Женщина в Иране… Эта тема обросла таким количеством стереотипов – причем с самых разных сторон, что под завалами идеологизированных клише и штампов установить реальное положение иранок можно разве что эмпирическим путем, да и то, учитывая непредвзятость исследователя. C одной стороны, значительная часть женщин, не дающее им элементарных прав. С другой – клише идеологически или фактически близких к иранским властным кругам журналистов об освобождении женщин Исламской Революции, их полном равенстве с мужчинами и наиболее оптимальных условиях для самореализации при существующем строе. Вместе с тем никто не может отрицать очевидного факта широкого представительства иранок практически во всех сферах жизни общества и, что особенно важно – в политике. Как же на самом деле обстоят дела у представительниц лучшего из полов на территории ИРИ?

Сразу стоит отметить, что, вне сомнения, права женщин в Иране нарушаются. Здесь можно вспомнить целый ряд моментов в законодательстве этой страны, а также вопиющих случаев из практики. Иранская женщина, к примеру, в отличие от мужчины, не имеет право на развод без причины, не может выезжать за границу хотя бы без формального разрешения отца (если она не замужем) или мужа. Иранки обязаны носить хиджаб, который на данный момент не так строг, как ранее и обычно сводится к манто и платку, не полностью закрывающему волосы на голове, однако все еще – закон. Некоторые из этих запретов сохранились со времен Исламской Революции, другие были введены относительно недавно.

К слову, законопроект о невозможности выезда незамужним женщинам выезжать за границу без разрешения отца или брата, был принят совсем недавно – еще в период президентства Махмуда Ахмадинежада. Примечательно, что его, вместе с остальными, поддержали и женщины – члены иранского парламента. Вообще феномен представительниц прекрасного пола, поддерживающих собственное угнетение, появился не вчера и отнюдь не в Иране, и заслуживает, полагаю, тщательного внимания. Между тем, вопрос меры свободы иранской женщины по сравнению с европейками, американками или, скажем, россиянками, все-таки не касается политической сферы и будет рассмотрен, возможно, в другой публикации.

Вместе с тем, все сказанное позволяет понять, почему в рядах иранской оппозиции – значительное количество женщин, многие из которых дорого заплатили за протест против системы. Насрин Сотудех была приговорена к 11 годам лишения свободы. Более того, на протяжении еще 20 лет суд запретил ей заниматься адвокатской практикой. Джила Баньягхуб, Шива Назархари и Бахаре Хедаяат также стали весьма известными политическими заключенными. Широкий резонанс имела отправка в тюрьму Наргиз Мохаммади, которая некоторое время, несмотря на просьбы и запросы, не получала медицинской помощи. В дело пытался вмешаться даже Госдепартамент США устами своего представителя Виктории Нуланд.

При всем при этом необходимо понимать, что с первых лет Исламской Революции в ИРИ, когда женщинам запретили работать адвокатами, судьями, и почему-то геологами и археологами – всего по 91 интеллигентной специальности, заниматься пением и спортом, а их доля в наследстве была установлена на уровне 50% мужской, современное их положение - прогресс явный. В 2003 году, в стране был официально введен мораторий на забивание камнями жен за супружескую измену. Указанными выше профессиями женщины на данный момент заниматься имеют право, в стране есть множество женщин-спортсменок и т.д.

Более того, в ходе выборов 2013 года были попытки регистрации в качестве кандидатов в президенты Ирана со стороны нескольких женщин. Никто из них не прошел необходимых барьеров для попадания в окончательный список для голосования, однако сам факт этих попыток говорит о значительном увеличении меры свободы для иранок и повышении их роли в политической жизни страны. Как минимум – они имеют право претендовать на пост главы правительства.

К слову, в отличие от правительства Махмуда Ахмадинежада, в котором была женщина-министр здравоохранения, Марзие Вахиди Дастджерди, кабинет традиционно воспринимаемого как более «либерального» и склонного к реформам Хасана Роухани – целиком и полностью мужской.

И все же нельзя не отметить значительного повышения роли женщин, прежде всего, в иранской политике, не только в последние годы, но именно во время пока недолгого президентства Роухани. Дело в том, что на данный момент в Исламской Республике целых две женщины вице-президента. Первая – заместитель главы правительства по экологии Масуме Эбтекар. Она ранее уже занимала этот пост при позапрошлом президенте, близком по политическим воззрениям к Роухани (и бывшем его непосредственном начальнике) Мохаммаде Хатами. Именно при Хатами Масумэ Эбтекар стала первой в истории Исламской Республики женщиной – вице-президентом.

В прошлом госпожа Эбтекар - известный биолог (доктор наук в области иммунологии) и журналист (главный редактор газеты Kayhan International). Она, прозванная в годы революции «Тигровой Лилией», помимо прочего, в период президентства Ахмадинежада являлась одним из видных деятелей легальной оппозиции, лояльной реформистскому курсу Мохаммада Хатами. Неудивительно, что позиционирующий себя как реформист Роухани, взял столь опытного и яркого политика себе в заместители. Вторая – заместитель Хасана Роухани по вопросам семьи и женщин Шахиндохт Моулаверди. Она также известна как ученый, однако, в отличие от своей коллеги, ее научные работы касались области юриспруденции. В качестве исследователя и преподавателя госпожа Моулаверди работала в университетах имени Шахида Бехешти и Алламе Табатабаи.

Еще один яркий чиновник администрации Хасана Роухани стала первой женщиной на своем посту. Это – спикер Министерства иностранных дел Исламской Республики Марзие Афхам. Кроме того, госпожа Афхам является главой Центра публичной и массовой дипломатии при МИД ИРИ. В настоящее время Марзие Афхам – один из наиболее влиятельных сотрудников Министерства, регулярно появляющаяся на экранах телевидения, страницах газет и интернет-сайтов, проводящая брифинги и пресс-конференции.

Осталось значительным представительство женщин и в парламенте Ирана. Сейчас самыми яркими женщинами-депутатами Меджлиса являются Фатеме Аали и Лале Эфтехари. К слову последняя, помимо политической карьеры, также преподающая в Тегеранском университете, в 2014 году дала интервью одному из российских СМИ. В нем госпожа Эфтехари в очередной раз ожидаемо подтвердила, что права женщин и мужчин в ИРИ равны. Однако ее слова подтверждают наш тезис о формальной возможности занятия женщиной поста президента Ирана, так как депутат назвала запретным для иранок лишь пост Верховного Лидера (Рахбара), но не главы правительства.

Иранские женщины-политики, помимо внутренних вопросов, в последнее время – исключительно активны и на международной арене. И эта активность не исчерпывается деятельностью Марзие Афхам по линии МИДа. Делегация ИРИ участвовала в 58-й сессии Комиссии по положению женщин, которая состоялась в Нью-Йорке в марте 2014 года. Она состояла из вице-президента Шахиндохт Моулаверди и двух депутатов – Фатеме Аали и Лале Эфтехари. Иранское предложение об акцентировании внимания на положении женщины в контексте семьи и семейной ценности удостоилось положительных оценок других делегатов.

Вне сомнения, иранским женщинам для улучшения своего положения внутри страны придется решить еще немало, зачастую, нелегких вопросов. Скорее всего, будет меняться как настроение общества, так и, возможно, правовые нормы. Для этого важно присутствие женщин в политике – не только в качестве избирателей (49% населения, с которыми не могут не считаться любые политики), но и как представителей исполнительной и законодательной власти.

В настоящее время это условие соблюдено – женщины активно голосуют на выборах разных уровней, представлены как в одной, так и в другой ветвях, не имея перспектив занять лишь пост Верховного Лидера. А учитывая, что в университетах Ирана студенток – 65% против 35% студентов, при том, что на некоторых специальностях, причем, инженерных и технических, количество учащихся девушек и вовсе – до 70% курса, важность, перспективы и значение иранок для своей страны, по-видимому, будут расти и дальше. Все эти факторы могут сделать президентство Хасана Роухани знаковым не только в изменении международного положения Ирана, его экономического состояния, но и превратить его в эру окончательного освобождения иранских женщин.

http://www.caspiania.org/2015/03/04/zhenshhiny-v-iranskoj-politike-pri-rouxani/