То, что сейчас происходит в американской политике, иначе как хаосом назвать нельзя. Причем этот хаос является отражением кризиса американской политики, о котором автор писал не раз. Кризис это был создан избирательной кампанией 1992 года, когда Билл Клинтон, или, вернее, Хиллари Клинтон, которая в этой семье является носителем яиц из стали, вытащила из рукава спойлера Росса Перро, что нарушило все мыслимые и немыслимые джентльменские соглашения американской элиты, позволявшие ей между выборами вырабатывать общенациональную повестку дня хотя бы по внешнеполитическим вопросам.

Росс Перро в качестве независимого кандидата отобрал у Джорджа Буша-старшего 20% голосов, чем привел Клинтонов в Белый дом, и это вогнало американскую политическую систему в состояние шока, из которого она не вышла до сих пор. Шока тем более опасного, что выборы 1992 года были выборами о том, как будет выглядеть мир, в котором США оказались единственной сверхдержавой, а Джордж Буш-старший был последним из старой гвардии политических деятелей, знавших истинную историю противостояния СССР vs США, а не пропагандистскую кашу, сваренную на информационном фронте общими усилиями профессиональных дезинформаторов обеих сторон.

Более того, он и на «пенсии» неоднократно говорил, что у него был какой-то план по поводу так называемой победы в холодной войне, отличный от безудержного грабежа и, главное, унижения России, и роста большой дубинки до планетарных масштабов.

Между тем, именно это мы и наблюдали в 90-е годы, когда Клинтоны отпраздновали пресловутую победу в холодной войне военными операциями в Боснии, Македонии, Гаити, Центрально-Африканской республике, Кувейте, Ираке, Албании, Сьерра-Леоне, Камбодже, Гвинее-Бисау, Кении, Танзании, Афганистане, Судане, Либерии, Восточном Тиморе, Косово, Сербии и начали обсуждать наказание России за нежелание предоставить свободу рук террористической власти Чечни. И можно только удивляться лицемерной наглости Клинтонов, которые, несмотря на этот список, упрекают Джорджа Буша-младшего в диспропорциональном ответе на события 9'11.

Я не хочу сказать, что Джордж Буш-старший, став в 1992 году президентом США, обеспечил бы российским гражданами безболезненное приземление в капитализм и демократию — это не входит в обязанности президента США. Но то, что его политика была бы значительно более ответственной, не представляет сомнений. Во всяком случае, Джордж Буш-старший прекрасно понимал, что печатный станок не является решением всех экономических проблем всего мира и что интеграционные процессы на постсоветском пространстве не являются агрессией большого медведя против маленьких скунсов, а проистекают самым что ни на есть естественным образом из единой экономической системы СССР и реальной, а не вымышленной, совместной истории и культуры советского народа, в рамках постимперского периода России.

Кроме того, вышеупомянутый трюк с Россом Перро в сочетании с переходом сенатора Маккейна из демократической партии в республиканскую не только позволил Клинтонам устроить из мировой политики то, что мы наблюдаем вот уже последние двадцать пять лет, но и лишил Демократическую и Республиканскую партии ярко выраженной политической философии, отличной от позиции конкурента на выборах, что и превратило политическую борьбу в чисто ситуативное действо, смысл которого избиратели не понимают в том числе и потому, что его там нет.

И вот сейчас они просто хотят показать средний палец всей политической системе США по обе стороны политического спектра, что превращает Дональда Трампа не в Росса Перро 2.0, а в американского Жириновского, который тоже стал лидером политической гонки в 1993 году, когда российский избиратель, испуганный зрелищем Сванидзе и Новодворской, празднующих в телевизоре танковый расстрел российского парламентаризма, показал этот палец всей российской политической системе, дружно проголосовав за Владимира Вольфовича.

Собственно, именно в этом и состоит нынешний феномен Трампа, что он, начав как Росс Перро 2.0, вдруг увидел, что он не только более чем в 2 раза опережает по популярности любого другого кандидата от Республиканской партии, но и пользуется значительной поддержкой обамовских демократов, которым настолько обрыдли заявления Хиллари Клинтон о своей непобедимости, что они на этот раз готовы проголосовать за кандидата-республиканца. А уж в качестве независимого кандидата, как это изначально задумывалось Клинтонами, Дональд Трамп будет просто непобедим, отбирая голоса не только от кандидата-республиканца, но и от кандидата-демократа, что с гарантией похоронит американскую двухпартийную политическую систему от слова «навсегда».

Причем создалось такое положение именно в силу политической наглости Хиллари Клинтон, которую иначе как хуцпой не назовешь. И сейчас, когда выяснилось, что судьбу кандидата Клинтон будут решать не те, кто должен считать голоса избирателей на выборах 2016 года, а правоохранительные органы, Демократическая партия оказалась с единственным кандидатом, пользующимся популярностью, — Берни Сандерсом, который восторга у истеблишмента Демократической партии, прямо скажем, не вызывает. Да и шансы на его победу в президентской гонке крайне невелики, так как в отличие от Трампа, восторг он вызывает только у крайне левой части демократического электората, а колеблющиеся и даже самые умеренные республиканцы за него голосовать не будут в любом случае.

В результате истеблишмент демократов, уже деливший шкуру неубитого гризли, оказался в еще большей растерянности, чем истеблишмент республиканцев, затролленный до полусмерти своим самым популярным кандидатом. И разговоры о срочном выдвижении Байдена отражают именно растерянность демократического истеблишмента, так как Байдена готовят не в соперники Хиллари Клинтон, а как второй номер Демократической партии, сидящий на скамейке запасных. И выйдет Байден на лед этого матча за приз Белого дома только в том случае, если Министерство юстиции США покажет красную карточку Хиллари Клинтон.

Причем происходит это на фоне беспрецедентного давления республиканцев на генерального прокурора США Лоретту Линч, которой предлагается отказаться от рассмотрения дела о необходимости криминального расследования деятельности Хиллари Клинтон, так как Лоретта Линч лично обязана Биллу Клинтону, назначившему ее в 1999 году прокурором восточного Нью-Йорка. И если она ухватится за эту возможность, а это весьма вероятно, так как Барак Обама, похоже, действительно втайне поддерживает эти инициативы республиканцев, то пресловутая красная карточка окажется чем-то большим, чем просто предположением.

Особую пикантность этой ситуации придает то, что республиканцы, последний месяц уговаривавшие себя, что Дональд Трамп вот-вот достигнет своего потолка сначала в 10%, потом 20%, потом в 26 и даже в 29%…, внезапно сообразили, что проект «Росс Перро 2.0» приобретает неожиданный оборот. Они не только включили Трампа в список участников теледебатов под номером один, но и опубликовали данные о звонке Билла Клинтона накануне его самовыдвижения в качестве кандидата от Республиканской партии. Причем этот ход направлен не столько на компрометацию Дональда Трампа в глазах республиканцев, сколько на привлечение к нему симпатий демократов и раскол демократического электората.

Действительно, Билл Клинтон не только до сих пор пользуется популярностью у американского обывателя в связи с экономическим процветанием Америки в 1990-х, но и последнее время прославился как своей дружбой с Джорджем Бушем-младшим, так и своими нападками на президента Обаму — вплоть до агитации за Митта Ромни в ходе избирательной кампании 2012 года и утверждения, что именно Барак Обама стоит за зеленым светом для «Сервергейта» в FBI.

Но наибольшую популярность Билл Клинтон приобрел недавно, когда он на вопрос о его участии в избирательной кампании жены ответил, что для того чтобы в этом участвовать, необходимо постоянно находится в состоянии буйного умопомешательства. И, судя по всему, это относится не только к тем, кто ее поддерживает, но и к тем, кто ей противостоит, хотя бы и в качестве спойлера противоположенной партии. А в этой ситуации политический хаос является нормой, а не исключением.

http://abrod.livejournal.com/818938.html