26 октября на Украине пройдут внеочередные парламентские выборы. Помимо националистической партии "Свобода", два года назад набравшей 10,5%, в выборах примет участие столь же радикальная партия "Правый сектор". "Власть" выясняла, насколько она способна бросить вызов украинской государственности.

После революции в Киеве перед новой властью стояла задача собственной перезагрузки. Государство возглавлял человек с не существующей по конституции должностью "и. о. президента" — согласно 112-й статье украинской конституции это должен был делать премьер-министр. Назначение "и. о. президента" силовиков, глав областей, участие в формировании правительства было незаконным, хоть и одобряемым революционными массами. Частично задача по легализации власти была решена 25 мая, когда Украина выбрала президента, которого признали и на западе, и на востоке.

Президент вместе с парламентом сформировал правительство, назначил глав областей и силовиков. Однако в Верховной раде продолжали заседать представители Партии регионов, прежней партии власти, и не любимые революционерами члены Коммунистической партии Украины (КПУ). Перезагрузка парламента была делом времени (и попутно — одним из предвыборных обещаний Петра Порошенко). В конце августа президент распустил парламент, после чего были назначены досрочные выборы.

Основная боевая сила украинских экстремистов
В статье
Правый сектор на Украине
А также в статье
Кто содержит Правый Сектор на Украине?
Фюрер Правого Сектора
Кто такой Дмитрий Ярош

Согласно последним данным Киевского международного института социологии (КМИС), "Блок Петра Порошенко", который возглавляет министр внутренних дел при президенте Ющенко и заключенный под стражу при президенте Януковиче Юрий Луценко, а на выборы ведет мэр Киева Виталий Кличко, получил бы голоса 21,5% украинцев. За Радикальную партию Олега Ляшко, которого называют украинским Жириновским, проголосовали бы 7,6% избирателей, за "Батькивщину" Юлии Тимошенко — 5,7%, за "Гражданскую позицию" бывшего министра обороны Анатолия Гриценко — 5,6%, за "Сильную Украину" миллиардера и бывшего главы Нацбанка Сергея Тигипко — 4,5%, за "Народный фронт" премьер-министра Арсения Яценюка — 3,7%. Остальные партии оставались не только за бортом проходного барьера, но и ниже уровня ошибки выборки. В том числе и националистическая "Свобода".

15 сентября общественности представил результаты своих исследований центр "Социс". Блок Порошенко — 26,8%, Радикальная партия — 8,1%, "Гражданская позиция" — 4,8%, "Батькивщина" — 4,7%, "Народный фронт" — 3,3%. Партия регионов, претендовавшая, согласно обоим опросам, на 1,3%, вероятно ознакомившись с этими результатами, решила в выборах не участвовать.

"Правый сектор" (ПС), весной этого года по частоте упоминаний в российских СМИ занимавший второе место среди политических партий после "Единой России", в опросе КМИСа получил 1% голосов, в исследовании "Социса" не появился вообще. Тем не менее эта организация представляет серьезную силу даже без парламентского статуса, на который, по всей видимости, и не претендует: на выборы партия "Правый сектор" вместо списка выставит двух одномандатников.

Украинское общество, особенно та его часть, которая часто посещает онлайн-форумы, блоги и социальные сети, предпочитает искать врагов государства преимущественно снаружи украинской границы. Изыскания внутри нее, как правило, сводятся к обвинению в экстремизме, сепаратизме и терроризме тех, кого российские СМИ называют ополченцами. Однако революция и последовавший конфликт (гражданская война — по мнению официальной Москвы, необъявленная война России и Украины — по мнению официального Киева) породили внутреннего врага на Украине.

Можно по-разному относиться к политическому режиму и тем, кто правит страной в конкретный момент, но у государства, институты которого использует для управления конкретный режим, должна быть монополия на применение силы. В тех случаях, когда такая монополия теряется, а представители режима, арендующие институты у государства, попадают в конкурентное пространство, государство заканчивается. Начинаются "серые зоны государственности", "несостоявшиеся государства", "государства, стремящиеся к несостоятельности", даже "безгосударственные зоны". Все эти концепты, выработанные западной политической наукой, призваны обозначить разную степень отсутствия суверенитета над территорией, формально включаемой под опеку того или иного правительства и окаймленной границей.

С внешними врагами, под которыми Киев понимает Россию, "спонсирующую боевиков" и самих "боевиков", проблем в сознании не возникает. Для Киева и всех украинцев, поддерживающих унитарное устройство государства, этот враг сосредоточен в юго-восточных регионах и обозначен если не шевроном российских ВС, то георгиевской ленточкой. Однако на государственную состоятельность Украины не меньшее негативное воздействие, чем проекты сецессий на востоке, оказывают группировки вооруженных людей, неготовых подчиняться новой власти. Самое известное из подобных объединений — "Правый сектор".

Бренд "Правый сектор" в качестве названия конгломерата из нескольких радикальных организаций появился в декабре 2013 года на волне евромайданных протестов. До получения официального статуса партии ПС объединял в себе такие радикал-националистические организации, как "Тризуб", "Белый молот", "Патриот Украины", УНА-УНСО, несколько группировок футбольных ультрас. Основой ПС — украинской патриотической организацией "Тризуб им. С. Бандеры" — с 2007 года руководил Дмитрий Ярош. Она была создана в 1993 году в качестве силового крыла "Конгресса украинских националистов".

Идеология "Тризуба" и сменившего его ПС делала акцент на концепте нации-государства и этническом национализме по сути, хотя по форме его пытаются замаскировать под вариацию гражданского: "Следует строить свою национальную политику не на том, чтобы избавиться от всех неукраинцев, а на том, чтобы сделать Украину своей национальной державою". Военно-патриотическую подготовку члены "Тризуба" получали в рамках загородных лагерей. Известно видео посещения одного из таких лагерей экс-председателем СБУ Валентином Наливайченко, в ту пору оппозиционером, активно критиковавшим режим Виктора Януковича.

Есть ли нацизм на Украине?
Ответ в статьях
Партия Свобода на Украине
а так же
Иностранный эксперт об украинском нацизме

Данное видео и некоторые фотографии аналогичных визитов оппозиционера к "Тризубу", работа Яроша помощником Наливайченко в Раде с 1 апреля 2013 года, признание Яроша о многолетней дружбе с ним, о "самых лучших отношениях" ПС и СБУ после повторного назначения Наливайченко главой спецслужбы в феврале 2014 года являются основными аргументами сторонников версии "ПС — проект СБУ". Конспирологическое продолжение данной версии: Наливайченко — агент ЦРУ, ПС напрямую управляется и спонсируется США (данную версию активно поддерживает консервативно и антиамерикански настроенная часть российской блогосферы).

Наряду с этническим национализмом, русофобией и милитаристской риторикой ПС строил свою идеологию на апелляции к Богу. "Слава Иисусу Христу",— говорит Валентин Наливайченко, приветствуя строй бойцов в черных беретах в загородном лагере ПС. В программе ПС слово "Бог" употребляется девять раз, первый раздел — "Идейно-мировоззренческие основы" — посвящен именно Богу. "Бог! Украина! Свобода!" — основной лозунг ПС, хотя он был сформулирован гораздо раньше появления самой организации. Обоснование украинской идеи ("национальное государство", "национальная идея", "национальная власть", "национальное народовластие" и т. д.) не историческое, а религиозное: "Всемогущий Господь создал нас украинцами, украинской нацией... Стремясь создать украинское национальное государство, мы отстаиваем не только свои национальные права, а прежде всего — Божью волю".

Под "национальной церковью" партия понимает "религиозное объединение христиан, которое берет на себя ответственность перед Богом и людьми за то, чтобы дорогой Христа вести и привести к Богу вверенный им народ таким, каким создал его и каким хочет видеть Господь, а не таким, каким хотели сделать его различные оккупанты и их наследники, часто — явные слуги сатаны". В интервью 2008 года Дмитрий Ярош несколько раз ассоциирует Москву и Россию с сатаной, а Украину — с силами, противостоящими ему. Напрямую ни одна из украинских церквей в программе не упоминается, однако известно, что ПС имеет тесные связи с Украинской грекокатолической церковью (УГКЦ). Именно грекокатолики почти с самого начала протестов в конце ноября 2013 года появились на майдане, оборудовав там часовню (в дальнейшем число священников УГКЦ выросло до нескольких сотен).

По всей видимости, впервые в медиапространство ПС попал 1 декабря 2013 года после участия в столкновениях с бойцами "Беркута" и внутренними войсками Украины. В отличие от "Свободы", изначально создававшейся на основе украинского национализма, ПС на первом этапе представлял собой ситуативную коалицию радикалов, использовавших мирный протест Евромайдана для организации вооруженной борьбы с режимом Виктора Януковича и последующего его демонтажа. С момента появления ПС в публичном пространстве лидеры оппозиции Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок некоторое время открещивались от радикальной группировки, подчеркивая мирный характер протеста и радикальные действия боевиков ПС. Однако роль боевиков ПС в качестве охраны майдана, силового противовеса "Беркута" и неспособность "умеренных" обуздать "Правый сектор" вынудили членов украинского "триумвирата" (Яценюк, Кличко и Тягнибок) перейти к сотрудничеству с группировкой.

После завершения революции в Киеве ПС не самораспустился, хотя многие аналитики предрекали это, указывая на ситуативный характер коалиции. Руководство осознало, что для легитимного прихода к власти группировке необходимо сменить имидж и избавиться от ярлыка радикалов. В конце марта ПС заявил себя в качестве партии, в начале апреля активно собирал киевлян на субботник по уборке территории майдана. Тогда же Дмитрий Ярош решил, во-первых, баллотироваться в президенты, во-вторых, начать носить деловые костюмы. Оба начинания имели недолгий успех. 25 мая президентом господина Яроша пожелали увидеть 0,7% избирателей. Уже летом на официальном сайте ПС появились его фото в камуфляже с оружием в руках в компании бойцов ПС на востоке Украины.

К идее ассоциации с большой Европой ПС поначалу относился более чем прохладно. Стратегическая цель Евромайдана — подписание соглашения об ассоциации Украины и ЕС — совсем не разделялась руководством ПС. Один из идеологов ПС на условиях анонимности говорил о евроинтеграции в феврале: "Мы не можем поддерживать это, учитывая, что ЕС — это наднациональное образование, которое нивелирует любые нации, что входят в ЕС. Это такой плавильный котел, которым когда-то был Советский Союз, где создавался один советский народ и абсолютно уничтожалось понятие нации как таковой...

ЕС является антихристианским, антинациональным, и от Европы там осталось одно название". Со временем на уровне официальной риторики ПС сменил отношение к приоритетам украинской внешней политики. Раздел "Новые принципы внешней политики" партийной программы содержит идею ассоциации с ЕС "на выгодных для Украины условиях" без полноценной евроинтеграции: "Украина для укрепления экономики не должна вступать в Евросоюз". Не включи партия этот пункт в свой главный документ, неприятие умеренных украинцев, выходивших в морозы и под дубинки на Евромайдан за идею, было им гарантировано.

Гораздо важнее вхождения в большую Европу для ПС встраивание Украины в Балто-Черноморскую систему (в программе она называется "Средне-Восточная Европа по диагонали Балтика--Закавказье"). Ключевые союзники: Швеция, Литва, Польша, Турция, Грузия. Сразу после ассоциации с ЕС идеологи ПС пишут о необходимости "развития равноправных отношений с Россией на принципах международного права". Однако следующим пунктом видят императив "добиваться от РФ выплаты денежных возмещений... за подневольный рабский труд украинских политзаключенных и репрессированных...".

Отдельный раздел посвящен крымским татарам. ПС не сильно артикулирует русофобию в программе. Оккупационной советская администрация Украины названа только единожды. Корень "рус" в принципе не встречается в программе ПС, равно как и упоминание православия. Украинских русских и русскоязычных, русского языка, российской культуры, Русской православной церкви (причем обоих патриархатов — и Московского, и не признаваемого поместными церквами Киевского), самой билингвальной Украины в программном документе не существует. Программа ПС очевидным образом заключает, что в их национальный проект могут взять крымских татар, но из неукраинцев — никого более.

Программа ПС нечеткая, неструктурированная, размытая. "Улучшить", "запретить", "реформировать", "обновить", "добиваться" — глаголы пронизывают текст, но не наполнены смыслом. Помимо многократно употребляемого прилагательного "национальный" с самыми разными существительными сложно выделить какие-то особенности. Для прояснения отношения ПС к России гораздо полезнее интересоваться историей его отношений с Северным Кавказом.

В марте 2014 года на странице ПС в социальной сети появилось обращение к российскому "террористу номер один" Доку Умарову, в котором Дмитрий Ярош призывал его "с оружием в руках поддержать антироссийские силы в Украине". Позже пресс-секретарь организации объявил о взломе страницы и провокации. В руководстве соцсети заявили, что по поводу взлома страницы к ним не обращались.

Однако симпатии членов организации к чеченским террористам очевидны. Еще в 2008 году в интервью сайту чеченских боевиков "Кавказ-центр" Дмитрий Ярош напоминал украинцам, что "не так давно российские танки и штурмовики "утюжили" землю независимой Ичкерии и проводили этнические зачистки в чеченских селах". Там же Ярош несколько раз комплиментарно говорил о "государстве" "Имарат Кавказ" — террористической организации Доку Умарова, а также дал прогноз: "На Северном Кавказе каждый раз активнее будут действовать боевые подразделения моджахедов... Военное противостояние... будет усиливаться". 7-14 марта 2014 года СКР РФ возбудил уголовные дела против самого известного боевика ПС Сашко Билого (Александр Музычко), Дмитрия Яроша, Олега Тягнибока и Дмитрия Корчинского.

Все обвинялись в создании ОПГ в Чечне с целью участия в боевых действиях против федеральных сил в 1994-1995 годах (Билый обвинялся также в пытках и убийствах минимум 20 российских военнослужащих). Один из обвиняемых в пособничестве чеченским террористам член УНА-УНСО Игорь Мазур утверждал, что Музычко возглавлял "пресс-центр "Кавказ"... Не боевик он был, как его сейчас обвиняют, он выходил на связь с Киевом и с иностранными журналистами по телефону (интернета же не было), передавал трубку Масхадову или Дудаеву". Позднее Дмитрий Ярош был объявлен в международный розыск Интерполом. Пресс-секретарь ПС заявил, что "Ярош вообще никогда не был в Чечне".

Для российского обывателя и ряда пророссийски настроенных украинцев и русских в восточных регионах Украины бренд "ПС" сменил "Свободу", замещая образ внешнего врага. Этнический национализм, русофобия, отрицательное отношение к российскому государству, к идее общеславянского дома, экстремизм и силовые акции сосредоточились в медийном образе ПС. В настоящее время организация постепенно становится зонтичным брендом. Во внеочередных парламентских выборах будет принимать участие зарегистрированная еще 22 мая на базе УНА-УНСО партия "Правый сектор". По всей Украине работают штабы общественной организации "Правый сектор". Наконец, на фронте действует добровольческий корпус "Правый сектор".

Воссоздание института национальной гвардии вместо внутренних войск МВД весной этого года стало шансом для боевиков ПС легализоваться, сохранив оружие. Из активистов Майдана было создано два батальона для поддержания общественного порядка на Донбассе, как его понимает официальный Киев. Кроме того, боевики ПС смогли войти в состав другой военизированной структуры — добровольческих батальонов МВД, создаваемых при каждом региональном УВД, тех самых, идею которых предложил глава Днепропетровской области миллиардер Игорь Коломойский. Необходимость создания новых добровольческих структур взамен прежних кадровых объяснялась низким уровнем мотивации "официальных силовиков".

Еще в 2008 году Дмитрий Ярош жаловался на отсутствие мотивации у профессиональных военнослужащих как на основную причину проигрыша в грядущей, по его мнению, войне между Россией и Украиной: "Мы можем очутиться в ситуации, когда главный удар российских оккупационных сил и вооруженных формирований коллаборантов примут на себя отряды украинских добровольцев". Тогда же он обратился к украинским националистам с призывом "становиться в ряды борцов за государственность украинской нации, против московского порабощения".

Сейчас, как пишет украинский журналист Юрий Бутусов, добровольческий корпус ПС — "единственное в своем роде добровольческое вооруженное формирование, которое признано государством как неофициальная воинская часть, но при этом не входит в структуру управления какой-либо государственной структуры. Однако их отряды находятся в оперативном подчинении командования АТО. Они не имеют никакой штатной структуры, и состав их в основном переменный, поскольку туда едут воевать люди, которые не могут поступить на военную службу на длительное время".

Самым известным медийным персонажем ПС был Александр Музычко (Сашко Билый). Именно он приходил на заседания Ровненского областного совета с холодным и огнестрельным оружием, бил по лицу прокурора Ровно Андрея Таргонию, по сведениям депутата Верховной рады от "Батькивщины" Геннадия Москаля, занимался рэкетом. Москаль назвал конкретные случаи "крышевания бизнеса и вымогательства" со стороны Музычко, позднее частично опровергнутые упомянутыми депутатом персонами. По итогам спецоперации по задержанию Музычко был ликвидирован (по официальной версии, случайно застрелил сам себя в сердце).

ПС заявил, что отомстит министру внутренних дел Авакову (задержание проводил спецотряд МВД "Сокол"). В конце марта агрессивные активисты ПС окружили здание Верховной рады, пытаясь проникнуть внутрь, требуя отставки министра. В начале апреля вооруженные огнестрельным оружием бойцы ПС окружили здание суда в Киеве, где проходили слушания дела в отношении бывших бойцов "Беркута". Тогда же они брали в кольцо столичный милицейский главк.

Вслед за ликвидацией Музычко в Полтаве были арестованы несколько представителей руководства ПС, в том числе руководитель Восточного крыла Илья Кива. В этой ситуации собравшиеся на похороны Музычко лидеры ПС объявили о мобилизации. "Мне звонят люди со всей Украины, даже те, что были пассивны. Они объединяются, организовываются в отряды, сами обмундировываются, будут вооружаться, брать легальное оружие и защищать себя, свои семьи, города",— говорил тогда руководитель ровненского отделения ПС Ярослав Гранитный.

Эволюция действий бойцов "Правого сектора" очевидна. Зимой, борясь с режимом Януковича, они использовали "коктейли Молотова", цепи, дубинки, булыжники, арматуру, катапульты, по неподтвержденным данным — огнестрельное оружие. Уже в августе организация выступила с угрозами президенту Порошенко. "В случае невыполнения наших требований в течение 48 часов мы будем вынуждены снять все наши подразделения по линии фронта, объявить всеобщую мобилизацию резервных батальонов и начать поход на Киев с целью проведения быстрых реформ в МВД. Колонны будут идти в полном снаряжении".

Неподчинение власти было вызвано "незаконными" (с точки зрения ПС) задержаниями активистов, изъятием оружия и транспорта в зоне АТО. Министр внутренних дел Аваков по традиции обвинил Дмитрия Яроша в самопиаре, подчеркнув, что милиционеры задержали боевиков организации во Львове с "24 наименованиями оружия и боеприпасов", припомнив, как "пару недель назад... они стреляли по мэру Львова Садовому".

15 сентября после принятия Верховной радой закона об особом статусе не контролируемой Киевом части Донбасса Дмитрий Ярош обвинил депутатов в национальном предательстве, а Петру Порошенко напомнил историю Виктора Януковича. "Вся эта сволочь, что голосовала за этот антинациональной "закон" Порошенко, почти идентична тем, кто голосовал за январские "законы" Януковича. Его принятие является попыткой антигосударственного мятежа... Если Петр Алексеевич Порошенко не опомнится, у нас, украинцев, будет новый президент и главнокомандующий".

В тот же день другой известный медиаперсонаж, режиссер по образованию, командир батальона национальной гвардии Украины "Донбасс" (подчиняется МВД, а не МО), известный под псевдонимом Семен Семенченко, параллельно официальному визиту президента Порошенко в США встречался с конгрессменами. На своей странице в Facebook он подчеркивал: "в составе делегации". Однако пресс-спикер Государственного департамента США опровергла встречи "официальных лиц с этим командиром", а за членов Конгресса Госдеп не отвечает. Официально президенту Порошенко в поставках оружия президент Обама отказал. А Семен Семенченко именно о поставках оружия и об обучении бойцов нацгвардии в академии Уэст-Поинт и ездил разговаривать.

Вряд ли США будут всерьез воспринимать частный визит одного из командиров, но для официального Киева критика в стиле "Киев предает национальные интересы страны, нужно менять систему власти" — тревожный сигнал. Если в визите комбата Семенченко есть хоть что-то кроме политических технологий накануне выборов (он идет в Раду по списку партии "Самопомощь" мэра Львова Андрея Садового), то он подменяет собой государство, осуществляя его важнейшие функции: проведение внешней политики, обсуждение импорта оружия.

Насколько часто, настолько и бездоказательно ПС (как, кстати, и партию "Свобода") связывают с Игорем Коломойским. Украинского олигарха относят к "партии войны", в которую в виде формализованного "Народного фронта" входят министры Аваков, Петренко, Денисова, глава кабинета Яценюк, спикер Рады Турчинов, бывший руководитель самообороны Майдана и секретарь Совета нацбезопасности и обороны Парубий. Пока закулисно она противостоит "партии мира", возглавляемой президентом Порошенко. Если помимо собственных батальонов Коломойский контролирует еще и ПС, это создает очевидный противовес официальному Киеву и, как следствие, инструмент влияния. Кроме того, несколько командиров добровольческих батальонов ("Айдар", "Азов", "Днепр", "Артемовск", "Донбасс") собираются стать депутатами Верховной рады, легализовав себя в публичной политике и обеспечив себе иммунитет от уголовного преследования.

По всей видимости, в администрации президента Украины понимают опасность конкуренции с властью со стороны новой социальной группы — "заслуженных революционеров и ветеранов АТО". 10 сентября Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовные дела по преступлениям в юго-восточных регионах. Генпрокурор Виталий Ярема заявил: "У нас есть факты и уголовные производства, где представители добровольческих батальонов совершали уголовные правонарушения против местного населения". О "десятках нарушений гуманитарного права" со стороны 24-го батальона территориальной обороны "Айдар" (входит в структуру МО) говорил генсек правозащитной организации Amnesty International Салил Шетти (прежде организация акцентировала внимание преимущественно на преступлениях силовиков ДНР и ЛНР).

Уход ПС с улицы и вхождение в парламентскую политику вряд ли состоятся. Националистическая партия "Свобода", в большей степени настроенная на цивилизованный политический процесс, и Радикальная партия всеукраинского популиста Олега Ляшко будут способствовать институционализации национализма посредством легальной публичной деятельности. Выход пара в агрессивно настроенном сегменте общества сохранится в парламенте. ПС своей деятельностью подрывает легитимность и официальных силовиков, и президента, которых явно способен игнорировать в случаях, когда их интересы расходятся. В дополнение к жестко вертикальной структуре ПС, с которой благодаря наличию ярко выраженного лидера и иерархии управления государству будет легче бороться, в рамках АТО действуют многочисленные добровольческие батальоны, подчиняющиеся частично МО, частично МВД, частично украинским олигархам, частично своим командирам.

Уже сейчас в рамках процедур по установлению перемирия заметно, что президент Порошенко по факту не обладает всей полнотой власти верховного главнокомандующего. Помимо его протеже министра обороны Валерия Гелетея руководящими лицами АТО являются министр внутренних дел Аваков, премьер-министр Яценюк, негласно — губернатор Коломойский. Даже в случае прекращения военных действий украинскому президенту придется восстанавливать власть внутри страны в борьбе с легальными акторами политической системы. Помимо этого украинская государственность будет испытывать давление со стороны неформальных акторов.

Безусловно, в отдельных случаях интересы государства и ПС совпадают — тогда бойцы организации становятся параллельной милиции, армии и национальной гвардии силой. Но в перспективе украинскому государству придется либо ликвидировать если не партию, то ее боевое крыло, либо нейтрализовать ее самостоятельность. Прежде всего потому, что готовность боевиков ПС действовать насильственным путем для выполнения своих требований подрывает государственность Украины не меньше, чем сецессионистские проекты ДНР и ЛНР.

http://www.foreignpolicy.ru/about/media_reviews/aleksey-tokarev-o-roli-pravogo-sektora-v-ukrainskoy-politike/