Эксперты уже окрестили Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство «Экономическим НАТО», потому что цель проекта – слияние экономических потенциалов США и ЕС (т.е. почти все участники НАТО).  Планируемый ТТИП это что-то наподобие НАФТА, но теперь не только в рамках Северной Америки, а всего Евро-Атлантического мира.

Предыстория процесса проста. США, заинтересованные в экономической экспансии и дальнейшем ускорении роста своей экономики, решили организовать еще один «либеральный рывок» по типу Североамериканской Зоны Свободной Торговли (НАФТА). Запущенная в 1994 году либерализация торговли, стала толчком к самой значительной экспансии экономики США за всю историю. Торговля с Канадой и Мексикой в период с 1993 года по 2011 выросла с $337 млрд. до $1.2 триллионов.Снятие торговых и инвестиционных ограничений позволили американскому бизнесу активно внедриться в Мексику и начать производить там все то, что ранее выходило с конвейеров внутри самих США. Но производство в Мексике оказалось значительно дешевле, и можно было нарастить объемы. И хотя, по оценкам экспертов за этот период США потеряли порядка 700,000 рабочих мест средней и низкой квалификации, выгоды для транснациональных компаний и бюджета США значительно превысили расходы по переквалификации уволенных работников и выплаты разного рода пособий.

Успех Клинтона, «крестного отца НАФТА», пытался продолжить Джордж Буш Мл., продвигавший идею расширения зоны свободной торговли на Центральную и Южную Америку, но получил отпор ряда государств, не пожелавших способствовать усилению американских корпораций. Латинская Америка оказалась слишком сложным «миром» для продвижения НАФТА-2. Стоит признать, что кроме Венесуэлы и Боливии никто не выступал против самой идеи зоны свободной торговли, но технические сложности и неспособность договориться застопорили весь процесс. Официально переговоры по НАФТА-2 не прекратились, но фактически с 2005 года на этом фронте не происходит ничего заметного.

Идея организовать зону Свободной Торговли с Европой возникла еще в 1990 году, сразу после окончания противостояния с СССР. Но, по ряду причин, практически ничего в этом направлении не делалось, инициативу не проявляла ни одна из сторон. Вернулось это «благое начинание» в 2006 году, когда Дохийский Раунд переговоров ВТО откровенно встал в тупик. Чем дальше, тем больше причин возникало у США и Европы серьезнее задуматься о реализации совместного проекта.

Во-первых, Китай, чье экономическое влияние продолжает расти, даже несмотря на потерю нескольких процентов роста ВВП. Во-вторых, экономический кризис 2008-9 годов, спад роста, кризис евро и другие «тормоза» экономики. Примерно с 2011 года, переговоры между Вашингтоном и Брюсселем набрали рабочую скорость и на сегодняшний день подписания ТТИП планируется на конец 2014(что уже маловероятно) – 2015 год.

Расчетные выгоды для США – дополнительные $122 млрд. ежегодно, для ЕС - $150 млрд. Снижения барьеров и некоторая доля унификации стандартов между США и ЕС даст порядка $106 млрд. для совокупного ВВП. Эксперты уверены, что кросс-атлантическая либерализация позволит создать порядка 1 миллиона новых рабочих мест.

Фактически, мы увидим создание единого рынка в 820 млн. человек, владеющего половиной всего мирового производства, третью мировой торговли и пятой частью всех прямых иностранных инвестиций. Солидный ответ и Китаю, и России и всем странам БРИКС в одном флаконе.

Но последнее слово еще не сказано, противники ТТИП (в основном европейцы) – выдвигают «5 против», которые вполне способны сорвать скорое подписание соглашения:

1. Механизм разрешения споров между инвестором и государством. По условиям соглашения, любой инвестор может оспорить любое законодательное решение страны размещения капитала, которое мешает ему максимизировать прибыль. Этого сильно боятся европейцы. Придет какой-нибудь корпоративный гигант с армией юристов и осадит парламент какой-нибудь Испании, заставляя менять законодательство под свои интересы. А что еще вероятнее, законодатели Европы, особенно из числа тех, кто традиционно выступают за «зеленую экономику» и «социальные права рабочих» станут в тройне скрупулёзно вычитывать готовящиеся законопроекты, чтобы вдруг не получить дорогостоящее судебное разбирательство.

2. Дерегуляция торговли, предлагаемая ТТИП, вызывает сомнения на счет будущего качества продуктов питания на европейском рынке. ТТИП откроет дорогу дешевым продуктам с ГМО, которые, во-первых могут быть вредны для здоровья, во-вторых «выдавят» с рынка европейских производителей сельско-хозяйственной продукции.

3. Политическая сторона самих переговоров вызывает массу вопросов среди европейцев. Переговоры ведутся между Вашингтоном и Брюсселем, исключая уровень национальных правительств. Европа спрашивает: «Ну и где тут демократия?», что может отдать Брюссель Вашингтону, какие условие, в чем торг? Такими вопросами сейчас озадачены не только эксперты, но и множество европейских политиков разного уровня.

4. Дерегуляция финансового рынка. Здесь уже беспокоятся сердобольные американцы, напоминая, что неспроста они ужесточили правила игры законом Додда-Франка после кризиса 2008 года, а ТТИП может вернуть дерегуляторный шабаш, который финансисты любили устраивать, пока не лопнул пузырь виртуальных обязательств.

5. Несмотря на обещания об увеличении рабочих мест, открытым остается вопрос – где именно произойдет этот рост. Ряд экспертов заверяют, что именно США в этот раз выиграют в качестве создания новых рабочих мест, а некоторые сектора европейской экономике потеряют конкурентные преимущества, и следствии чего будут вынуждены сокращать рабочие места.

«Похищение Европы» при всех своих минусах сегодня становится наиболее вероятным. Как на консолидацию ЕС и США ответят страны БРИКС – вопрос на миллион юаней.

http://politrussia.com/world/dyadya-sem-idet-na-evropu-946/