Маркс по-прежнему актуален: в середине XIX века он с удивительной прозорливостью описал постиндустриальное общество, где третьим агентом в противостоянии труда и капитала становится природа, преобразующая их. В XXI веке развитие общества наиболее полно описывается «природным капиталом», и по этому показателю Россия – аутсайдер.

Неолибералы преждевременно провозгласили смерть марксизма. Каждый кризис вновь заставляет вспоминать правоту Маркса, считавшего, что капитализм так и не научится справляться с экономическими потрясениями, и они – его родовая черта. Маркс предвидел и наступление эры научно-технической революции, которая хоть и преобразует капитализм, но не устранит его противоречия.

В первоначальном, черновом варианте «Капитала», в рукописи 1857-1858 годов (впервые опубликованной в СССР на языке оригинала в 1939-1941 года) Маркс с большой долей точности описал эпоху НТР. Замещение непосредственного труда всеобщим научным трудом, говорится там, ведёт к разложению капитала как господствующей формы производства. На основе технологического применения естествознания появляются машины и системы машин, способных «выполнять ту же самую работу, которую раньше выполняли рабочие».

Тем самым «созидание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и от количества затраченного труда, чем от мощи тех агентов, которые приводятся в движение в течение рабочего времени и которые сами, в свою очередь (их мощная эффективность), не находятся ни в каком соответствии с непосредственным рабочим временем, требующимся для их производства, а зависят, скорее, от общего уровня науки и от прогресса техники, или от применения этой науки к производству».

А это означает изменение самой основы общественного производства: на место средств и орудий труда в качестве промежуточного звена между человеком и объектом, на который он воздействует, ставится природный процесс, преобразуемый в производственный процесс. «Труд выступает уже не столько как включённый в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот, относится к самому процессу производства как его контролёр и регулировщик. Вместо того, чтобы быть главным агентом процесса производства, рабочий становится рядом с ним».

Трансформация экономической жизни в этом направлении произошла на Западе без смены общественной системы, но сопровождалась далеко идущими социальными изменениями, в том числе в условиях наёмного труда. Появились серьёзные основания по иному подойти к трактовке таких базовых категорий, как богатство, капитал, труд. Предвосхищение этого мы опять-таки находим у Маркса. Труд в его непосредственной форме, отмечал он, говоря о научном производстве будущего, перестаёт быть «великим источником богатства». Главной основой производства и богатства становится присвоение человеком «его собственной всеобщей производительной силы, его понимание природы и господство над ней в результате его бытия в качестве общественного организма, одним словом – развитие общественного индивида».

В цитированных фрагментах нетрудно усмотреть понимание развития человека, весьма близкое к тому, что подразумевается современным понятием «человеческого капитала». И понимание природы как будущего главного источника общественного богатства, близкое к тому, что сегодня называют природным капиталом.

Но есть еще и другая сторона дела, которая также не ускользнула от внимания Маркса. А именно – угроза разрушительных последствий массированного воздействия человека на внешнюю природу. Маркс допускал, что в иных общественных условиях и на гораздо более высоком уровне развития производительных сил «все источники общественного богатства польются полным потоком» и станет возможным распределение «по потребностям». В условиях того времени уместной была и критика им мальтузианского представления о якобы неустранимом несоответствии между численностью населения на Земле и имеющимися природными ресурсами.

Вместе с тем Маркс предвидел усиление противостояния человека и внешней природы в процессе общественного развития. Он связывал это с феноменом «отчуждённого» труда, с «перекосом» в системе человек-природа, обусловленным капиталистическим способом производства.

Капитал «захватывает» рабочую силу, природные ресурсы, науку – всё то, что расширяет его «эластичные потенции», а, следовательно, и его способность безоглядно и расточительно эксплуатировать природу. Тем самым он «подрывает источники всякого богатства: землю (т.е. природу) и рабочего».

Разрешение проблемы Маркс видел в переходе к сознательному и планомерному регулированию отношений между человеком и природой. Общество «ассоциированных производителей», полагал он (предвосхищая идею устойчивого развития), сможет рационально регулировать обмен веществ с природой – при условиях, наиболее достойных человеческой природы и адекватных ей. На место «слепого господства закона спроса и предложения» должно прийти «общественное производство, управляемое общественным предвидением».

Фактически Маркс видел разрешение проблемы в треугольнике труд-капитал-природа в обобществлении любых действий, производимых с окружающей средой. Природными богатствами (не только полезными ископаемыми, но и воздухом, водой, рекреацией и т.п.) должен распоряжаться не капиталист и даже не государство (в незрелом состоянии стремящееся к государственному капитализму), а общество.

В июне 2012 года на очередной Конференции ООН по устойчивому развитию в бразильском Рио был представлен экспертный доклад, посвящённый оценке реального национального богатства большой группы государств. Доклад был подготовлен группой исследователей под эгидой специальной Международной программы Университета ООН (UN University International Human Dimensions Programme on Global Environmental Change) и Программы развития ООН (UNEP).

В целях сравнимости различные активы оценивались в денежном выражении – на основе их рыночной цены. В качестве природного капитала взяты те природные ресурсы, которые присутствуют на рынке, как товары, при этом использовалась их рентная цена. Оценивались лишь те активы, по которым на данном этапе исследования удалось получить более или менее достоверные исходные данные.

Благодаря единой методике удалось построить Индекс реального богатства (ИРБ), т.е. получить сопоставимые данные, что позволяет сравнивать разные страны по уровню и составу их реального богатства, судить о динамике, о соотношении различных его компонентов. Краткие выводы исследования были таковы:

1.В большинстве из 20 стран, которые стали объектом исследования (в их число попала и Россия), природный капитал сократился, в том числе на душу населения (кроме Японии). Подтверждаются, таким образом, выводы о превышении хозяйственной ёмкости природной среды, сделанные ранее другими исследователями, с использованием других методов, – и гораздо более тревожные (работы В.Г.Горшкова, Д.Медоуза, М.Ваккернагеля и др.).

2.Несмотря на сокращение природного капитала почти во всех странах национальное богатство увеличилось (единственное исключение – Россия, где этого не произошло, главным образом вследствие связанной с деиндустриализацией страны утратой части основных фондов). В 14 странах из 20 оно увеличилось как в целом, так и в расчёте на душу населения. Это объясняется, главным образом, увеличением человеческого капитала (во всех 20 странах).

3.В составе национального богатства 17 стран преобладает человеческий капитал. В промышленно развитых странах его доля достигает 70-80%. Основные фонды – на втором месте, тогда как сырьевые ресурсы там в большинстве случаев весьма ограничены (исключения – Канада, Норвегия). В развивающихся странах, напротив, природные ресурсы играют бóльшую роль в качестве производственного фактора, и даже преобладающую по сравнению с основными фондами там, где ВВП формируется в основном благодаря добыче нефти (Россия, Нигерия, Саудовская Аравия).

4. В шести странах (Венесуэла, Колумбия, Нигерия, Саудовская Аравия, Южная Африка и Россия) в рассматриваемый период произошло сокращение реального национального богатства на душу населения – главным образом, вследствие обгоняющих темпов роста населения (кроме России). Поскольку в России произошло сокращение численности населения, это несколько смягчило сокращение реального богатства в расчете на одного человека.

Эти шесть стран характеризуются в докладе как страны с неустойчивым типом развития. Что касается остальных, то авторы склонны трактовать положительный индекс реального богатства как свидетельство движения к устойчивому развитию. Основания для такого вывода представляются весьма шаткими, да и сами исследователи здесь не очень категоричны. Так, отмечается, что среди стран с положительным индексом роста богатства ежегодный темп его роста в расчёте на душу населения только в Китае превысил 2%, еще в 3-х странах (Германия, Франция, Чили) он превысил 1%, а в 10 странах составил от 0,1 до 0,9%, т.е. «на грани» устойчивости и «с высокой вероятностью движения к неустойчивой траектории».

Ежегодные темпы роста реального богатства почти везде (кроме Германии и Франции) оказались ниже темпов роста ВВП на душу населения. Увеличение подушевого ВВП происходило и в тех странах, где индекс реального богатства имел отрицательное значение, т.е. база для будущего производства сокращалась. Это заставляет сомневаться в долгосрочной устойчивости показателей ВВП, которыми так озабочены правительства.

Объём мировой торговли сырьевыми ресурсами вырос с 1990-го по 2008 год в 6 раз – с 613 млрд. до 3,7 трлн. долларов. Рост торговли сырьевыми ресурсами, подчёркивается в докладе, стимулировал их расточительное использование странами-импортёрами и неблагоприятные экологические последствия для стран-экспортёров, т.е. главным образом для развивающихся стран.

Торговля способствовала «слишком быстрому» сокращению сырьевых ресурсов, поскольку осуществлялась по «слишком низким» ценам. Учитывая существенный объем торгуемых природных активов – как в денежном выражении, так и с точки зрения его места в национальной экономике – это не может не влиять на оценку перспектив устойчивого развития. В частности, рост цен на нефть и другие виды природного сырья может создавать ложное представление о продвижении к устойчивости, тогда как фактически этого не происходит.

Это хорошо видно и особенно резко проявляется в случае с Россией. Российская ситуация уникальна по сравнению с другими странами, которые изучались. Это единственная из 20 стран, где за рассматриваемый период индекс реального богатства снизился. Снизился и объём национального богатства на душу населения. Россия стала исключением и в том отношении, что негативный показатель индекса реального богатства был обусловлен сокращением основных фондов – на 37%.

Россия, экспортируя в больших масштабах сырьё, в особенности углеводородные энергоресурсы, не увеличивала в то же время свой основной и человеческий капитал такими темпами, чтобы обеспечить общий рост реального богатства. Рост ВВП происходил за счёт «проедания» природной ресурсной базы. Будучи богатой по природным ресурсам (один из самых высоких показателей на душу населения), Россия среди промышленно развитых стран остается бедной по размеру основного и человеческого капитала на душу населения.

Главная проблема для стран Второго и Третьего мира – права собственности на природные ресурсы. Права собственности сфокусированы на индивидуальном (частном) владении. В то же время многие «услуги природы» (nature’s services) имеют публичный характер, что противоречит передаче их в частную собственность. Как правило, права собственности передаются без должного учёта социальной справедливости (как это, кстати, произошло и происходит в России). Неотрегулированные и незащищенные права собственности затрудняют формирование рынков или искажают их функционирование.

По Марксу, эволюция системы неизбежно должна привести к обобществлению природных ресурсов. Трансформация капитализма в социализм в XXI веке будет идти именно этим путём.

Понятна стратегия и для русских марксистов, в стране, где природный капитал наиболее отчуждён от трудящихся – это борьба за право распоряжения ресурсами самим обществом, возможно, даже минуя стадию управления ими через государство (оно только следит за соблюдением закона в этой сфере). Постепенно и частный бизнес, использующий природный капитал, попадёт под контроль общества.

Революция или эволюция – и это тоже должно решать общество.

http://ttolk.ru/?p=18931