообразующей частью Венгрии». Из Братиславы в Будапешт пошли ноты протеста, в дело даже пришлось вмешаться Евросоюзу.

Скандалов с участием Орбана хватало и внутри Венгрии. Осенью 2006 года страна оказалась на грани дефолта, Будапешт охватили беспорядки. Бывший на тот момент премьер был главным оратором на оппозиционном митинге, где были заметны знамёна венгерских неофашистов — салашистов. Использовавшую нацистскую символику ультраправую организацию «Венгерская гвардия», запрещённую Верховным судом Венгрии, Орбан назвал «группой гражданской самообороны». Репутация политика могла бы быть испорчена в любой стране. Но не в Венгрии, где комплекс поражения до сих пор силён...

На комплекс поражения в двух мировых войнах наслоился экономический кризис, удар которого Венгрия приняла одной из первых. Правившая в тот момент страной коалиция социалистов и либералом с ним не справилась, а все дивиденды собрал Орбан. В 2009 году руководимая им партия «ФИДЕС» набрала на выборах 56% голосов на выборах в Европарламент. Спустя год на парламентских выборах в Венгрии сторонники Орбана получили 53% голосов, а благодаря успеху в одномандатных округах — конституционное большинство. Результат для современной Европы неслыханный.

Опять за старое

Виктор Орбан во второй раз вступил в должность премьера накануне своего 47-летия.И сразу же с его подачи парламент принял два скандальных закона. Первым из них вводилась уголовная ответственность за отрицание преступлений коммунизма и запрещал государственную символику. Антироссийский подтекст данного решения очевиден — хотя во всеуслышании он и не объявлялся. Борьбу с «казармой Газпрома» Орбан продолжил осенью 2010 года в Баку, когда вместе с лидерами Азербайджана, Грузии и Румынии обсуждал идею прокладки очередного газопровода в обход России.

Но вернёмся к законам. Согласно второму из них, 4 июня объявлялся Днём национального единства. Дата была выбрана неслучайно. 4 июня 1920 года был подписан Трианонский договор между Венгрией и победившими в Первой мировой державами Антанты. Согласно ему, Венгрия лишилась огромных территорий с венгерским населением и обрела нынешние «урезанные» границы. По новой началась раздача венгерских паспортов жителям соседних стран. По некоторым данным, сегодня только в украинском Закарпатье их уже 200 тысяч...

Намёки на пересмотр границ продолжились и дальше. Так, свой первый визит в качестве премьера Орбан нанёс в Польшу, демонстративно перелетев через территорию Словакии, тысячу лет входившую в состав Венгерского королевства. Едва Венгрия в начале 2011 года начала своё председательство в Евросоюзе, в Брюссель привезли ковёр с картой средневекового Венгерского королевства, размер которого раза в три превышал территорию современной Венгрии. Словакия и Румыния немедленно выразили свой протест, но Евросоюз промолчал.

Сюрприз Евросоюзу

Когда же весной 2011 года в Венгрии была принята Конституция, ЕС уже не мог промолчать, ибо Орбан бросил вызов современным основам Европе, самому фундаменту Евросоюза. Так, в документ вошли всё те же положения, намекающие на пересмотр границ. Вот только некоторые формулировки: «Венгрия, руководствуясь идеей единства венгерской нации, несет ответственность за судьбу живущих за ее пределами венгров». «Венгрия защищает своих граждан». «У каждого венгерского гражданина есть право на защиту Венгерского государства во время его пребывания за рубежом».

Но Орбан на этом не остановился. В основной закон Венгрии вошли и другие, неприемлемые для современных европейских либералов вещи. Так, конституция Венгрии провозгласила брак «союзом мужчины и женщины» (прочь однополые браки). В ней же прописано «право на жизнь с момента зачатия» (запрет абортов), христианство как основа венгерской государственности (где уважение к представителям других конфессий и отделение религии от государства?). Наконец, был ужесточён правительственный контроль за судами, Центробанком и телевидением. Документ вступил в силу с 1 января 2012 года.

На премьера ополчился, кажется, весь западный мир — конституцию Венгрии критиковали канцлер Германии Ангела Меркель, госсекретарь США Хиллари Клинтон, генсек ООН Пан Ги Мун, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. На что Орбан ответил: «Мы не допустим, чтобы Брюссель диктовал нам свои условия! Никогда в своей истории мы не позволяли Вене или Москве указывать нам, так и теперь не позволим это Брюсселю! Пусть в Венгрии во главе угла стоят венгерские интересы!». Едва ли можно было бы предположить, чтобы так ответил «хозяевам» Виктор Ющенко, Михаил Саакашвили или кто-то из прибалтийских президентов...

Уже в январе Евросоюзу пришлось проводить экстренное заседание по Венгрии. Попавшей на грань финансового краха стране пригрозили отказом в спасительном кредите в размере 20 млрд евро, если та не изменит ряд положений. Орбан согласился на «косметический ремонт» положений о Центробанке, СМИ и судах. Но пересмотр границ и защита традиционных ценностей никуда не делась. Да и не очень-то настаивали (пока) на отмене этих положений. Похоже, упрямство Орбана пробило многие стены...

Сегодня Виктор Орбан — один из самых ярких политиков Европы и едва ли не главный возмутитель европейского спокойствия. Он не побоялся бросить вызов сразу нескольким центрам силы и тем самым заставил говорить о себе. Да, другом России его не назвать, но ведь и ставленником «вашингтонского и брюссельского обкомов» — тоже. Такой политик в наше время едва ли мог появиться в любой другой европейской стране, кроме Венгрии. А поводов поговорить о себе Орбан наверняка даст ещё много.

http://win.ru/geopolitika/1332395744