Каждый седьмой россиянин 35-44 лет живет с родителями. Граждане предпочитают оставаться вечными подростками: взвалив решение проблем на старших родственников, легче выжить. Но подобная беззаботная жизнь по определению ни к чему хорошему привести не может, а вот на социальное дно — легко.

Двое мужчин лет сорока--сорока пяти выходят из электрички в столичном пригороде. "Какие все мужики инфантильные стали,— прохрипел один, глядя на пассажиров.— Билеты купили, толпятся, как бабы..." На выходе с платформы действительно образовалась очередь возле турникета — все, разумеется, с билетами. Собеседники, небритые "зайцы", спрыгнув на железнодорожные пути, полезли через забор.

По оценке Натальи Зоркой, ведущего научного сотрудника "Левада-центра", сегодня как минимум 40% россиян инфантильны — и "зайцы", конечно, из таких. Вообще, бытовой, социальный инфантилизм в России очень распространен. Смысл термина размыт, но самых разных агитаторов за "взрослое поведение" хватает. Политики, например, заявляют, что граждане срочно должны брать пример с тех, кто ушел на фронт в 1941-м. "Отцы" традиционно поучают "детей": нужна "решимость в характере", а то они-де малахольны. О том же любят рассуждать и руководители компаний. И хотя при таком подходе очевидны и подмена, и манипуляция, проблема инфантилизма тем не менее существует.

Даже если бы была возможность приобрести отдельную квартиру, жить с родителями все равно бы осталось 17% россиян (в 2003 году таковых было 13%). А вот доля тех, кто в этом случае однозначно бы съехал, за 13 лет сократилась с 68% до 47%

"Вечных" детей и подростков в России, как и во всем мире, становится все больше, отмечает Зоркая, а "взросление" откладывается на все более поздний срок, что в итоге сказывается и на социальном, и на экономическом поведении людей. "В последнем случае зависимость неочевидная,— отмечает Максим Миронов, профессор финансов IE Business School.— Переменные одновременно влияют друг на друга. Экономическая среда с расслабленными правилами способствует развитию инфантилизма, и наоборот. Те же люди, когда их помещают в жесткую конкурентную среду, быстро от него излечиваются".

В странах с рыночной экономикой риски принятия решений ложатся на человека, что стимулирует самостоятельно анализировать результаты своих действий, отмечает Лилия Овчарова, директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ-ВШЭ. В XXI веке для экономики знаний, как писал в 2015 году Boston Consulting Group, будут приоритетны следующие сопрягаемые с понятием инфантилизма навыки: культурная, гражданская, социальная грамотность и лидерские качества. А инфантильность в конечном счете снижает качество человеческого капитала, тормозит развитие страны.

Как за каменной семьей

Каждый шестой россиянин (или 16%) никогда не жил отдельно от родителей, показал июльский опрос аналитического центра НАФИ. Среди 25-34-летних так и не съехали от родителей 23%, среди 35-44-летних — 14%, 45-59-летних — 8%.

И дело не только в нехватке денег на собственное жилье. Даже если бы была возможность приобрести отдельную квартиру, то, по результатам июльского опроса "Левада-центра", жить с родителями все равно бы осталось 17% россиян (в 2003 году таковых было 13%). А вот доля тех, кто в этом случае однозначно съехал бы, за 13 лет снизилась с 68% до 47%.

"Это можно объяснить, с одной стороны, склонностью родителей, особенно высокообразованных, опекать своих детей,— поясняет Наталья Зоркая.— С другой — инфантилизмом молодых людей, для которых жить с родителями удобнее в плане экономии финансовых средств, отстранения от необходимости вести домашнее хозяйство и т. п.".

Тенденция широко распространена в мире: в Британии, например, по данным Shelter, 450 тыс. взрослых прибегают к помощи родителей, чтобы оплатить аренду жилья. По оценкам Shelter, родители совокупно тратят в год около £850 млн на помощь взрослым детям в оплате аренды, еще в £150 млн им обходятся услуги по переезду.

Россияне также снимают детям жилье (специальных исследований никто не проводил, поэтому точных цифр нет). Но в России основной мотив родителей оставить детей дома или помочь с жильем — гиперопека, мол, "дети еще не готовы к взрослой жизни", отмечает Зоркая. Для наших родителей идеальный ребенок — послушный ребенок, считает Овчарова. А когда он повзрослеет, должен внезапно стать самостоятельной личностью. Только так, к сожалению, не бывает.

Есть в России и другие особенности. В США, например, начинают подрабатывать лет с десяти — бебиситерами, газонокосильщиками. К 15 годам это дает опыт заработка и распоряжения деньгами. У нас в подростковом возрасте работать не принято, а подрабатывать молодежь чаще всего начинает где-то с третьего курса, говорит Наталья Зоркая и подчеркивает: "Но они воспринимают деньги как средства на карманные расходы, а в этом есть потребительство и эгоизм".

Россияне в целом позже, чем 20 лет назад, отделяются от родителей, начинают работать, вступают в брак, рожают детей, дольше учатся, отмечает Екатерина Митрофанова из Института демографии НИУ-ВШЭ. У нас меняются принципы перехода во взрослую жизнь. "Стало меньше давления общества, требований извне, стало больше ориентации на то, что хочет сам человек,— продолжает она.— Люди ко всему, что касается их личной жизни, подходят более обдуманно — для них это проект".

Виновата среда

По данным опроса "Левада-центра", ответственность за семью чувствует 93% россиян (цифра почти не менялась с 2003-го по июль 2016 года). А вот ответственными за происходящее в доме и во дворе считают себя уже всего 47%, на работе — 46%, в городе и районе — 18% (в 2000 году так считал 41% опрошенных), в стране — 11% (16 лет назад — 34%). Та же картина и с влиянием на происходящее: в семье — 81%, в доме и во дворе — 41%, на работе — 42%, в городе и районе — 12%, в стране — 5%.

Такой отказ от ответственности и действий — основной признак инфантилизма, отмечает Наталья Зоркая. А приведенные выше результаты говорят еще и о том, что со времени СССР структура личности у нас почти не поменялась: "И сейчас воспроизводится советский человек, зависимый, подневольный".

То же самое происходит с общественными институтами, которые быстро возвращаются к советской модели. Именно среда, по мнению опрошенных НИУ-ВШЭ социологов, дает такие стимулы, чтобы человек не проявлял лишней инициативы и был лоялен начальству. "Какова система стимулов, такова реакция людей",— отмечает Лилия Овчарова. В результате сейчас в РФ разворачивается советский инфантилизм, что, по словам Зоркой, "становится способом приспособления, пассивного выживания".

Детский сад офисного типа

Больше всего про инфантилизм рассказывают работодатели — частные компании, которым приходилось находить общий язык с сотрудниками.

"У сегодняшних 25-30-летних основной драйвер не ответственность, а интерес,— рассказывает бизнес-тренер Лариса Иноземцева, в прошлом — директор по маркетингу в Mars, АФК "Система" и "Уралкалии".— Им на работе должно быть интересно". И означает это не только (и даже не столько) интересные задачи, что как раз нормально, сколько интересное времяпровождение на рабочем месте. "Взрослая деятельность с элементами детского сада. Качели, уютные пуфы, птички в клетках и прочая экзотика в офисах сегодня не редкость",— говорит Иноземцева.

Тахир Базаров, научный руководитель Института психологии НИУ-ВШЭ, отмечает и другие стороны инфантилизма — креативность и умение приспосабливаться. У инфантильных людей активность преобладает над усердием, игра — над серьезностью. По его наблюдениям, такие люди искренние, открытые, ориентированы на созидание, а не на разрушение, но подстраиваются под правила, их принцип: "Если человек честный — то буду таким же, если двойные стандарты — то и я буду так себя вести".

Это помогает выживать в условиях неопределенности. "Когда я не знаю на сто процентов, что такое хорошо и что такое плохо, то быстрее адаптируюсь к изменениям, чем если бы знал",— объясняет эту логику Базаров.

Потребители ценностей

У поколения конца 1980-х — 1990-х были большие ожидания и запросы. "Они считали, что права, свободы, свобода выбора — это данные условия, за которые не надо платить, бороться,— отмечает Наталья Зоркая.— Не произошло реальной ценностной трансформации ни у родителей, ни у детей".

Этические ценности были внешними вещами, которыми можно пользоваться. "Но само по себе потребление не рождает перспективы, новых ценностей,— говорит Зоркая.— Как и нынешний инфантилизм, конформное, гибкое поведение ориентировано только на настоящее. В нем тонет идея любого развития — от личной биографии до будущего страны".

Как и в 1990-х, горизонт планирования у россиян всех возрастов сегодня низкий. Это ведет в числе прочего к частой бессистемной смене работы. Но в РФ — экономика ресурсная, строить экономическое поведение, как в Европе или в США, чревато фиаско. Возможно, именно фиаско ждет так и не повзрослевших людей, говорит Базаров: "Не исключаю, что они могут стать бомжами, алкоголиками, не причиняя зла никому, кроме своих родных и близких. Они в этой среде, в этом "жидком бульоне", так и проживут свою жизнь".

Впрочем, как известно, не только среда ответственна за происходящее с человеком. Так, по мнению профессора НИУ-ВШЭ Дмитрия Леонтьева, склад личности определяет 50%, внешние обстоятельства — 10%. И почти 40% приходится на то, что в наших руках, что мы сами делаем с собственной жизнью. Но, чтобы самим принимать решения, надо стать взрослыми.

http://www.kommersant.ru/doc/3070259