В прошлом посте я затронул один момент, достаточно важный для понимания особенностей современного (постсоветского в широком смысле) мышления. А именно – уверенность в том, что «народ» в последнее время слишком «зажрался». В смысле, мало работает, и много потребляет. Собственно, подобное обвинение выдвигается еще с позднесоветского времени – однако изначально оно было присуще исключительно людям «либеральных» (в постсоветском плане) взглядов. Однако со временем указанная идея завоевала умы и многих из тех, кто «либералом» не является - настолько, что к настоящему времени может рассматриваться, как бесспорный вариант мейнстрима, присущего и левым, и правым. Более того, очень многие из «просоветски» настроенных граждан выступают как бы не большими сторонниками указанной «философии», нежели пресловутые «либералы».

Впрочем, было бы удивительным, если бы ситуация развивалась в ином направлении. Все-таки, метаидеология – она на то и метаидеология, чтобы производить целый спектр идеологий, причем в самых неожиданных формах. Однако несмотря на это, известная некритичность в плане восприятия подобных идей, проявляющаяся, скажем, в виде критики «потребительства», все равно неприятна. И совершенно не потому, что «потребительство» очень уж хорошо – скорее наоборот. Однако подобная критика все равно оказывается «в рамках метаидеологии», что лишает возможности увидеть более глубинные причины существующих проблем – результатом которых и выступает указанное выше явление. Именно поэтому разоблачение антисоветских парадигм – основная задача, которую нужно решить для того, чтобы впоследствии разобраться с существующими проблемами.

А для этого надо разобраться, насколько указанная идея – о том, что для того, «чтобы лучше жить надо больше работать» – имеет отношение к реальности. На самом деле, окончательный вывод можно сделать практически сразу – поскольку в данной модели есть один «откровенная подсказка», говорящая о ее непригодности - однако о ней будет сказано несколько ниже. А обратимся к исторической перспективе – к тому, откуда пошло подобное представление.

* * *

На самом деле идея о том, что интенсивная эксплуатация приводит к улучшению общей жизни общества не только не нова. Напротив, она является одним из базисных представлений человечества на очень длительном историческом периоде. Собственно, еще в период рабовладения общепринятым положением было то, что раб должен работать максимально долго. Отдыхающий раб, ленивый раб – всегда считались неким извращением, «ошибкой природы». В итоге, разумеется, рабы работали интенсивно – но недолго, поскольку человеческий организм, по понятным причинам, имеет определенные ограничения в плане физических возможностей. Поэтому рабовладельческим государствам приходилось непрерывно вести войны, имеющие своей целью именно получение новых рабов.

Однако понятно, что бесконечно это продолжаться не могло. Пришло время, когда рабы «кончились» - в том смысле, что вести войны с разрушением окрестных городов стало невозможно: или эти города были разрушены, или присоединены, или слишком хорошо укреплены и населены умеющими хорошо воевать народами. Собственно, рабство в данном случае стало нерентабельным – и наступил период совершенно иных формаций. Однако при этом уверенность в том, что простолюдина надо гонять в хвост и в гриву, разумеется, не исчезла.

Более того, для всех последующих формаций она являлась непреложной истиной, выражающейся в том, что «подлый народ» при отсутствии давления со стороны господ, неизбежно все разрушит и растащит, съест и уляжется отдыхать, бросив цивилизацию на произвол судьбы. Ну, и следовательно, «благородные» должны палками загонять народ ради его же блага на работу, чтобы в итоге получить все эти Эскориали и Версали, Эрмитажи и Тадж-Махалы, в которых, как известно, и состоит смысл существования. Правда, то, как при этом себя чувствую указанные простолюдины, улучшается ли у них жизнь от ввода в эксплуатацию очередного Тадж-Махала, мало кто задумывался.

На самом деле, подобный вопрос весьма непрост. Дело в том, что конкретно Тадж-Махал, конечно, никому не нужен, за исключением пресловутого Шах-Джахана, страдающего по поводу смерти своей любимой жены. Впрочем, сюда же следует отнести и лиц, получивших подряд на данное строительство, начиная с архитектора и заканчивая простых каменотесов. Народ же, понятное дело, получил со всего этого лишь усиление поборов.

Однако в иных случаях речь могла вестись о вполне полезных приобретениях – к примеру, крепости уменьшали вероятность смерти от нашествия иностранных завоевателей, а плотины увеличивали урожайность полей. Так что определенный прок от «цивилизации», все-таки был – но не сказать, чтобы особенно значительный. И еще – при все этом те самые «благородные» не особенно «парились» по поводу сохранения всего созданного. Ведь именно они начинали жестокие войны, внешние или внутренние (особенно религиозные), в которых все созданное трудом множества простых крестьян легко могло быть разрушено в прах…

* * *

В общем-то, из всего этого можно понять, что не все так просто с идеей выжимания максимального количества труда, как это кажется. Важно, к примеру, ради чего он «выжимается», и как со всем этим потом поступают. Собственно, вопрос даже не в войнах с неизбежными разрушениями – хотя чем дальше, тем более серьезными становятся их последствия. Вопрос в том, что никакой труд не имеет смысла, если он не направлен на решение жизненных проблем человечества. А для классового общества, как не странно, характерна именно подобная ситуация. Ведь основная направленность деятельности каждого представителя правящего класса – а именно они в классовом обществе и решают, на что стоит направить усилия - состоит вовсе не в удовлетворении потребностей окружающих. И даже не в банальном выживании общества. Она состоит в непрерывной борьбе с себе подобными, в непрерывном удерживании своего места. (Как минимум – потому, что можно еще и попытаться забраться еще выше в иерархической пирамиде.)

Причина подобного банально – господин быть намного приятнее, нежели холопом. Причем, чем выше находится господин, тем лучше его жизнь. Вот и вынуждены владетели все свои силы направлять, с одной стороны, на борьбу с теми, кто лезет «снизу», а с другой стороны – на то, чтобы самому занять более высокое «кресло».

Отсюда и непрерывные войны в тот же феодальный период, хитроумные интриги в период торжества абсолютизма, и наконец, извечная борьба всех против всех, характерная для капитализма. И все это требует, разумеется, сил и средств – и отнюдь не только сил и средств самих господ. Возводятся замки, собираются армии – которые надо банально кормить, устраиваются огромные пиры и празднества, дарятся роскошные подарки, прикармливается бесконечное количество клиентов при абсолютизме, выстраиваются параллельные (!) линии железных дорог и заводы при капитализме, наконец, запускаются дорогостоящие рекламные компании – и все исключительно ради того, чтобы обойти конкурента.

Собственно, практически вся «полезная деятельность» при классовом обществе уподобляется перетягиванию каната: энергия тратится колоссальная, а полезная работа стремится к нулю. Ну, разумеется, не к чистому нулю – кто-то, все-таки, перетягивает в свою сторону, но сравнивать с тем, что было затрачено, все это, конечно, нельзя. Правда, существуют еще люди, которые в данные игры не играют – но они, как правило, находятся на «периферии» этого мира. Ведь понятно, что «перетягивальщики» вовлекают в свою игру практически все доступные ресурсы, и тому, кто решил бросить это бесполезное занятие, практически ничего не остается.

Поэтому популярные советы, вроде того, что если тебя достала всеобщая грызня, то стоит отойти в сторону и спокойно жить дальше – не работают. Поскольку указанная система выжирает все ресурсы, до которых может дотянуться. И рано или поздно, но дотянется и до той самой «стороны». Кстати, это прекрасно видно сейчас, когда масса т.н. «дауншифтеров», в «сытые» 2000-2010 годы могущих позволить себе жить в свое удовольствие, ограничив свой уровень потребления, вынуждена возвращаться обратно «в мир», поскольку имеющиеся источники доходов (вроде сдачи квартир) теряют свое значение.

* * *

В итоге, хочешь, не хочешь, а лезть в «мясорубку» придется. И вкалывать-вкалывать-вкалывать до седьмого пота, причем зачастую с пониманием того, что вся эта работа полностью бесполезна, поскольку не ведет к созданию чего-то реально нужного. Тем более в настоящее время, когда наша цивилизация уже откровенно перешла к открытому «проеданию» созданного в послевоенное время «задатка».

В итоге практически вся осуществляемая деятельность стала сводиться к чистой конкурентной борьбе, к чистому стремлению занять более высокое место – уже без какой-либо реальной деятельности. Собственно, сейчас уже не нужно вовлекать в круговорот капитала какие-нибудь «осязаемые», значимые ресурсы: конкуренция давно уже идет в поле «бумажной нефти», «бумажного золота», и прочих, «бумажных» ресурсов, когда какая-нибудь компания «интернет-заказа такси Uber» может стоить дороже металлургического комбината. (На самом деле, это достаточно давнее явление – помню, то же самое было с пресловутой компанией Yahoo!, неожиданно ставшей дороже, нежели гигант американской телекоммуникации AT&T со всеми своими проводами и станциями.)

В общем, можно сказать, что в современном мире конкуренция достигла своего пика развития, почти полностью вытеснив любое реальное производство далеко на периферию. Однако это явление, само по себе, полностью обесценивает то самое утверждение, с которого и начался у нас разговор – а именно, мысль о том, что лишь напряженный и усиленный труд способствует росту благосостояния. На самом деле, разумеется, это не значит, что благосостояние создается чем-то, помимо труда. Это значит, что вполне возможна ситуация, при котором указанный труд будет уничтожаться… чьим-то иным трудом. (Ну, типа – один строит, другой ломает. На самом деле, не сказать, чтобы невозможная ситуация – скажем, уничтожение продуктов ради «сохранения рынка» есть довольно распространенное явление.)

Ну, и разумеется, можно сказать, что подобная ситуация является «ненормальной». Но тогда переход к «нормальному» положению, в котором труд «складывается», а не «вычитается» практически «бесплатно» дает огромную прибавку к общему благу – безо всяких усилий. Собственно, именно это и происходит в условиях коммунистического, и даже социалистического общества, позволяя даже довольно бедному обществу делать то, что ранее считалось привилегией исключительно богатых.

Скажем – создать систему здравоохранения и образования, охватывающего всю страну, победить детскую смертность, модернизировать промышленность и сельское хозяйство, построить современную науку и выступить лидером в самых передовых отраслях. Как это произошло в СССР. Нет, конечно, трудовых усилий при этом было приложено немало – но не сказать, чтобы намного больше того, что тратили жители данной территории до наступления социализма. Естественно, не все – понятное дело, что та часть советских людей, что до Революции относилась к господствующим классам, работала меньше, а потребляла больше. Но вот основное население страны, бывшее в «прошлой жизни» крестьянами и мещанами, скорее выиграло от произошедшего.

* * *

Собственно, все это прекрасно показывает, в чем заключена основная ошибка людей, считающих, что для выхода из существующего кризиса следует поднять уровень эксплуатации населения. Она состоит в том, что у происходящим изменениям продолжают относится «линейно», считая «новое общество» неким аналогом существующего, лишь подвергнувшегося некоторым изменениям. В то время, когда реально следует вести речь о полной его перестройке. Собственно, и основные усилия в данном случае потребуются именно на указанную перестройку – а уж получив некоторое «стабильное ядро» все остальное мы получим практически бесплатно.

Кстати, то же самое относится и к изменению психологии – достаточно совершить некоторое пороговое изменение, и дальше мы получим уже совершенно иную «общую» психологию. Т.е., любое изменение не так уж невозможно, как кажется вначале.

А значит, никакого «века голода и убийств», как кажется современному обывателю, для перехода к более совершенному обществу не потребуется. Правда, есть огромная вероятность того, что именно существующая элита, стремясь удержать господствующее положение, позволит себе устроить голод и убийства в «товарных количествах» (как это случилось в Гражданской войне 1918-1920 годов), но это – уже совершенно иной случай.

Кстати, именно «текущая элита», оказавшись в условиях кризиса, будет наращивать уровень эксплуатации масс – правда, по указанным выше причинам, без особой пользы для себя. Однако с увеличением страданий для окружающих. И именно этот факт стоит постоянно держать в уме. А главное, понимать, что тот, кто считает, что путем усиленной работы при сохранении существующей структуры социума можно разрешить кризис, не говоря уж о суперкризисе, является человеком, не понимающим, как существует и развивается общество.

И учитывать это в своей жизни. Кстати, об указанной в самом начале «подсказке» в приведенной «формуле». На самом деле она проста – и состоит в использовании понятия «народ» в отрыве от конкретного человека. Поэтому указанная идея «раскрывается» очень просто: она значит, что субъект, употребляющий ее, соотносит себя с представителями господствующего класса. С теми самыми хозяевами, которые подгоняют ленивых рабов. Учитывая господства антисоветского – т.е., изначально элитаристского мейнстрима это не удивительно. Удивительно то, что многие не могут вырваться за пределы этого «гнилого дискурса», и даже позиционирую себя, как левых, продолжают делить людей на «право имеющих» и «бессловесную скотину».

http://anlazz.livejournal.com/130478.html