В России усиливается тоталитаризм, страна всё больше наполняется мигрантами из Средней Азии. «Сырьевое проклятье» так и не будет преодолено. Украина всё дальше уходит от России, но не становится частью Европы. Основными акторами перемен в России будут НКО, вузы, активисты и бизнес. Такой прогноз для России 2020-2030-х годов давало экспертное сообщество ЦРУ в 2004-2012 годах.

В 1947 году в ЦРУ США было создано Управление отчетов и оценок, от которого, несколько изменив свой статус и название – с 1950 года – Национальное управление оценок, отсчитывает свою историю современный Совет национальной разведки США. Он является общим экспертным органом для всего разведывательного сообщества США.

Как правило, доклады Совета касаются положения в ключевых странах и регионах, посвящены выявлению тенденций развития и – на их основе – построению сценариев развития ситуации. Краткосрочные прогнозы Совета носят название «Оценки национальной разведки» и предназначены для президента и администрации США.

С конца 1990-х Совет национальной разведки провел серию «круглых столов» между государственными экспертами, учёными и представителями СМИ и бизнеса о будущих вариантах развития отдельных зарубежных стран и регионов, а также о тенденциях в сферах экономики, демографии, международных отношений и безопасности. После каждой серии заседаний по данным проблемам выходили доклады: «Глобальные тенденции до 2010 года» (издан в 1997 году), «Глобальные тенденции до 2015 года: Диалог о будущем с неправительственными экспертами» (издан в 2000 году), «Глобальные тенденции до 2020 года: План-карта глобального будущего» (издан в 2004 году), «Глобальные тенденции до 2025 года: Изменённый мир» (издан в 2008 году) и «Глобальные тенденции до 2030 г.: Альтернативные миры» (издан в 2012 году).

Во всех этих докладах был и прогноз развития России, некоторых странах СНГ и Центральной Азии. В документе «Глобальные тенденции до 2010 года» Россия в данном документе представлена перманентно меняющимся на протяжении первого десятилетия XXI века государством. Уже в 1997 году американские эксперты говорили о тенденции к усилению центральной власти, которая будет использована, видимо, для скачка в постиндустриальное будущее. Однако этот процесс будет очень длительным и мучительным в силу демографических (низкая рождаемость, сокращающаяся продолжительность жизни и, как следствие, дефицит квалифицированных кадров) и общественно-политическими проблемами (межнациональная рознь, криминалитет и коррупция, недоверие государству со стороны общества).

Вооруженные силы, «плохо оснащённые и имеющие невнятные задачи», будут подвергнуты реформе. Но скудные средства и старение основных видов вооружений (несмотря на перспективные разработки ВПК) будут определяющими для российских вооружённых сил. «В результате, Россия будет оставаться слишком слабой, чтобы планировать размещение своих войск за пределами ближнего для нее зарубежья».

Во внешней политике для утверждения на международной арене как полноправной правопреемницы СССР, Россия, по мнению американских экспертов, будет использовать противоположную американской позицию, развивать военное сотрудничество с Ираном, также будут следовать периодические «всплески» улучшения российско-китайских отношений, а в ближневосточных делах РФ ограничится отдельными дипломатическими «наскоками».

Основными же тенденциями развития Центральной Азии до 2010 года будут рост населения (в том числе, городского), ухудшающиеся экономические условия (экономический рост на уровне 3-4% в год) и неопределённость в вопросе преемственности власти. Первая из тенденций приведет к значительному росту безработных, что ляжет тяжким бременем «даже на богатые нефтью государства» региона. Увеличивающееся число безработной молодёжи в условиях идеологического кризиса властей станет жертвой агрессивной псевдоисламской пропаганды и будет главным фактором нестабильности.

Авторы доклада «Глобальные тенденции до 2015 года» считали, что положение России и Евразии с 2000 по 2015 годы будет характеризоваться неясными перспективами будущего взаимодействия государств. При этом главной причиной нестабильности в России, Украине и центральноазиатских республиках снова называются демографические и политические проблемы. Главная из последних – переживание советского прошлого и колебания властей между Западом и Востоком. Однако все бывшие страны СССР будут отставать в развитии технологий и от первого, и от второго мира.

Несмотря на декларации о приверженности «западным ценностям», Москва будет оставаться вне Европы. Ей вряд ли удастся полностью интегрироваться в глобальную финансовую и торговую систему, а её ВВП вряд ли достигнет 20% ВВП США.

Несмотря на развитие гражданского общества, Россия продолжит «движение к тоталитаризму, но не такой резкой формы, как было в СССР». Главной целью российской дипломатии будет возобновление своего статуса в бывших советских республиках, укрепление связей с Европой и Азией, демонстрация себя как серьёзного контрпартнера США. Однако эти шаги будут сильно ограничены в силу «внутренних болезней». Россия по-прежнему будет обладать вторым после США ядерным арсеналом и будет поддерживать свой международный авторитет через Совбез ООН.

Путь Украины к ЕС будут преграждать коррупция, сила криминалитета и проблемы в законодательстве. Киев будет подвержен российскому влиянию в силу энергетической зависимости, хотя предпочтёт суверенитет, а не интеграцию в сферу влияния РФ.

Кавказские государства будут более заняты взаимоотношениями друг с другом, а центральноазиатские страны будут тяготеть к Китаю. При этом Россия будет по-прежнему доминировать на постсоветском пространстве.

В следующем докладе, «Глобальные тенденции до 2020 года: План-карта глобального будущего» авторы сосредоточились на таких сферах, как демография, природные ресурсы и защита окружающей среды, наука и технологии, влияние глобализации на национальные государства и экономики, конфликты будущего и роль США. Этот документ, вышедший в свет в декабре 2004 года, был несколько отличен от предыдущего в методологическом плане:

1) при его разработке проводились конференции в разных странах с привлечением экспертов различных национальностей, не только граждан США;

2) представлены несколько сценариев развития, в том числе «джокеры» («wild cards») – неожиданное и неблагоприятное развитие;

3) в некоторой мере отражены мнения, высказанные в интернете о материалах конференций, которые легли в основу данного документа.

В нём большое внимание уделено тенденциям развития Китая и Индии, расширению влияния религиозных организаций и проблемам Евросоюза по ассимиляции исламских мигрантов. Главным же «мегатрендом» будущего, определяющим развитие других закономерностей, будет глобализация -беспрепятственный обмен товарами и услугами.

Тем не менее, в некоторых пунктах этих основных направлений проступает Россия и её ближнее зарубежье. Подчеркивается укрепление международных позиций нашей страны как главного экспортера энергоресурсов. Москва будет важным партнером для США и ЕС, Китая и Индии и развивающихся стран. Негативными факторами развития России будут проблемы с демографией (низкая рождаемость, слабое здравоохранение, катастрофическое (так почти всегда в отношении РФ говорится в документе) снижение продолжительности жизни). Потенциально взрывоопасная ситуация с распространением ВИЧ-инфекции будет бичом для всех постсоветских стран.

Давление «снизу» на слабые правительства в условиях неустойчивой экономики, как неоднократно подчёркивают авторы доклада, приведёт в некоторых странах бывшего СССР и Юго-Восточной Азии к третьей волне демократизации или межнациональным конфликтам. Последние будут поддерживаться международными террористическими организациями как напрямую, так и через непрозрачные системы денежных переводов.

По будущему уровню экономического развития авторы документа склонны выделять из БРИКС Китай, который уступит по уровню военных расходов только США. Таким образом, экономика России, по мнению авторов доклада, не совершит резкого скачка вперед и будет находиться на уровне Бразилии и Индонезии.

Развитию России также будет мешать «бюрократический авторитаризм» и вынужденные траты на борьбу с исламским сепаратизмом и терроризмом. Северокавказские республики РФ имеют большие шансы к упадку государственности. Тем не менее, несмотря на эти трудности, Москва будет важным партнером Вашингтона, Европы и других стран. Другими негативными факторами будут являться незавершенность демократических реформ (в том числе, в экономике), однобокое развитие экономики, сложности в развитии ЖКХ.

«Политические режимы в России и Центральной Азии будут сползать к тоталитаризму, и экономический рост не сможет развернуть эту тенденцию», вызванную опасениями внутренних конфликтов из-за неравномерного распределения национального богатства и экономических трудностей молодёжи. Однако государства будут слабы, чтобы на корню пресечь окрашенный в религиозные цвета терроризм и экстремизм. Общие тенденции в развитии государства и необходимость транзита энергоресурсов будут способствовать более тесному взаимодействию в постсоветской Азии. Республики бывшего СССР будут стремиться к ассиметричным коалициям. Грузия и Молдова будут ориентироваться на ЕС и НАТО.

Доклад «Глобальные тенденции до 2025 года: Изменённый мир» – особый. Опубликованный в ноябре 2008 года, он отражает видение будущего с учётом начавшегося экономического кризиса и является продолжением предыдущего документа. В нём получили развитие представленные в докладе «План-карта глобального будущего» вероятные сценарии развития: «Мир без Запада», «Октябрьский сюрприз», «Подъем БРИКС», «Политика не всегда локальна» и «Европа: утрата влияния к 2025 года».

Во всех этих логических построениях отмечается активизация российской внешней политики. Лидер оппозиции американскому влиянию в мире, Москва будет важным партнером Европы, Азии и Ближнего Востока. Сближению государств Центральной Азии и России будут служить общие угрозы (исламский терроризм и экстремизм). Под их давлением, а также под воздействием либеральных тенденций в экономике и недемократических – в политике, авторы не исключают, что Россия скатится к авторитарному сырьевому государству или настоящей диктатуре.

«Менее вероятно, что Россия будет открытой и прогрессивной страной в 2025 году». Здесь снова выделяются названные ранее проблемы России и Центральной Азии в демографии, технологиях и экономике и делается важный вывод, что в подобных условиях иностранный капитал может вкладываться только в сырьевой сектор, что лишает развития другие отрасли экономики. Вместе с тем диверсификация экономики означает рост среднего класса, который будет двигателем демократии в этих странах.

К тому времени Евросоюз (под бременем проблем с ассимиляцией мигрантов и ростом национализма) значительно ослабнет на международной арене. Поэтому слабым постсоветским режимам на Кавказе и в Центральной Азии придется своими силами решать проблемы безопасности. Последние будут настолько серьезны, что эти страны наряду с Северной Африкой и Балканами включены Советом национальной разведки США в «дугу нестабильности».

Более развернуто многополярный мир представлен в сценарии «Политика не всегда локальна»: в условиях отсутствия «мирового центра» на первый план выходят неправительственные организации, транснациональные корпорации, религиозные объединения и местные активисты. Они все служат мостами между странами и блоками в многополярном мире. Именно через них предлагается действовать американскому руководству.

Доклад «Глобальные тенденции до 2030 года: Альтернативные миры» отличает максимальный уровень обобщений, где почти не осталось упоминаний о государствах. Вместо них выделяются следующие «мегатенденции»:

- рост потребностей в продовольствии, воде и энергоресурсах вызовут рост цен на эти товары при медленно развивающейся экономике;

- «диффузия власти» – укрепление аппарата сырьевых государств и ослабление прежних мировых лидеров (ЕС и США);

- демографические проблемы.

В Азии и на Ближнем Востоке развернется новая «большая игра». Суннитско-шиитские противоречия приведут к конфликту Ирана и Саудовской Аравии, причём внешние силы (США или ЕС) не смогут в него вмешаться. В условиях, когда США «устали от ноши глобального лидерства», американские эксперты опасаются перерастания локальных очагов нестабильности в Центральной Азии и на Ближнем Востоке в пламя глобального конфликта. Богатые сырьём государства также будут слишком слабы для ликвидации этих очагов. Выход авторы видят только в создании США «гибридной коалиции» из «негосударственных игроков» и государств.

В развитии стран СНГ эксперты Совета национальной разведки выделяют следующие направления с характерными тенденциями.

1. В демографии: старение населения России при высокой рождаемости в Средней Азии приведёт к значительной миграции оттуда на север, но не избавит Россию от дефицита квалифицированной рабочей силы.

2. В экономике: дальнейшее развитие получат энергетические компании и связанные с ними трубопроводные системы. При этом властями, всё более уходящим от демократии, не удастся направить прибыль от экспорта энергоресурсов на диверсификацию экономики.

3. Внутренняя политика будет отягощена угрозами террора и исламского экстремизма, который найдет благодатную почву среди безработной молодежи в Центральной Азии. Сильные позиции криминала и коррупция будут мешать притоку иностранного капитала. В условиях недоверия со стороны общества и отсутствия преемственности страны СНГ будут нестабильны. Государства СНГ, не имеющие больших запасов природных ископаемых, обречены на статус «дотационных» и постепенную гибель. Экономика, построенная вокруг отраслевых монополий, не диверсифицируется, а это – путь к упадку страны. Власти многонациональных государств в условиях демографических сложностей и однобокой экономики, не имеющие развитого гражданского общества при сильном влиянии криминала, идут по пути «закручивания гаек» – в конечном счёте, регрессивному пути.

4. Внешняя политика: Россия – отягощенная значительным числом проблем региональная держава. Её членство в международных организациях номинально и не может развернуть их решения в ином, от американского, русле. Украина, экономически вынужденная сотрудничать с Россией, всё более отдаляется от неё, но отнюдь не является «персоной грата» в ЕС. То же самое можно сказать о слабых в государственном отношении Молдове и Грузии. Находящаяся в изоляции и испытывающая сильное влияние со стороны России и Ирана, Армения станет очагом стабильности. Однако в целом государства Кавказа, увязнув в пограничных спорах, не смогут выйти на мировой уровень. Центральноазиатские постсоветские республики будут ареной борьбы между Китаем и Россией, а затем – между Китаем и Индией.

5. Безопасность: относительная устойчивость власти в РФ и ликвидация Украиной еще в 1990-е годы своего ядерного потенциала сняли у американских геополитиков угрозу массированного ядерного нападения. Россия по-прежнему обладает вторым после США ядерным арсеналом. Однако столь мощные стратегические ядерные силы не идут в сравнение с другими составляющими вооруженных сил. Экономические трудности вряд ли позволят России размещать свои контингенты за пределами ближнего для неё зарубежья. В условиях многополярного мира США также будут значительно поглощены своими внутренними проблемами, которые значительно обострились после начала мирового финансового кризиса. Поэтому в дипломатическом инструментарии на первый план выйдет «мягкая сила».

В этих условиях оплотами мира эксперты американской разведки видят в неправительственных, религиозных организациях, местных активистах, исследовательских центрах и вузах, а также в представителях бизнеса. В «неустойчивых государствах» (сюда они относят и Россию) именно эти акторы будут основой для изменений в обществе.

http://ttolk.ru/?p=20825