Вернувшись в Соединённые Штаты в год выборов, я был потрясен молчанием. Я освещал четыре президентских кампании, начиная с 1968 года, я был рядом с Робертом Кеннеди, когда его застрелили, и видел его убийство, подготовку в нему. Это была первая рана, крещение по-американски, сопровождаемое развязанным насилием чикагской полиции на мошенническом съезде Демократической партии. Великая контрреволюция началась.

Первым, кто был убит в тот год, был Мартин Лютер Кинг, посмевший связать страдания афро-американцев со страданиями вьетнамского народа. Когда Дженис Джоплин пела «Свобода — лишь иное слово, когда нечего терять», она, возможно, бессознательно, говорила о миллионах жертв американцев в отдалённых местах.

«Мы потеряли 58 000 молодых солдат во Вьетнаме, и они погибли, защищая вашу свободу. Не забывайте же их». Так говорил гид Управления национальных парков, когда я на прошлой неделе делал съёмку у вашингтонского Мемориала Линкольну. Он обращался к подросткам-школьникам в ярко-оранжевых футболках. И словно механически, он вывернул правду о Вьетнаме наизнанку, до бесспорной лжи.

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США

Миллионы вьетнамцев, погибших, искалеченных, отравленных и изгнанных американским вторжением совершенно не умещаются в молодые умы, не говоря уж о 60 000 ветеранов, которые и отобрали жизни этих миллионов. Один из моих друзей, морской пехотинец, у которого после Вьетнама парализованы ноги, часто спрашивает: «За кого вы сражались?».

Несколько лет назад в почтенном вашингтонском Смитсоновском институте я посетил популярную выставку под названием «Цена Свободы». Череда обычных людей, главным образом детей, пробирающихся через грот ревизионизма Санты, впитывали различные виды лжи: атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки «спасли» миллионы жизней, Ирак был «освобождён воздушными ударами беспрецедентной точности». Тема оказалась непогрешимо героической: только американцы платят за свободу.

Избирательная кампания 2016 года примечательна не только восхождением Дональда Трампа и Берни Сандерса, но и устойчивостью продолжительного молчания относительно убийственной самовнушённой божественности. Треть членов ООН — под вашингтонским сапогом, свержение правительств, подрыв демократии, практика блокад и бойкотов. Большая часть президентов, за это ответственных — либералы: Трумэн, Кеннеди, Джонсон, Картер, Клинтон, Обама…

Захватывающий дух список вероломств настолько мутировал в общественном сознании, как пишет покойный Гарольд Пинтер, что этого «никогда не было... Ничего не происходило. Даже когда что-то происходило, ничего не происходило. Не важно. Никого это не интересует. Не имеет значения...» Пинтер насмешливо восхитился тем, что он назвал «просто клиническим манипулированием власти по всему миру, маскирующейся под силу вселенского блага. Это блестяще, даже мудро, это крайне успешный вид гипноза».

Немного о настроениях в США и Британии
в статьях:
Национальный характер англосаксов
а также
Фашизм в США сегодня

Возьмём Обаму. Поскольку он готовится покинуть пост, вокруг снова воцарилось раболепство. Он — «крутой». Один из самых жестоких президентов, Обама дал полную власть воинственному аппарату Пентагона своего позорного предшественника. Он преследовал больше информаторов — говорящих правду — чем любой другой президент. Он объявил Челси Мэннинга виновным ещё до допросов. Сегодня Обама проводит беспрецедентную всемирную кампанию терроризма и убийств с помощью беспилотников.

В 2009-м Обама обещал помочь «избавить мир от ядерного оружия» и ему была вручена Нобелевская премия мира. Ни при одном американском президенте не было произведено больше ядерных боеголовок, чем при Обаме. Он «модернизирует» американский арсенал Судного дня, включая и новое «миниатюрное» ядерное оружие, чьи размеры и «умные» технологии — как болтает руководящий этим генерал — гарантируют, что его использование более не является «немыслимым».

Джеймс Бредли, автор бестселлера «Флаги наших отцов» и сын одного из тех морпехов, что водрузили флаг над Иводзимой, говорил: «[Один из] самых крупных мифов, который мы разыгрываем, состоит в том, что Обама — какой-то миролюбивый парень, пытающийся избавиться от ядерного оружия. Да он же тут самый крупный ядерный вояка. Он вывел нас на разрушительный курс затрат в триллионы долларов на всё большее количество ядерного оружия. Непонятно почему, но люди живут фантазиями о том, что поскольку он дает непонятные конференции и произносит мутные речи, да ещё при этом фотогеничен, он каким-то образом привержен реальной политике. Это же не так».

По часам Обама вторая холодная война уже идёт. Президент России — злодей из пантомимы, на президента Китая пока в низкопробных карикатурах ещё не изображается как встарь с косичками, похожими на поросячьи хвостики — как во времена, когда всем китайцам было запрещено находиться в США — но медиа-вояки над этим работают.

Почему Америка не может поступать иначе, чем поступает сейчас
В статье:

Геополитика США

Ни Хиллари Клинтон, ни Берни Сандерс ничего не упоминают об этом. Для США нет никакого риска и никакой опасности, как и всем нам. Для них величайшее строительство на границах России после Второй Мировой просто не происходит. 11 мая Румыния «оживила» базу «ракетной обороны» НАТО, нацеленную на первый удар американскими ракетами по сердцу России, второй в мире ядерной державы.

В Азии Пентагон направляет корабли, самолёты и специальные подразделения на Филиппины, чтобы угрожать Китаю. США уже окружают Китай сотнями военных баз, которые изгибаются дугой от Австралии до Азии и Афганистана. Обама называет это «разворотом».

Прямым следствием стало то, что по сообщениям, Китай изменил свою политику в области ядерного оружия с неприменения первым на повышенную боевую готовность и направил в море подлодки с ядерным вооружением. Эскалация ускоряется.

Именно Хиллари Клинтон в 2010-м, ещё будучи Госсекретарем, возвысила вопрос о спорных территориальных претензиях на скалы и риф в Южно-Китайском море до уровня международной проблемы; последовала истерика на CNN и BBC; Китаем строились взлётно-посадочные полосы на спорных островах. В ходе колоссальных по масштабу военных учений 2015 года, операции «Волшебный меч», США тренировались «перекрывать» Малаккский пролив, через который проходит большая часть китайских нефтяных поставок и торговых маршрутов. Это было не ново.

Клинтон заявила, что у Америки в азиатских водах существуют «национальные интересы». Филиппины и Вьетнам получали ободрение и взятки за поддержку своих притязаний и старой вражды по отношению к Китаю. В Америке людей приучили считать китайскую оборонительную позицию — наступательной, а так закладываются основы быстрой эскалации. Подобная же стратегия провокаций и пропаганды применяется и в отношении России.

Клинтон, «кандидат от женщин», оставляет за собой следы кровавых переворотов: в Гондурасе, в Ливии (плюс убийство президента Ливии) и на Украине. Последняя теперь стала кишащим нацистами парком развлечений для ЦРУ и передовой заманчивой войны с Россией. Именно через Украину — буквально означающую «приграничье» — гитлеровские нацисты вторглись в Советский Союз, который потерял тогда 27 миллионов жизней. Эта катастрофа эпических масштабов в России не забыта. Президентская кампания Клинтон получила финансирование от всех десяти крупнейших мировых компаний-производителей вооружений, кроме одной. Ни один другой кандидат даже не приблизился к такому.

Сандерс, надежда многих молодых американцев, не слишком отличается от Клинтон в своих собственнических взглядах на мир за пределами США. Он поддерживал противозаконные бомбёжки Сербии Биллом Клинтоном. Он поддерживал обамовский терроризм беспилотниками, провокации в отношении России и возвращение подразделений специального назначения («эскадронов смерти») в Ирак. Он ничего не сказал по поводу урагана угроз по отношению к Китаю и усиливающемуся риску ядерной войны. Он согласился, что Эдварда Сноудена следует заточить, он же называет Уго Чавеса — социал-демократа, как и он сам — «мёртвым коммунистическим диктатором». Он обещает поддержать Клинтон, если выдвинут её.

Избрание Трампа или Клинтон — старая иллюзия выбора, когда выбора нет: две стороны одной медали. Делая меньшинства козлами отпущения и обещая «сделать Америку снова великой», Трамп выступает, как крайне правый внутренний популист, но всё же опасность, которую представляет собой Клинтон, может оказаться для мира гораздо более смертоносной.

«Только Дональд Трамп сказал нечто значимое и критическое об американской внешней политике», писал Стивен Коэн, почетный профессор Истории России в Принстоне и Университете Нью-Йорка, один из немногих американских специалистов по России, который высказывается о риске войны.

В радиопрограмме Коэн сослался на критические вопросы, которые поднимал только Трамп. Среди них такие: Почему США присутствуют «повсюду на глобусе»? Какова истинная миссия НАТО? Почему США всегда стремятся к смене режима в Ираке, Сирии, Ливии, на Украине? Почему Вашингтон относится к России и Владимиру Путину, как к врагам?

Истерика из-за Трампа в либеральных СМИ служит иллюзией «свободных и открытых дебатов» и «демократии в действии». Его взгляды на иммигрантов и мусульман просто гротескны, но всё же распорядитель депортаций слабозащищённых людей из Америки не Трамп, а Обама, чьё предательство небелых — его наследие, подобное удержанию главным образом чернокожего населения в тюрьмах, более многочисленных, чем сталинский «гулаг».

В президентской кампании, может статься, дело даже не в популизме, а в американском либерализме, идеологии, которая считает саму себя современной и, следовательно, главной и единственно верной. Те, кто представляет правое крыло, отмечены сходством с христианскими империалистами 19 века и Богом данной обязанностью обратить в свою веру, или кооптировать или завоевать.

В Британии таков блэиризм. Военный преступник, христианин Тони Блэр вышел сухим из воды при тайной подготовке к вторжению в Ирак во многом потому, что либеральный политический класс и СМИ клюнули на его «британскую невозмутимость». В «Гардиан» звучали просто оглушительные аплодисменты, его называли «загадочным». Отвлечение внимания, известное, как политика идентичности, импортированная из США, благодаря его заботам легко привилась.

История, как было объявлено, закончилась, классы упразднены, а гендерная принадлежность подменялась феминизмом; масса женщин стала новыми членами парламента от Лейбористов. В первый же день работы Парламента они проголосовали за сокращение льгот родителям-одиночкам, главным образом женщинам — всё по инструкции. Большинство проголосовало за вторжение в Ирак, которое привело к тому, что 700 000 иракских женщин стали вдовами.

В США эквивалент — политически корректные милитаристы из New York Times, Washington Post и телесети, которые контролируют политические дебаты. Я наблюдал за яростными дебатами на CNN о неверности Трампа. Очевидно, говорили там, что подобному человеку нельзя доверить войти в Белый Дом. Но не было поднято никаких проблем. Ни слова о 80% американцев, чьи доходы упали до уровня 1970-х. Ни слова о сползании к войне. По-видимому, общее мудрое мнение таково: «зажмите нос» и голосуйте за Клинтон; любой, только не Трамп. Таким образом, вы остановите монстра и сохраните систему, жаждущую ещё одной войны.

Вам, возможно, трудно поверить в содержание речи президента США Джорджа Буша в ноябре 2001-го, когда он встретился с президентом Путиным в Техасе и, помимо прочего, заявил, что «масса людей никогда даже не мечтали, что американский президент и русский президент установят такие дружеские отношений, какие сложились у нас».

Он продолжил:

«Когда я учился в университете, Россия была врагом. Теперь же студенты могут узнать Россию, как друга, мы вместе работаем, чтобы разрушить старые зависимости, установить новый дух сотрудничества и доверия, чтобы мы могли вместе работать над тем, как сделать мир более мирным».

Как прочувственно. Как оптимистично.

Но, к сожалению, как неверно. Ведь администрация США, по настоянию Пентагона и своего подразделения в Брюсселе, штаб-квартиры НАТО, уже взяла на вооружение политику конфронтации с Россией, поощряя и финансируя расширение явно антироссийского военного альянса с 16 до 28 стран.

Конечно, играют роль и прибыли северо-американских корпораций. Например, восемь стран НАТО купили сотни Ф-16 со всеми дополнениями, и «стандартизация НАТО» была военным шифром, означавшим «покупай американское». Госдепартамент совершенно этого не скрывает. Его глава Бюро военно-политический дел Эндрю Дж. Шапиро гордо заявил:

«Мы рассматриваем американскую оборонную промышленность, как неотъемлемую часть наших усилий по продвижению национальной безопасности внешней политики США».

Невозможно выразиться более недвусмысленно.

Мистер Шапиро прояснил, что политика США такова:

«Когда страна покупает передовые оборонительные системы США через наши... программы, они не просто покупают продукт, они покупают ещё и отношение. Это программы укрепляют наши дипломатические отношения и укрепляют долгосрочные связи в области безопасности. Что в целом недостаточно ценится, так это то, что сам комплекс и техническая природа передовых оборонительных систем зачастую требуют постоянного сотрудничества и взаимодействия стран в течение службы этих систем — во многих случаях речь идёт о десятилетиях».

Двумя годами позже президент Буш приветствовал президента Путина в Техасе, НАТО пригласило ещё восемь стран стать его членами, приблизив своё военное присутствие ещё ближе к границам России.

Подразумевалось, что Москва, предположительно, проигнорирует столь угрожающее развитие событий, пока самолёты НАТО летают с разведывательными миссиями вдоль её границ, а боевые корабли США огромного Шестого флота с ядерным оружием совершают набеги в Чёрное море. (Один из них сел на мель, что могло продемонстрировать — России не стоит особо волноваться, но замысел-то идёт в счёт).

Президент Буш был, вероятно, одним из самых глупых и неудачных президентов, когда-либо избранных на свою голову американскими избирателями (пока). Но он был прав, заявляя, что «Я верю, что американо-российские отношения — одни из самых важных для нашей страны, и чем они крепче, тем больше вероятность того, что в мире будет мир...»

Тот факт, что абсолютным приоритетом для России была торговля, первоначально с Европой, но распространяющаяся по всему миру, — приветствовался всеми, кроме милитаристов из НАТО и Пентагона, чей главный приоритет состоял в оправдании существования НАТО. Для них не имело значения, что Россия сконцентрировалась на улучшении экономики на пользу народу, и что её оборонный бюджет в сравнении был просто крошечным. Они жаждали найти причину существования НАТО, поскольку возникали неудобгные вопросы относительно необходимости сохранения и далее столь дорогостоящих военных группировок, когда причина их создания и само существование были просто и единственно в том, чтобы противостоять предполагаемой военной угрозе со стороны Советского Союза, который уже прекратил существование. В год визита президента Путина в Техас расходы России на оборону составляли 36 миллиардов долларов, а США — 290 миллиардов, да ещё европейские страны НАТО в целом — 158 миллиардов.

В 2015 году, как сообщала британская Daily Telegraph, США потратили 596 миллиардов долларов на своих военных, а оборонный бюджет России составил 53 миллиарда. Telegraph и большая часть других западных СМИ, как и многие якобы независимые экспертные советы отмечали, что военный бюджет США сократился по сравнению с предыдущим годом (610 миллиардов) и аплодировали сокращению — не заметив, что вывод воскового контингента США-НАТО из Афганистана привёл к намного меньшим расходам на ту пагубную войну, которая обошлась американским налогоплательщикам в целое состояние.

Мантра тех, кто поддерживает и одобряет огромные военные расходы, состоит в том, что угрозы со стороны России и Китая сохраняются. В случае с Россией такое утверждение основывается на украинском фиаско, и стоит кратко рассмотреть голословные утверждения в свете того, что произошло на самом деле.

В 2014 году США  поддержали переворот на Украине, и хотя украинское агентство новостей Interfax сообщало в июне 2015-го, что президент Порошенко заявил, что свержение его предшественника было «неконституционно», но в непрерывно льющееся западной пропаганде не произошло никаких изменений — согласно ней переворот был совершенно демократическим.

Аналогично, голословные утверждения, что Крым был «аннексирован» Россией, были удачны в том смысле, что очень немногие на западе верили, что, как сообщала газета Independent : «Над праздничными толпами взрывались фейерверки и реяли флаги России, после того, как жители Крыма подавляющим большинством проголосовали за отделение от Украины и присоединение к России». Референдум был превосходным, справедливым выражением мнения в Крыму. В самом деле, было бы удивительно, если бы голосование сложилось не в пользу России, ведь невозможно отрицать, что подавляющее большинство в граждан Крыма говорят на русском языке и представляют русскую культуру, и считают украинцев иностранцами».

Однако, главное заявление состоит в том, что Россия каким-то образом пыталась вторгнуться в саму Украину. Нет никаких сомнений, что Россия поддерживала и продолжает поддерживать сепаратистов Восточной Украины, но сама мысль, что Россия хотела или хочет напасть и оккупировать Украину — нелепа.

Россия не намерена нападать ни на Украину, ни на какую другую страну. Что могла бы выиграть Россия, начав войну? Всё, чего хочет Россия — торговать как можно с большим количеством стран и гарантировать, что с людьми русской культуры на её границах обращаются справедливо и в соответствии с их желаниями.

Президент Обама следовал сторонникам войны в Пентагоне так, что это можно назвать лишь рабской манерой. Его обличение по Крыму было направлено лично против президента Путина, а его агрессивная похвальба, что «мы никогда не признаем оккупацию Крыма Россией» стала агрессивным заявлением о бесконечной конфронтации.

Вряд ли стоит удивляться, что генерал Филип Бридлав, командующий Объединённым командованием вооружённых сил США в Европе и «Верховный главнокомандующий объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе» заявил, что «мы готовы воевать и победить» Россию. Он объявил, что Россия «выбрала соперничество и представляет долгосрочную угрозу существованию» США, и, следовательно, «требования бюджета на этот год отражают наш священный долг обезопасить наших союзников и партнёров».

Итак, военные расходы США снова растут, а пентагоновские генералы, инвесторы с Уолл-Стрит и производители оружия по всем Соединённым Штатам в восторге потирают руки. Этих коварных интриганов великий президент Эйзенхауэр назвал «военно-промышленным комплексом» якобы патриотичных американцев, которые, в итоге, оказываются самым худшим врагом самой Америки.

В 2001 году, когда президент Буш встретился с президентом Путиным, он сказал, что «чем больше я узнаю президента Путина, тем больше я начинаю видеть его сердце и душу и тем больше я понимаю, что мы можем работать вместо в позитивном ключе. Итак, в любое время лидеры могут собраться, сесть и поговорить о ключевых проблемах открыто и честно — и это делает отношения прочнее в долгосрочном плане».
Он был абсолютно прав: но президент Обама предпочитает военно-промышленную конфронтацию «открытым и честным» переговорам с президентом Путиным.

Перемена отношения Вашингтона к России не только нахальна и незрела, она ещё и крайне опасна. Президент Обама «не признаёт» тот факт, что Крым снова стал частью России по желанию его собственных граждан. И что же он собирается с этим делать? Какие советы он получает от воинственных генералов и непорядочного Эштона Картера? Почему он направил бомбардировщики B-52 с ядерным оружием в Персидский Залив? Почему он направил самолеты F-22 в Румынию? Почему он направляет ещё одну бронетанковую бригаду в Восточную Европу? Почему он расширяет присутствие США на 21 американской базе в Европе?

Он готовится к войне. И не забывайте о главном мотиве — прибыли.

http://polismi.ru/politika/sled-anakondy/1423-pritikhshaya-amerika-gotovyashchayasya-k-vojne.html

http://polismi.ru/politika/sled-anakondy/1429-vashington-gotovitsya-k-vojne-s-rossiej.html