Правительство «монетаристов» замахнулось
 на ремейк «славных» 1990‑х

«…Когда рушится фундамент пирамиды, её верхушка может сохраняться на месте; для этого нужны только деньги». Так гласит один из тонких законов Паркинсона, прозванный «гравитацией по Питеру». Именно в поле его тяготения и находится правительство России. Идёт отчаянный поиск денег для пополнения прохудившейся казны. Лихорадочно скребут по сусекам, безжалостно урезая социальные статьи расходов в федеральном бюджете. Запустили руку даже в кассу Пенсионного фонда. И всё равно Тришкин кафтан в одних дырах. Нависла угроза разрастания бюджетного дефицита до немыслимых 5% от ВВП.

Что на самом деле происходит за окнами Белого дома в реальной жизни: в промышленности, сельском хозяйстве, на стройках, домохозяйствах и «земствах» – в правительстве доподлинно едва ли ведают. Все вместе, как завороженные, глаз не отводят от смены котировок барреля нефти на Роттердамской бирже. Вот единственный оселок их макроэкономических штудий и опрометчивых управленческих решений.

Падение ВВП и девальвация рубля подкосили семейные доходы. Статистика горькая. Доля сограждан с нищими доходами возросла с 4 до 9%. Численность зажиточного – условно – среднего класса убыла с 27 до 16%.

Министры-«монетаристы» хлопочут, чтобы рост ВВП хоть как-то возобновился. Выход нашли в том, чтобы ещё пуще урезать социальные и пенсионные траты бюджета, хотя дальше некуда. Зато значительно, с 13,9 до 20,7%, возросли бюджетные ассигнования по статье «экономика». Однако ожидаемого эффекта не видно. Затраченные средства ушли в песок. Спад промышленности только усугубился.

В ведомстве Улюкаева – наследника гайдаровской команды «младореформаторов» – разработан план стимулирования инвестиций в реальном секторе. За счёт… снижения доходов работающих, ещё большего урезания зарплат. И тогда якобы бизнес за счёт сокращения издержек, увеличения прибылей возобновит инвестиции. Здесь проглядывает макроэкономическая несуразность. Пусто в кошельках – на рынках нет спроса на товары. Свёртывается потребительский кредит. Если совокупный спрос в экономике неуклонно сокращается, расчётливый предприниматель не станет вкладываться в производство. Отложит прибыль до лучших времён… Это и есть «креативная» экономическая политика?

Алексей Кудрин, который все тучные нулевые был душой, светочем и стратегом пагубной и рутинной экономической политики власти, ныне вновь призван Кремлём в реальную политику. «Блестящий эксперт», один из вожаков «конструктивной» оппозиции «западников» страсть как пригодился. Ему поручено сотворить новую антикризисную стратегию – срочную и на перспективу.

Час от часу не легче – «либерал» Герман Греф выступил с прожектом очередной реформы структуры и организации правительства. Под благовидным предлогом отказа от не оправдавшего себя «ручного управления», Греф и присные предлагают создать при правительстве Медведева некий «центр реформ», которому будут приданы якобы не только экспертные, но и ключевые властные прерогативы.

Тем временем премьер Медведев обратился к президенту с аналитической запиской, пафосом которой является окончательное избавление от воображаемых пережитков советской «командной» системы управления экономикой и создание с чистого листа альтернативной, «модернистской» и продвинутой.

Весь этот навострённый «трезубец», вылазка «либералов» живо напомнили о бесславном провале всех предыдущих управленческих новаций 2000‑х годов. С той же догматической идеологией «дерегулирования». К неудавшимся реформам приложили руку все те же Греф, Кудрин и нынешний глава правительства.

«Либералы» пошли сомкнутым строем на Кремль?

Явление Сквозник-Дмухановского

…В сущности, мы с вами знаем, что чиновничество наше всегда было по части краеугольных камней слабо. М.Е. Салтыков-Щедрин, «Письма к тётеньке»: «…Как поступить, чтобы окружающее нас злополучие обратилось в благополучие?» – вопрошал персонаж Салтыкова-Щедрина. И в наши дни всё о том же, насущном, толкуют в Охотном Ряду. Возвратиться к идеалам воссиявшей будто бы в августе 1991 года демократии, заветам и дерзаниям «младореформаторов» взывают на радениях преуспевающие секты туземных «монетаристов».

После того как «золотой» баррель подкачал, выручка от экспорта углеводородов упала более чем вдвое. Бенефициары даровой сырьевой ренты глазам своим не верят: петростейт сдулся! О тучных нулевых осталось одно воспоминание. Небо с овчинку стало даже для владельцев офшорных сокровищ, пустившихся в бега владельцев лопнувших банков, чиновников-казнокрадов, очутившихся в казённом доме. Зарождаются новые вихри в политической сфере, пребывавшей в состоянии обломовщины все тучные годы. В кругах либерального бомонда, заждавшегося второго пришествия Кудрина, большое оживление и тёмные интриги.

Тем временем Минфин заново перекраивает и латает федеральный бюджет. Уже пошло-поехало харчить резервные фонды. Как ни зарекались счетоводы Ильинки, пришлось-таки хорошенько распочать кубышку на чёрный день. Все какие есть индексы деловой активности, спроса на рынках, инвестиций – под гору! Под угрозой закрытие четырёх-пяти автомобильных заводов. Дороговизна кредита держит за горло промышленников реального сектора и аграриев. Земля-кормилица последних в закладе у банкиров-латифундистов. Ценовой и тарифный разбой монополистов – средь бела дня. И никакой управы на них нет.

В правительстве ума не приложат, как унять хотя бы аптечную мафию, которая пуще разбойников с большой дороги очищает карманы граждан. На потребительском рынке – падение спроса на 10% всего за год. Малый и средний бизнес свёртывает присутствие на рынке. Центробанк, Минфин и Минэкономразвития словно состязаются в публичных неутешительных сценариях динамики ВВП до 2020 года. Но даже «умеренные» макроэкономические обещания отдают изрядным лукавством.

«Правительство должно быть самым честным человеком в стране», – ратовал экономист Михаил Аничков. Он принадлежал дворянскому сословию, служил по ведомству путей сообщения. Тогда на государевой службе существовали другие понятия о долге и чести.

Не первую, а вторую каденцию отбывает Д.А. Медведев на ответственном посту премьера. Стало быть, справляется?.. Потомкам он, пожалуй, запомнится веским высказыванием, что все его мнения и повеления «отлиты в граните». Не могу и представить себе, чтобы Алексей Николаевич Косыгин что-то подобное во всеуслышание высказал на совещании в Совмине.

У Салтыкова-Щедрина в «Письмах к тётеньке» нарицательный образ ретивого чиновника – Сквозник-Дмухановского. Легковерная молва приписывала ему природный «дар компетентности по части устранения насущных злоб дня». Ни дать ни взять дух Сквозник-Дмухановского незримо витал в Охотном Ряду, когда в апреле глава правительства держал речь перед депутатами.

Дмитрий Анатольевич не преминул забросить камешек в огород «этатистов», проще говоря – государственников. Предостерёг против пагубного искуса эмиссионного кредитования долгосрочных инвестиций в промышленность и инфраструктуру. Даже если, по крайности, речь уже о том, чтобы снять экономику с мели. Дмитрий Анатольевич сурово выговаривал оппонентам с левого политического фланга: «Национализация была бы смертельной ошибкой». Полемический приём – от противного? Ведь не сказать же, что тёмные тучи национализации нависли над Китай-городом. Даже КПРФ в своих публичных воззваниях ратует за национализацию базовых отраслей скорее риторически.

На самом-то деле весь сыр-бор, настоящий переполох и разноголосица в СМИ и общественном мнении вокруг объявленной правительством скоропалительной приватизации стратегических активов отечественной экономики. Речь о предстоящей распродаже изрядных госпакетов акций РЖД, АЛРОСА, «Роснефти», ВТБ… Тотчас возникли прозрачные сопоставления с лихими 1990-ми, когда «либералы» в правительстве и выжиги-ходорковские средь бела дня спроворили аферы с залоговыми аукционами. И чубайсовская «ваучерная» приватизация по сей день тоже притча во языцех. «Окститесь, господа! Никакого ремейка, все по-честному и прозрачно!» – горячась, замахали руками вице-премьеры. А тут, как на грех, Следственный комитет РФ открывает уголовное производство по поводу безнаказанной махинации похищения Нефтяной компанией «ЮКОС». Казалось бы, дело быльём поросло, сроки давности истекли, ан нет!

Кто в лес, кто по дрова?..

Тем временем воротилы валютной биржи, нажившие, по оценке экономиста Сергея Глазьева, на «нечаянной» двукратной девальвации рубля, при попустительстве Центрального банка около 50 млрд долларов, уже потирают ручонки в предвкушении дешёвой распродажи ценных активов. Министр Алексей Улюкаев доверительно обсуждает с американским послом Тэффтом замыслы приватизационной кампании, означающей разворот на 180 градусов политики государства после 2000 года.

Целое десятилетие колоссальные деньги казны и заёмные затрачены на выкуп стратегических активов, утраченных в «растащиловку» 1990‑х годов. Пришлось выплатить десятки миллиардов долларов отступного «Бритиш Петролеум» и ушлым её компаньонам из местных нуворишей. И вдруг разворачивать оглобли – почём зря? Американский посол ведь не маклер, не посредник имущественных сделок на фондовом рынке США. Стало быть, у всего затеваемого, и без того смутного, несуразного, проглядывает умалчиваемый политический подтекст.

«Коммерсантъ» прознал, что «Джи Пи Морган» и другие заправилы финансовой верхушки Уолл-стрит, возможно, будут наняты нашим правительством «консультировать», сопровождать «цивилизованные» приватизационные сделки.

«Бритиш Петролеум» уже владеет 19,5% акций «Роснефти». Прикупит ещё на торгах, заполучит блокирующий пакет.

Из-за мнимого безденежья казны выставить на распродажу активы крупнейшей российской нефтегазовой компании – на такое безрассудство надо иметь отвагу решиться. Годовая выручка, стратегические запасы углеводородного сырья, модернизированные нефтеперерабатывающие заводы, инвестиции в Арктический шельф, изрядная доля «Роснефти» на мировом рынке на целый порядок дороже того, что Минфин выручит от распродажи…

«…Король недоумевал, как можно государству расточать имущество подобно частному лицу?» – читаем у Джонатана Свифта в «Путешествии Гулливера»… Оказавшись в вымышленной стране Лапуту, Гулливер поведал местному владыке, как вельможи распоряжаются казной в его отечестве. И король подивился, что такое и впрямь возможно за тридевять земель от острова Лапуту…

В оправдание правительство ручается, что торги по акциям «Роснефти» и другим лотам – исключительно «домашние». Портфельные инвесторы – иностранцы останутся за порогом. Не та ли это простота, что хуже воровства? След предстоящих сделок, как по писаному, потянется в офшоры. Публику же уверяют, что про офшорные «дочки-матери» строго-настрого – замётано… Много ли простаков, которые поверят в государственнический пафос вице-премьера Дворковича и компании? Налицо недвусмысленный повод для парламентского расследования… Вместо этого готовящие впопыхах скандальные распродажи остаются под покровом канцелярской тайны. Правительство для отмастки уверяет, будто решительно нечем покрыть «непосильные» статьи социальных расходов.

Тем часом Минфин возобновил покупку американских казначейских бумаг на миллиарды долларов. Этого «самоварного золота» на Ильинке и Неглинной накоплено уже через край. Доходность бумаг – 1,7%. Учётная ставка Центробанка России – 10%. Со времён управительства «лучшего в мире министра финансов» Кудрина (сомнительный этот титул С.Ю. Витте погнушался бы к себе примерить) продолжалась скупка американских долговых расписок якобы во имя борьбы с инфляцией, как всегда тщетная.

Ничего не попишешь, кризис глубокий, из тех, что приходит надолго. Но не одни мы, дескать, погорельцы. Все страны БРИКС, кроме Китая, пострадали. А тут ещё и Запад со своими «санкциями». Как-то в тени осталось, что кризис начался задолго до падения мировых цен на сырьё и мстительных козней Запада. Спад ВВП начался ещё в 2014 году, когда баррель нефти стоил 105 долларов.

«Эффективные менеджеры» на воеводстве

Правительство Медведева на полном серьёзе рассчитывает перезимовать системный кризис экономики. И, увы, есть тому умалчиваемая первопричина. Стратегия правительства исходит из лояльности глобальному бизнесу, а вовсе не российскому обществу. В подоплёке всей этой невнятицы, мороки с многострадальным «антикризисным планом» не только некомпетентность, но ещё и идеологические шоры «либерализма». Весь незадачливый вымороченный «монетаризм» Минфина и Сбербанка предопределён тем, что они верой и правдой служат мировому глобальному бизнесу.

Сэмюэл Хантингтон называет это смещение в умах туземных элит – «золотых воротничков», присягнувших Вашингтонскому консенсусу, «трансграничной лояльностью». Разнесчастный карикатурный «монетаризм» – плоть от плоти ультралиберальной западнической идеологии кромешных 1990‑х. У нас правительство не прагматиков и профессионалов, а «единоверцев». То-то у них с языка не сходят «непопулярные реформы» – неизменная визитная карточка записных «монетаристов» с 1990‑х годов.

Для них свет клином сошёлся на жёстких предписаниях «чикагской школы» Милтона Фридмена. Обратиться к альтернативным экономическим стратегиям неокейнсианского толка – «измена» и святотатство. Между тем именно кейнсианские стратегии в разные исторические времена вызволили экономики многих стран Запада и Востока из депрессии и стагнации. В Поднебесной учение Джона Мейнарда Кейнса пользуют и знают назубок. В нашем же зачарованном царстве всё не как у людей.

…Милтон Фридмен как-то обмолвился о себе: «Не думаю, чтобы кто-то посчитал меня злым». Наши министры-«монетаристы» тоже не злыдни. Вся беда в том, что рыночные «стратеги» пребывают в другой, чем вся страна и хозяйство, параллельной реальности. Потому и так называемый антикризисный план правительства – вещь в себе. На слуху несколько противоречивых версий этого гипотетического плана. Наконец заявлена вроде финальная, которую представили президенту. Объем финансирования – 730 млрд рублей – возрос чуть ли не на порядок. Но по-прежнему твёрдо не названы источники финансирования. Каким-то макаром секвестирование бюджета-2016 будет идти своим чередом.

Отчёт правительства в Думе в апреле 2016 года, мягко говоря, не воодушевил. Выходило прямо-таки по Щедрину, ни прибавить, ни убавить: «Каких ещё фактов бессилия и ротозейства нужно, чтобы убедиться, что на Сквозник-Дмухановского надежда плоха».

Раболепное следование сомнительным, коварным рекомендациям МВФ, непоколебимая преданность ценностям «глобализма» и рыночному фундаментализму. Вот и весь толк, символы веры российского либерального истеблишмента. К слову, ещё Кейнс подмечал: «Невольно напрашивается аналогия между господством классической школы экономической теории и некоторых религий».

Международный валютный фонд в рекомендациях от 2014 года прописал чёрным по белому странам «двадцатки» твёрдо удерживать низкие процентные ставки для стимулирования экономического роста. А для российских финансовых властей рекомендации МВФ — прямо противоположные. «Господским» – не чета. И не ищите, мол, никакого подвоха! Коли такие искусники – «эффективные менеджеры» и записные «монетаристы» у нас на воеводстве, чего же дивиться, что всё у них валится из рук.

Все 1990‑е годы, до самого дефолта, российская экономика балансировала на краю бездны. Хозяйство страны находилось под пятой «рыночного» экстрима – изуверской разновидности навязанного «монетаризма». Экономика, индустрия, сельское хозяйство, казна, домохозяйства прозябали на медные деньги.

Однако есть и иная, казалось бы, полярная и «сладкая» разновидность пагубы туземного «монетаризма».

В России тучные нулевые с высоким по долларовому, а не физическому счёту темпом роста ВВП, невиданным потребительским бумом ненароком сделали «ненужной» ответственную экономическую политику. Накопления и избытки нулевых оказались проедены, унеслись в трубу эпического по размаху транжирства и воровства. 1,2 трлн долларов, изъятых из оборота экономики России, по свидетельству газеты «Гардиан», со ссылкой на независимое расследование, благополучно осели в офшорах… Вот это и есть «хорошие времена – дурная политика».

Взвешенная экономическая политика государства всегда строится на основе консенсуса политического класса и большого бизнеса. Стало быть, то, что у страны 540 млрд долларов внешнего корпоративного долга, превышающего золотовалютные резервы, – расплата за ложный, опрометчивый «консенсус». А счёт сполна – жестокий экономический кризис, разгул центробежных стихий, которые захлёстывают. Таково существование в злосчастной парадигме, основание которой заложили «младореформаторы» 1990‑х.

Ультралиберализм загостился на Краснопресненской и Неглинной. Тогда как даже прагматик-бизнесмен Дональд Трамп – фаворит президентской гонки в США — над неоконсерваторами и рыночными фундаменталистами крайнего толка в открытую потешается.

«…Погодите, дайте управиться!» – увещевают власти предпринимателей реального сектора, которые затоварились в отсутствие спроса на инвестиционные и потребительские товары. Какие-то худосочные меры, чтобы взбодрить увядающую экономику, правительство принимает. Глава Минпромторга Денис Мантуров называет аж 800 программ импортозамещения. И даже замахивается на рост машиностроительного экспорта, который на поверку в первом квартале упал на 35%. Производство в реальном секторе свёртывается из-за дороговизны кредита, загвоздок с заимствованием современных технологий, сутяжничества в ведомствах…

Безрассудство Гайдара выдают за доблесть

Автор этих строк, технократ советской школы, уверен, что не отыскать ни политической, ни экономической причинности, почему до полного коллапса в 1990-е годы так и не дошло. Попросту три прочнейших столпа экономики СССР – уникальная континентальная Единая энергетическая система (РАО ЕЭС), сотни тысяч километров нефтегазовой и промысловой инфраструктуры – кровеносная основа экономики, отлаженное централизованное коммунальное хозяйство, – невзирая ни на что, работали безотказно все кромешные 1990‑е. Топливный баланс с лихвой покрывал потребности промышленности и городского хозяйства. Это хорошо видно на примере мегаполиса Москвы.

«Младореформаторы» оказались бессильны против мощной, целостной техноструктуры, созданной в СССР за полвека. На скудном финансировании казны работали ракетостроительный комплекс в Самаре, громадные верфи Северодвинска, авиационные заводы в Комсомольске-на-Амуре, Казани и Таганроге. Коллективы ВПК самоотверженно сберегли технологии. И это вернулось сторицей сегодня в ходе срочного перевооружения армии на оружие нового поколения.

За четверть века безвременья советский технологический кадровый инновационный капитал в значительной мере погашен. Возникла новая усечённая «сырьевая» – да ещё производство продуктов первого передела – структура хозяйства. Выродилась и немощной стала система управления. Дипломированных менеджеров сегодня больше, чем слесарей. Стратегический менеджмент утрачен. Замещение «старой» технократии питомцами Высшей школы экономики и западных школ бизнеса плохо сказалось на эффективности хозяйства.

Куда ни кинь, везде самозваные «эффективные» менеджеры-всезнайки. У них на уме лишь баланс финансов, опционы и «откаты». Даже в оборонку выжиги пролезли. Недавно инженеры и конструкторы омского объединения «Полёт» обратились с открытым письмом к Президенту России. Бьют в набат, что пришлые «эффективные» менеджеры, поднаторевшие в финансовых схемах, под лавочку «оптимизации», разогнали опытные конструкторские кадры, прикрыли перспективные направления. И даже сподобились списать на металлолом уникальный дорогостоящий станочный парк… И такое вот происходит на одном из ведущих предприятий ОПК, руководство которым, казалось бы, обособлено от «либерального» клана правительства.

В правительстве министров-профессионалов в отраслях, что им доверены, – единицы. «Матрица» управления, якобы рыночная, – воинствующая некомпетентность. Во главе департаментов экономических ведомств, в руководстве госкорпораций сплошь назначенцы, выскочки и дилетанты.

Автору этих строк в чрезвычайных условиях безвластия, стремительного развала управленческих структур СССР вскоре после переворота августа 1991 года довелось исполнять обязанности заместителя главы правительства Силаева. Мы занимались, в пожарном порядке, восстановлением товарных потоков продовольствия в города-мегаполисы. Тем часом команда «младореформаторов» на гребне августовской эйфории маячила уже на подходе к Кремлю. На слуху залихватские идеи «броска в рынок», упразднения плановой системы управления народным хозяйством… Нехорошие предчувствия сбылись с лихвой. Последнее дело – крушить и перекраивать систему управления народным хозяйством, как бы она ни была несовершенна, когда в экономике бушуют центробежные силы, а в политике возобладал крайний анархо-либерализм.

Увы, ельцинисты слово сдержали. И словно бульдозером, снесли Госплан, Госснаб, отраслевые министерства. Балансовый метод распределения материальных ресурсов в одночасье подменили «рыночным» и крепко обмишурились. Очень скоро товарное обращение скатилось к примитивному бартеру. Цены, без царя в голове, отпустили на волю. И заполучили 2500% инфляции. «Младореформаторы» действовали очертя голову, и некому было их унять.

Ныне уроки 1990‑х подзабылись. Безрассудство Гайдара и компании кое-кто выдаёт теперь за доблесть. Философ и социолог с мировым именем Александр Зиновьев высмеял эти славословия: «Система управления государством создаётся десятилетиями, а не распоряжениями обезумевших дилетантов». Не в бровь, а в глаз!

…Разительный пример тому – нефтедолларовый бум 2003–2014 годов в России. Денежная экономика выказывала все признаки процветания. ВВП рос как на дрожжах. Прибыли «сырьевиков» превышали 40%. Казна ломилась от нефтедолларов. Вывоз капитала за границу – 80–100 млрд долларов в год. Хозяйственная экономика, напротив, скукоживалась, еле-еле душа в теле… По компетентной оценке бывшего главы Госкомстата РФ экономиста Василия Симчеры: «Начиная с 2000 года объём российского ВВП в физическом выражении не возрос, а, напротив, сократился едва ли не на треть. Промышленное производство упало в 1,5 раза (!), в том числе в машиностроении в 3,4 раза; издержки при добыче газа и угля выросли в 4 раза…»

В тучные годы происходил непрерывный произвольный рост цен и тарифов естественных монополий. Денежной экономике грянувший затем кризис будто нипочём. Барыши банкиров, дивиденды акционеров «Газпрома», маржа валютных спекуляций по-прежнему высоки.

А что же у нас ныне куда больше «беглых» капиталов, чем вложенных в дело? Прозорливый Александр Зиновьев ещё лет десять тому назад пришёл к беспристрастному нелицеприятному выводу: «Постсоветская экономика ещё находится в стадии формирования, это лишь подобие западной экономики. Она есть гибрид советизма и западнизма. Она лишь частично инвестиционная. Изнутри инвестировать некому. Государство нищее. Став на путь приватизации, оно оказалось само ограбленным, а с другой стороны – соучастником грабежа».

В экономической войне мировой не бывает!

«…Даже либеральная Россия останется костью в горле Запада», – сказал как отрезал политолог К. Кобаяши из американского Фонда наследия.

Немецкий журнал «Шпигель» предвосхитил выдвижение Алексея Кудрина заместителем председателя Экономического совета при президенте: «Самый преданный революционер Кремля с чётким планом либеральных экономических реформ…» «Филантроп» Джордж Сорос злопыхательствует: «2017 год – срок выплаты основной части иностранных займов грозит России банкротством». Бывший советник Минфина в администрации Рейгана Пол Крейг Робертс: «Союзники Вашингтона внутри России подталкивают президента Путина к тому, чтобы приватизировать важные секторы российской экономики в целях привлечения иностранного капитала в поддержку курса рубля. Если Путин уступит, важнейшие российские активы уйдут из владения России и станут подконтрольны Западу. На мой взгляд, те, кто призывает к приватизации, либо предатели, либо дураки».

Намеренно привожу эти разноречивые мнения из информационного потока о положении в России. В самом ли деле «либералы» тихой сапой намерены прибрать к рукам все, какие есть, рычаги власти? Разве что до оборонно-промышленного комплекса (ОПК) добраться – руки коротки.

Кризис набирает обороты. Имущественное расслоение зашкаливает.

«Государство имеет своё призвание, – утверждал идеолог русского зарубежья Георгий Федотов. – Его идеальное имя справедливость». Верно, вне этого призвания, а тем более вопреки ему, нам не преодолеть теперешнее лихолетье.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5554/