После финансового кризиса 2007-2009 гг. в западной экономике обозначилась тенденция быстрого падения процентных ставок. Процесс захватил все страны «золотого миллиарда», распространился на кредиты, банковские депозиты, долговые ценные бумаги и другие финансовые инструменты. Всё чаще процентные ставки достигают нулевых значений и даже уходят «под воду», т.е. становятся отрицательными. И это лишь начало. Со временем «под воду» может уйти вся финансовая система, т.е. все финансовые инструменты приобретут отрицательную доходность.

Примечательно, что падение процентных ставок в западных экономиках происходит на фоне сохранения крайне высоких процентов в экономиках стран периферии мирового капитализма (ПМК). В настоящее время базовые (ключевые) ставки центробанков отдельных стран «золотого миллиарда» имеют следующие значения: США (Федеральная резервная система) – 0,25-0,50; Австралия – 1,75; Великобритания – 0,50; Канада – 0,50; Норвегия – 0,50. У ряда центральных банков процентные ставки имеют отрицательные значения: Япония – 0,10; Швейцария – 0,75; Дания – 0,75; Швеция – 0,50. У Европейского центрального банка, действующего в зоне евро (19 стран), процентная ставка установилась на нулевой отметке.

А вот картина по процентным ставкам центробанков ПМК: Бразилия – 14,25; Российская Федерация – 10,5; Турция – 7,5; Колумбия – 7,0; Южная Африка – 6,75; Индия - 6,0; Китай – 4,35.

Обозначившиеся тенденции меняют модели поведения участников рынка, экономическую и финансовую политику государств, отражаются на жизненном положении граждан. Попытаемся нарисовать схему наиболее значимых последствий понижения процента в западных экономиках. Наиболее значимыми представляются следующие десять последствий.

Последствие первое. Бегство клиентов из банков. Речь идет о клиентах, привыкших размещать свои свободные средства на депозитных счетах. Уже сегодня коммерческие банки ряда стран стали устанавливать отрицательные проценты по депозитам. Особенно сложно сегодня найти банк с положительными процентами в Швейцарии. Впрочем, данной проблемой озабочены не только физические лица - компании и банки тоже. В частности, коммерческие банки могут начать выводить свои средства с депозитов центральных банков.

Последствие второе. Ожидается, что бегство физических лиц из банков будет происходить в сторону наличных денег. Резко возрастёт спрос на физические деньги, которые граждане будут хранить либо под матрасом, либо в банковских ячейках. Не исключается, что возникнет система параллельных денег (наличных и безналичных), образуется серый рынок, на котором будут осуществляться сделки по обмену двух видов денег, установится валютный курс наличной денежной единицы по отношению к безналичной единице (с хорошей премией в пользу наличных знаков).

Спрос на наличные деньги может резко возрасти и со стороны юридических лиц. Так, одна из ведущих немецких кредитных организаций – Коммерцбанк - заявила, что не намерена держать свои средства на «отрицательном» депозитном счете Центробанка и планирует перевести сотни миллионов евро в наличную форму и хранить их в своих сейфах.

Последствие третье. Со стороны физических и юридических лиц можно ожидать увеличения спроса на землю, недвижимость, другие материальные активы. Инвестиции в них будут альтернативой или дополнением к операциям по переводу безналичных денег в физические деньги.

Последствие четвертое. Произойдёт резкое увеличение спроса на такой привычный для инвесторов актив, как золото и другие драгоценные металлы. В свою очередь этот дополнительный спрос будет подталкивать рост цен на золото. Если в начале года цена тройской унции жёлтого металла была равна 1061,50 долл. США, то сегодня она перевалила за планку 1300 долларов. Это произошло после того, когда Федеральный резерв 15 июня принял решение не пересматривать процентную ставку, оставив её на уровне 0,25-0,50. Заявленный руководителем ФРС Джанет Йеллен план последовательного повышения базовой ставки ФРС явно срывается. Инвесторы начинают отворачиваться от доллара США, делая выбор в пользу золота. Эксперты прогнозируют, что к концу года золото достигнет планки в 1400 долл. за тройскую унцию.

Последствие пятое. Резко возрастет спрос на кредиты со стороны как физических, так и юридических лиц. С помощью дешёвых или даже бесплатных кредитов они будут приобретать помимо всего недвижимость, другие физические активы, драгоценные металлы. Тем более возникнет массовый спрос на кредиты, в случае если ставки по ним приобретут отрицательные значения. Уже в настоящее время банки Дании и Бельгии выдают физическим лицам кредиты под отрицательный процент.

Последствие шестое. Многие институциональные инвесторы (особенно пенсионные фонды и страховые компании) и сейчас испытывают серьёзные финансовые трудности. Дело в том, что их активы формируются, прежде всего, за счёт долговых бумаг, выпускаемых правительствами (казначействами). А эти бумаги стали уходить «под воду». На начало июня текущего года суммарный объём таких бумаг превысил 10 трлн. долл.

По оценкам Deutsche Bank, на 1 февраля 2016 г. доля бондов с отрицательной доходностью составляла 25% от мирового объёма госбумаг. А за год до этого государственных облигаций со знаком минус было лишь 6,8%. И даже если доходность бумаг всё ещё положительная, она недостаточна для того, чтобы пенсионные фонды и страховые компании могли в полном объёме выполнять свои обязательства.

Сегодня появляется большое количество публикаций о кризисном состоянии пенсионных фондов США. В их активах большую часть бумаг составляют казначейские облигации с низкими процентными ставками, которые не позволяют покрывать текущие обязательства перед пенсионерами. Одни пенсионные фонды «проедают» свой основной капитал, другие вынуждены пользоваться кредитами.

Эксперты ещё в 2014 году предсказывали, что в течение ближайших 20 лет банкротство потерпят 85% всех пенсионных фондов США. Процесс может ускориться, поскольку доходность казначейских бумаг США падает быстро. Если в конце 2015 года доходность 10-летних бумаг составляла 2,27%, то в начале июня текущего года она была равна лишь 1,63%.

В Европе, где пенсионные фонды вынуждены покупать местные облигации с отрицательными процентами, крах системы пенсионного обеспечения произойдёт намного раньше.

Последствие седьмое. Многие крупные и крупнейшие корпорации пользуются возникшей ситуацией и начинают наращивать масштабы эмиссии своих облигаций, которые на фоне государственных облигаций выглядят более привлекательно, имеют положительные процентные ставки. Хотя эти положительные ставки по любым меркам очень скромные. Впрочем, некоторые корпорации с хорошей рыночной репутацией заявляют уже о планах эмиссии своих долговых бумаг с отрицательным процентом. Их процентная политика заключается в том, чтобы отрицательный процент корпоративных облигаций был более умеренным по сравнению с отрицательным процентом государственных бумаг.

Последствие восьмое. Поскольку международные резервы центробанков формируются в значительной степени за счёт покупки государственных долговых бумаг, то по мере ухода этих бумаг «под воду» доходность таких резервов превращается в убытки.

Последствие девятое. Оно зеркально противоположно предыдущему последствию и заключается в том, что государственные долги стран «золотого миллиарда» начинают незаметно «таять». Вот данные МВФ об относительном уровне государственного долга некоторых стран «золотого миллиарда» (% ВВП, 2015 год): Япония – 248; Греция – 178; Италия – 132; Португалия – 128; США – 106; Бельгия – 106; Франция – 97; Канада – 91; Великобритания – 89; Германия – 71. Для сравнения приведём значения того же показателя по некоторым странам ПМК: Индия – 67; Китай – 44; Филиппины – 37; Индонезия – 27; Россия – 18. Отметим, что государственный долг стран ПМК «таять» не может, т.к. кредиты и займы, получаемые этими странами, имеют весьма существенные положительные процентные ставки.

Последствие десятое. В силу резкого перепада уровней процентных ставок по кредитам и другим финансовым инструментам в странах «золотого миллиарда» и странах ПМК можно ожидать, что инвесторы и финансовые спекулянты из первой группы стран будут стремиться проникнуть на финансовые рынки второй группы стран. Уже сейчас такой бизнес процветает, специалисты называют его «процентным арбитражем» (использование различий в уровнях процентных ставок). Желанию делать большие деньги на «процентном арбитраже» порой не могут воспрепятствовать ни экономические санкции со стороны Запада, ни валютные ограничения на капитальные операции со стороны стран ПМК. Значительная часть такого «процентного арбитража» - теневой бизнес.

Коротко характеризуя последствия ухода финансовой системы Запада «под воду», можно сказать: отрицательный процент подталкивает хозяйствующих субъектов тратить деньги, которых у них нет, и наращивать долг, который они никогда не будут возвращать. Ситуация более чем странная.

Рыночные механизмы могут заблокировать дальнейшее развитие ряда процессов. Например, корпорации могут начать активно выпускать свои облигации с отрицательным процентом, но спрос на них может оказаться низким, а затем вообще упасть до нуля. Величина этого спроса может, в частности, зависеть от соотношения отрицательных процентных ставок на корпоративные и государственные облигации. Инвесторы, сталкиваясь с «минусом» на всех рынках, будут принимать решения с учётом различий в уровнях «минуса».

А самое главное состоит в том, что система государственного управления экономикой и финансами, которая существует сегодня в большинстве стран мира, была сконструирована под положительные процентные ставки. Если денежные власти тех стран, где начался интенсивный переход к отрицательному проценту, успеют перестроить системы управления, тогда, вероятно, какие-то из названных выше негативных последствий удастся купировать.

Однако, судя по тому, что мы сегодня наблюдаем, в странах «золотого миллиарда» либо не предпринимается попыток перестройки системы управления, либо делаются импульсивные попытки вернуться в «старое доброе время», когда процентные ставки были положительными. Однако это не удаётся никому.

Наглядный пример – ФРС США. Прошлогодние заявления денежных властей Америки о последовательном повышении процентной ставки (до 3-3,5% в течение двух лет) наталкиваются на непреодолимые препятствия. Почти нулевые процентные ставки не сумели восстановить американскую экономику, ей требуются все новые и новые «инъекции» бесплатных денег. Там всё больше укрепляется партия сторонников присоединения Америки к «клубу отрицательных процентов», в котором состоят многие европейские страны и Япония.

Долгосрочные последствия погружения в болото отрицательных ставок и дефляции просчитать не может никто.

http://www.fondsk.ru/news/2016/06/23/pikirujuschij-procent-10-posledstvij-dlja-zapadnoj-ekonomiki-41034.html