Термин «правовой империализм» возник в связи с событиями вокруг государственного долга Аргентины, когда суд Нью-Йорка по нескольким частным искам вынес решение в отношении этого государства и росчерком судейского пера долг Аргентины был увеличен, по оценкам экспертов, на 120 млрд. долл. Суть правового империализма состоит в поддержке англосаксонским правосудием финансовых стервятников.

Финансовые стервятники против Аргентины под прикрытием американской Фемиды

История восходит к 2001 году, когда Аргентина вынуждена была объявить дефолт по долгам государства на сумму около 130 млрд. долл.  Это был крупнейший в мировой финансовой истории суверенный дефолт. Начался процесс реструктуризации долга путем переговоров Аргентины с зарубежными держателями её долга. В результате большинство кредиторов пошло на списание значительной части долга (до 75%) и изменение условий погашения оставшейся суммы. Однако на такую реструктуризацию не согласилась часть инвесторов, на руках которых находились облигации аргентинского казначейства на сумму около 4 млрд. долл.

Среди них выделялась кучка хедж-фондов во главе с Elliott Management Corp. Пола Сингера. Эти хедж-фонды имели пакет аргентинских бумаг на сумму немногим более 1,3 млрд. долл. За ними к тому времени уже закрепилась слава финансовых стервятников, которые покупали на рынке долговые обязательства государств, находившихся на пороге суверенного дефолта или уже объявивших о дефолте, а затем требовали 100-процентных выплат по бумагам и ни на какие компромиссы с должниками не шли. Наглость финансовых стервятников подкрепляется тем, что они подают иски в суды с требованием обеспечить им 100-процентную сатисфакцию по долговым бумагам, и суды такие иски удовлетворяют.

В случае с Аргентиной стервятники обратились в суд Нью-Йорка с требованием заставить Аргентину выплачивать им по долговым бумагам суммы в полном объеме, т.е. без учета реструктуризации долга. В октябре 2012 года Апелляционный суд второго округа США в Нью-Йорке удовлетворил исковое требование стервятников. Более того, он запретил Аргентине обслуживать реструктурированные обязательства, пока она не рассчитается с фондами, подавшими исковое заявление. Буэнос-Айрес яростно сопротивлялся, понимая, что другие держатели долга почти наверняка потребовали бы таких же 100-процентных выплат. А заложником нью-йоркского суда Аргентина оказалась потому, что ее международные облигации выпущены по праву штата Нью-Йорк.

Суд Нью-Йорка определил крайним сроком возможного внесудебного урегулирования проблемы между стервятниками и Аргентиной утро 31 июля 2014 года. К тому моменту урегулирование достигнуто не было, и ведущие рейтинговые агентства резко понизили инвестиционный рейтинг Аргентины. Платежи, которые Аргентина исправно осуществляла держателям реструктурированного долга, были судом заблокированы. Аргентина отказывается выполнять решение суда, а судейский «счетчик» каждый день теперь отсчитывает штрафы…

«Дело ЮКОСа» - первая крупная акция правового империализма против России

Понятие «правовой империализм» вполне подходит и к решению, которое почти в это же время вынес Международный арбитражный суд Гааги по иску иностранных акционеров российской нефтяной компании ЮКОС.

В середине прошлого десятилетия упомянутая компания, входившая в империю олигарха Михаила Ходорковского, прекратила свое существование. На протяжении многих лет она уклонялась от уплаты налогов. А те суммы непогашенных налоговых обязательств, которые ей были выставлены десять лет назад судом, она не сумела выплатить. Большая часть активов ЮКОС отошла российской нефтяной компании «Роснефть». Недовольные иностранные держатели акций компании ЮКОС стали подавать иски в зарубежные суды, требуя сатисфакции.

В конце концов, все эти иски были консолидированы и направлены в Гаагский международный суд. Общая сумма исковых требований первоначально составляла 114 млрд. долл. (что, между прочим, существенно превышает стоимость всех активов ЮКОС на момент его ликвидации). Суд несколько лет не удовлетворял и не отклонял претензии акционеров ЮКОС, он чего-то ждал. И дождался. Когда весной 2014 года Запад начал вводить экономические санкции против России, суд реанимировал дело ЮКОС и огласил свой вердикт: России предложили заплатить инвесторам почившей нефтяной компании 50 млрд. долл. Это крупнейшая компенсация, когда-либо назначенная Международным арбитражным судом.

Суд посчитал, что в «деле ЮКОСа» Россия якобы нарушила Энергетическую хартию и экспроприировала нефтяную компанию у ее законных владельцев. Странное решение, учитывая, что Россия не ратифицировала упомянутую хартию. И также странно, что приобретение активов компании-банкрота другой компанией названо «экспроприацией». По сути, это неформальная санкция Запада против России, или правовой империализм в действии.

Россию, как говорят в таких случаях, «поставили на счетчик». После оглашения вердикта суда ей предоставили 180 дней для исполнения решения суда. Поскольку Россия платить так и не начала, с 16 января 2015 года начали начисляться проценты, соответствующие доходности 10-летних казначейских бумаг США. По состоянию на середину января уровень доходности этих бумаг составлял 1,91%. Это значит, что в первый год сумма долга увеличится на 956,6 млн. долларов. Доходность казначейских бумаг США в текущем году, как ожидается, заметно вырастет. Поэтому к 50 миллиардам в 2015 году наверняка будет приплюсовано более 1 миллиарда.

Решение Гаагского арбитражного суда: угрозы для России

Апелляции российских юристов по решению суда в Гааге успеха не возымели, при составлении бюджета РФ на 2015 год вопрос о выполнении решения Гаагского суда вообще не рассматривался, а вот противоположная сторона ведет себя очень активно. Сразу же после оглашения судебного приговора бывшие акционеры ЮКОС занялись увлекательным делом – поиском российских активов, которые могут быть использованы для погашения обязательств российской стороны. Арестам и последующим конфискациям могут подвергнуться, в первую очередь, государственные зарубежные активы.

На первом месте, по мнению экспертов, находятся активы «Роснефти». На втором месте - активы других компаний с государственным участием (ВТБ, Газпром, Аэрофлот, ВЭБ и др). На третьем месте находится имущество государственных учреждений и организаций. Правда, недвижимость посольств по международному праву имеет иммунитет от арестов и экспроприаций, но зато есть, например, российские суда, которые иногда заходят в иностранные порты.

При этом никого не смущает то, что российских компаний со 100-процентным участием государства очень мало. В большинстве государственных компаний присутствуют миноритарные негосударственные акционеры, в том числе иностранные, и экспроприация активов российских компаний с участием государства будет означать прямое нарушение их имущественных прав. Это классическая игра без правил. Впрочем, одно правило есть: во что бы то ни стало наказать Россию!

Правовой империализм как эффективная неформальная санкция против России

Против России уже было введено три пакета санкций. Эксперты гадают: будет ли четвертый? По моим оценкам, четвертого пакета не будет - по той причине, что более эффективными являются неформальные санкции. Появятся исковые требования к России – государству, ее компаниям и банкам. Будут также составляться черные списки физических и юридических лиц РФ для вынесения западными судами решений об арестах и экспроприациях их зарубежного имущества. По всему миру начнет действовать «модель Ротенберга».

Как известно, российский предприниматель Аркадий Ротенберг весной 2014 года попал в черные списки на первой волне санкций, и в сентябре итальянский суд вынес решение об аресте и конфискации недвижимого имущества Ротенберга на сумму 30 млн. евро. Мартовские санкции предусматривали запрет для фигурантов черных списков въезжать на территорию санкционирующих стран и арест их денежных средств на счетах западных банков. А в случае с Ротенбергом имеет место арест недвижимого имущества, причем часть этого имущества вообще не имеет отношения к бизнесу. Я об этом говорю для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что правовой империализм – это война без правил, стремление пограбить. Алгоритм «правового» мародерства примерно таков:

1) выбирается понравившийся западному хищнику объект имущества, принадлежащий российскому юридическому или физическому лицу;

2) западный стервятник добивается включения российского собственника имущества в черные списки;

3) западные суды выносят решения об аресте и экспроприации приглянувшегося стервятнику имущества;

4) происходит исполнение решения суда, имущество переходит в собственность стервятника.

Черные списки как инструмент правового империализма

Черные списки могут составляться по самым разным поводам: «подозрение в коррупции», «соучастие в аннексии Крыма и агрессии против Украины», «нарушение прав человека», «связи с терроризмом», «антиамериканская пропаганда», «неуважение прав сексуальных меньшинств» и т.д. Конгресс США уже принимает специальные законы на этот счёт, например «Акт Магнитского», предусматривающий составление списков российских граждан, виновных в смерти юриста Сергея Магнитского. Этот юрист работал в фонде Hermitage Capital и в 2008 году был арестован по делу об уклонении фонда от уплаты налогов на сумму в несколько миллиардов рублей. Магнитский умер в тюремном изоляторе, Запад представил его «мучеником» и решил ответить России своими черными списками.

Сейчас в США подумывают о том, чтобы превратить «Акт Магнитского» в универсальное оружие борьбы с Россией под флагом защиты «прав человека». В чёрные списки предлагается включать «обидчиков» не только Сергея Магнитского, но и Алексея Навального, а также близких ему «борцов с тоталитаризмом». Вашингтон готовится убить сразу двух зайцев: а) оказать политическое давление на Россию; б) снять «урожай» в виде имущества фигурантов черных списков («Акт Магнитского» предусматривает как запрет на въезд фигурантов списков, так и арест их банковских счетов). Чтобы увеличить сбор «урожая», предлагается не ограничиваться счетами в банках, а распространить санкции на все имущество, включая ценные бумаги и недвижимость.

Начав в предыдущей статье разговор о западном правовом империализме, я обратил внимание на то, что Запад повёл кампанию экспроприации зарубежного имущества России (государственного, частных компаний и банков, физических лиц). Эта кампания будет набирать обороты как за счет расширения разного рода черных списков, включающих юридических и физических лиц Российской Федерации, так и за счет подготовки разного рода исковых заявок к РФ и подачи их в иностранные суды.

Вымогательство с помощью фальсификации истории СССР

В первую очередь, речь идет о подготовке рядом бывших советских республик требований к Российской Федерации о компенсациях за «советскую оккупацию» в период 1940-1991 гг. Такая подготовка уже ряд лет ведется в Эстонии, Литве, Латвии, а также Молдавии. Некоторые обобщенные оценки компенсационных требований приведены в таблице, составленной автором на основе ряда источников.

Табл. 1.

Претензии о компенсации ущербов от «советской оккупации», предъявляемые некоторыми странами ближнего зарубежья к Российской Федерации.

Страна

Стоимостная оценка ущерба

Дата и источник заявления о претензиях

Латвия

Более 300 млрд. евро

Сентябрь 2014 г. Член латвийской комиссии по подсчету ущерба от "оккупации" Рута Паздере

Литва

28 млрд. долл.

Январь 2008 г. Президент страны Валдас Адамкус

Эстония

100 млрд. долл.

2004 г. Председатель государственной комиссии по изучению последствия «советской оккупации» профессор Велло Сало

Молдова

28 млрд. долл.

2010 г. Историк Вячеслав Стэвилэ, член Государственной комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в Молдавии

Примечательно, что оценки ущербов от «советской оккупации» периодически пересматриваются, причем всегда в сторону повышения. Латвия, например, двадцать лет назад начинала с нескольких миллиардов долларов, а теперь ее официальные лица решили не мелочиться и называют сумму ущерба в 300 млрд. евро (для справки: в 2012 году ВВП Латвии был равен 28 млрд. долл). Вполне очевидно, что эта астрономическая претензия синхронизирована с экономическими санкциями Запада против России.

Претензии Киева

С 2014 года стали появляться качественно иные экономические претензии. Можно ожидать, что объем претензий этого рода будет быстро увеличиваться. В первую очередь, речь идет о претензиях со стороны нового правительства Украины, которое незаконно пришло к власти на волне переворота в феврале 2014 года. В конце апреля 2014 г. министр юстиции Украины Павел Петренко обнародовал следующее заявление: «Министерство юстиции обобщило информацию от наших министерств и ведомств по убыткам, которые были нанесены от оккупации Крыма, и общая сумма этих убытков составляет 950 млрд. гривен.

Эта сумма не включает в себя упущенную выгоду, которая будет начислена дополнительно». Министр уточнил, что указанная сумма не включает в себя стоимость полезных ископаемых и залежей в морском шельфе. С учетом неустойчивого курса гривны назывались суммы ущерба от 84 до 100 млрд. долл. Сумма периодически пересматривалась в сторону увеличения. В июне 2014 г. это уже было 1,08 трлн., в июле - 1, 18 трлн. гривен.

28 июля министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан заявил, что убыток Украины от потери в Крыму энергетических объектов, включая запасы углеводородов на шельфе, оценивается в 300 млрд. долл. Итого, Киев ожидает от Москвы компенсации в размере 400 млрд. долл. И это притом, что в 2013 году ВВП Украины, согласно официальным данным, составил 182 млрд. долл.

Одновременно Украина начала инвентаризацию имущества Российской Федерации, которое находится на территории государства. Кроме того, Киев стал использовать аргумент своих требований компенсации убытков «за Крым» для отказа от погашения большой задолженности Украины перед РФ. «Крымский аргумент» использовался и в переговорах по российскому газу для получения больших скидок.

Осенью 2014 года стали звучать призывы некоторых депутатов Верховной рады готовить требования к России в связи с событиями в Ноовороссии. В Верховной раде Украины уже провели оценку затрат, необходимых для восстановления промышленности региона. Называются цифры от 3 до 6 млрд. долл., и это только по промышленности. Восстановление же всего хозяйства потребует, по оценкам Верховной рады, 8-10 млрд. долл. Предполагается потребовать эти деньги от Москвы в порядке возмещения ущербов, которые якобы нанесла Украине Россия в результате «вооруженной агрессии» (1).

Конечная цель компенсационных требований – «конфискационные» санкции

Компенсационные требования бывших советских республик к Российской Федерации - это многофункциональное оружие Запада.

Во-первых, это оружие идеологической, психологической и информационной войны, преследующей цель фальсифицировать историю и ещё больше раздуть антироссийскую истерию.

Во-вторых, это оружие экономической войны. При всей несостоятельности и полной неграмотности обоснований сумм ущербов они, скорее всего, будут трансформированы в некие компенсационные требования, которые будут утверждены парламентами «пострадавших» государств, а затем в виде исков переданы в международные суды. Можно не сомневаться, какими будут вердикты этих судов.

После того как Россия откажется от исполнения судебных решений, Запад организует новую серию экономических санкций. Такие санкции еще не применялись. Их можно назвать конфискационными. Могут быть заморожены (арестованы, конфискованы) валютные резервы Российской Федерации. Если этого окажется недостаточно, то будут арестованы (конфискованы) иные зарубежные активы.

Готова ли Россия к «конфискационной войне»?

Согласно последним данным Банка России, на 1 октября 2014 г. зарубежные активы РФ составили 1.410,9 млрд. долл. Основные элементы этих активов (млрд. долл.): прямые инвестиции – 466,6; портфельные инвестиции – 62,7; вложения в производные финансовые инструменты – 8,7; прочие инвестиции – 471,0; резервные активы РФ (золотовалютные резервы) – 454,2. Расшифруем самую крупную позицию «прочие инвестиции» (млрд. долл.): наличная валюта и банковские депозиты – 161,6; ссуды и займы – 201,4; торговые кредиты и авансы – 32,5; иные инвестиции – 23,3. Однако это далеко не все зарубежные активы Российской Федерации.

Официальную сумму активов следует как минимум удвоить. Активы формируются не только и не столько за счет легального вывоза капитала, фиксируемого Центробанком, сколько за счет вывоза капитала по теневым каналам. Все эти каналы на Западе отслеживаются, и идентифицировать в нужный момент все теневые активы российского происхождения, чтобы западные суды могли наложить на них арест, трудности не представляет. Диапазон «статей», которые здесь могут применяться, широк: от «антиамериканской пропаганды» и «ущемления прав сексуальных меньшинств» до «советской оккупации» и «непогашенных долгов царского правительства».

Учитывая остроту нынешнего противостояния России и Запада, российским властям нужно делать все возможное для быстрого выведения зарубежных активов из-под удара «конфискационных» санкций. Что-то делается, но крайне мало и медленно. По данным Банка России, на 1 июля 2014 года зарубежные активы России были равны 1.514,4 млрд. долл. Получается, что за третий квартал снижение произошло всего лишь на 103,5 млрд. долл. Это мало, всего на 7%.

Говорят, что, если Запад начнет конфискацию российских активов за рубежом, российская сторона ответит экспроприацией западных активов в России. Это неэффективно. Существует дисбаланс российских активов за рубежом и иностранных активов в России. Первые, как уже сказано, на 1 октября 2014 г. были равны 1.410,9 млрд. долл., вторые составляют 1.178,0 млрд. долл. То есть налицо дисбаланс в 232,9 млрд. долл., хотя на самом деле он измеряется цифрой, которая во много раз больше, так как следует приплюсовать российские теневые активы за границей. Чтобы, по крайней мере, не проиграть в конфискационной войне, российские зарубежные активы должны стать реально меньше, чем иностранные активы в России.

Что делать?

Это требует, прежде всего, быстрой деофшоризации российской экономики. Она может быть произведена указом президента России, требующим возвращения активов российской экономики на родину. Физически эти активы находятся здесь, в России, они материализованы в промышленных предприятиях, железных дорогах, доменных печах, нефтяных скважинах, электростанциях, месторождениях полезных ископаемых и т.д.

Однако де-юре эти активы на Западе, они числятся на балансах офшорных, «параллельных» фирм. Чтобы не было повторения истории с активами ЮКОС, следует вернуть эти де-юре активы в Россию. Вернуть можно и нужно быстро. Достаточно месяца - ведь, для того чтобы зарегистрировать компанию в офшорах, некоторые юридические консультанты предлагают «срочную услугу» в пределах 24 часов.

Тем олигархам и прочим предпринимателям, которые будут не готовы проделать такую операцию, надо помочь принять непростое решение. Это возможно, так как в указе должно быть оговорено, что, если в течение одного месяца перерегистрация не состоится, физические активы компании подлежат национализации. Не следует бояться, что подобная национализация спровоцирует резкое обострение отношений между Россией и Западом. Эти отношения обострены уже до той точки, когда ждать больше нельзя. Национализация – важнейшее средство мобилизации общества и экономики в условиях «холодных» и «горячих» войн.

То, что происходит сейчас в отношениях России и Запада, очень напоминает ситуацию первой половины 1918 года, когда бывшие союзники по Антанте готовились к интервенции против России, но ещё не начали её. Внутри России действовала пятая колонна в виде компаний с участием иностранного капитала, подыгрывавших Антанте и расшатывавших ситуацию изнутри. Именно это заставило большевиков уже весной 1918 года начать национализацию иностранной собственности в стране. Россия выстояла.

(1) Юлия Самаева. Донбасс обреченный? // Агентство промышленной политики, 14.09.2014.

http://vk.cc/3B5MXf

http://vk.cc/3B5Nnd