Сегодня я помещаю статью, которая, как я надеюсь, положит начало серии «переосмысливая политику». Под этим я понимаю следующее: нам сказали, что коммунизм умер. Я совершенно в этом не уверен, но возможно. Я думаю, что то, что мы подразумеваем под «Европейской социал-демократией», умерло в этом году после долгой и продолжительной агонии. США является республикой или демократией только по названию; в реальности это фашистская олигархия. Чавес в Венесуэле говорил о «Боливийском социализме». Арундхати Рой в Индии, кажется, считает, что демократия мертва, и что маоистские боевики могут предоставить ответы на многие вопросы. Что абсолютно точно, так это то, что Фукуяма был неправ, и история не закончилась (разве что, какой-то сумасшедший идиот в Белом Доме начнет атаку на Россию, и тогда, да, история закончится).

Я никогда не забуду тот день в 1992 или 1993 году, когда во время сессии на конференции по разоружению в ООН посол Пакистана сказал что-то такое, что я буду помнить вечно. Он взглянул на западные делегации и сказал: «Вы думаете, что ваш капитализм победил коммунизм? Это не так. Что случилось на самом деле, так это то, что внутренние противоречия коммунизма разрушили его раньше, чем внутренние противоречия капитализма разрушат капитализм». Спустя двадцать лет трудно отрицать, что он был абсолютно прав. И не приходится удивляться, что эта истина была впервые высказана мусульманином, поскольку ислам сегодня очевидным образом предлагает по крайней мере две альтернативы всем западным идеологиям: средневековую и глубоко реакционную, как в Саудовской Аравии, и современную и весьма прогрессивную, как в Иране.

Я думая, что сейчас самое время переосмыслить наши политические воззрения, наши политические категории, наши представления о том, что хуже и что лучше, и все наши утверждения о недавней истории. Большинство из нас живет на так называемом «Западе», и одно несомненно: наша общественная организация умирает, потеряв всякий авторитет и презираемая остальным населением планеты; наши политики просто-напросто не способны сказать ничего, имеющего хоть какое-то отношение в истине, и мир совершенно отчаянно нуждается в новых идеях.

В этой серии «Переосмысливая Политику» я хочу начать с tabula rasa, так чтобы мы могли переоценить все в надежде, что мы сможем отыскать какие-то факты или идеи, которые помогли бы нам думать, не считаясь с железными стандартами, наложенными на нас нашими оболванивающими обществами. Главное будет не столько найти правильные ответы, сколько задать правильные вопросы.

Серия начинается сегодня статьей Андрея Вразалика, в которой автор задает несколько самых простых и важных вопросов о том, что такое социализм (ответ, конечно, зависит от того, кого вы спросили). Мне очень нравится эта первая публикация, и я благодарен Вразалику за то, что он стоит в начале того, что, как я надеюсь, разовьется в долгое и полезное обсуждение, включающее множество публикаций очень разных авторов с очень различными взглядами.

НЕОТРАЗИМОЕ ОЧАРОВАНИЕ СОЦИАЛИЗМА

Андреа Вразалик (Andreja Vrazalic)

Прошло четверть века с тех пор, как социализм был официально объявлен умершим. Оплаканный очень немногими, такими как ностальгирующие жители Югославии, которые могли путешествовать заграницу, были молоды, и вспоминали режим Тито, как нечто великое. Такие люди были в явном меньшинстве – в такой степени маленьким, что одна коммунистическая партия превратила одну коммунистическую страну в капиталистическую, с блестящими результатами – они недавно стали первой экономикой мира.

Идея социализма, или коммунизма, был полностью дискредитирована. Существуют социал-демократические партии, и они ведут разговоры о рабочем классе, и это все. Даже сегодня, в разгар кризиса «свободного» рынка (это отдельная история), практически никто серьезно не рассматривает возврат к социализму. В этом нет ничего странного – социализм обещал рай на земле, который каким-то образом умудрялся превращаться в ад.

Даже самые стойкие поклонники Тито, старающиеся не замечать массовых казней и конфискаций, которые он проводил, не одобряют геноцид в Камбодже или сталинский террор. Кроме того, социализм не обеспечил равенства. Ничего подобного: сохранялся огромный разрыв между «партийными функционерами» и обычными гражданами. И было очень глупо ссориться со свои работодателем – существовал только один, Государство.

Что касается быстрого экономического развития, то и в этой сфере результаты не впечатляли; Советский Союз даже развалился после экономического кризиса. Есть серьезная причина для этой неудачи, состоящая в неспособности государства заменить «невидимую руку», то есть неспособность одного центра принимать решения, принимаемые миллионами людей каждый день. Один игрок на рынке означает отсутствие конкуренции, и т.д, и т.п. короче говоря, социализм как система обманул все ожидания.

Все ли?

Я не уверен, что, например, вьетнамцы согласятся с таким утверждением. Под красным флагом, они победили сильнейшую мировую сверхдержаву. Русские победили лучшую военную машину, когда либо существовавшую в мире, и превратились во вторую мировую сверхдержаву, и все под тем-же флагом. Мы должны помнить, что рассуждая о социализме, мы рассматриваем его в позиций богатой Европы или Северной Америки.

Когда мы, сербы, говорим о социализме, мы видим Тито, и все мины заложенные им, которые продолжают взрываться в наши физиономии на протяжение последних 25 лет. Это же справедливо для всех восточноевропейских наций, включая русских (коммунистические границы, кто-нибудь?). Нам необходимо быть объективными, или, по крайней мере, настолько объективными, насколько возможно. Объективный наблюдатель должен определить термины и проанализировать варианты. Результаты могут быть интересными.

Что такое социализм?

Когда я говорю о социализме, я имею в виду социальную и политическую систему, известную большинству людей как коммунизм. Тем не менее, Югославия и СССР были социалистическими по названию. То, что мы сегодня называем социализмом – это социал-демократия, идеология, связанная с капиталистическо-демократической системой и содержащая совсем немного элементов социализма.

На практике социализм предполагает диктатуру и государственный контроль над экономикой. В этом отношении он часто сравнивается с его основным конкурентом, Западной системой, которая определяется как демократическая и капиталистическая, или рыночная. Однако, подобное сравнение само по себе является настолько умелым пропагандистским ходом, что нам остается только восхищаться им.

Сравнивая яблоки и апельсины

Сравнивать социализм с демократией и свободным рынком настолько же полезно, как сравнивать реально существующую вещь с воображаемой – никакого смысла нет. Западный мир, навязав это сравнение, заработал (одно из многих) хитрое пропагандистское очко: он создал отлакированную, блестящую и воображаемую картину себя: можно сказать, пропагандистский Фотошоп. Он навязал историю о борьбе за свободу и демократию, как будто он на самом деле уважал свободы и демократию.

Как же возможно рассуждать о демократии, когда мы знаем, что и самой главной стране этой демократии Президент может быть избран даже если он получит меньше голосов избирателей, где референдумы не проводятся, и где те же самые две партии сменяют друг друга у власти в течение последних 150 лет??? Дела обстоят еще хуже в зависимых демократиях: существует старое выражение, что демократия возможна только в США, потому что в США нет американского посольства. И давайте даже не будем упоминать всеобщую слежку – Сталин позеленел бы от зависти.

Могло бы показаться, что Западная система выглядит лучше с точки зрения свободного рынка, Государство не вмешивается слишком много в работу рынка, и люди большую частью свободно занимаются своими делами. Но это так только на низовом уровне. На более высоком уровне, утверждение о свободе рынка не выглядит таким уж справедливым. Это правда, что государство не вмешивается слишком усердно.

Но государство не единственный большой игрок – существуют корпорации всех видов, такие, о которых мы знаем, и такие, о которых мы имеем смутное представление. Федеральная Резервная Система управляется частными банкирами; иногда американский миллиардер делает что-то в полном соответствии с американскими национальными интересами; и мы не будем даже обсуждать американские средства массовой информации – мы, сербы, давно и хорошо с ними знакомы.

Их вранье заставило-бы пропагандистов Милошевича покраснеть. Как так получается, что американские богачи, американские СМИ и американское правительство говорят на одном языке и думают одной головой? Как так получается, что Большой Бизнес и Большое Правительство взаимодействуют так гладко? Что такое этот военно-промышленный комплекс, о котором говорил Эйзенхауер?

Если бы мы посмотрели на западную систему объективно, нам бы не было нужды задавать такие вопросы, потому что мы бы не были удивлены. Западная система существовала долгое время назад, в Риме. В Риме были выборы, ассамблея, торговля была свободной, частная собственность уважалась (то, что люди являлись частной собственность – это просто незначительная деталь). Почти капиталистическая демократия.

Но сейчас, две тысячи лет спустя, мы можем посмотреть на Римскую республику объективно и заключить, что это была олигархическая республика, где вся власть и богатство принадлежали несколькими сенатским семьям. Более того, у них существовало интересное правило: поскольку сенаторы не могли официально заниматься торговлей, они делали это через посредников, и их деньги при этом становились невидимыми. У Рим была еще одна общая черта с сегодняшними США: он был империей.

Империализм

Богатство, особенно, заметьте, серьезное богатство, это просто замечательная вещь: материальная сторона у вас обеспечена, и люди начинают относиться к вам с уважением – думать, что вы умнее, способнее, и т.д. Они могут вам завидовать, но, как кто-то заметил, зависть это что-то похожее на самую искреннюю форму лести.

Короче говоря, вам приписывают качества и способности, которыми вы, возможно, не обладаете, и вы пользуетесь этим, почему нет? Если вас спрашивают о вашем первом миллионе, вы пространно объясняете, как вы работали день и ночь, тщательно отбирали ваших партнеров и работников, и обычно не упоминаете это сомнительное соглашение с местным политическим деятелем, отвечающим за строительство. То же правило относится к великим народам: они воспевают работу свободного рынка, невидимую руку и разделение труда, но как-то забывают упомянуть грабеж Индии или земли, отобранные у местных жителей. Это человеческая черта забывать. Особенно неприглядные вещи.

Просто-напросто, когда мы говорим о богатстве, мы должны помнить, что оно (на уровне нации) может быть накоплено работой или грабежом. Более того, мы должны понимать, что эти две категории не так далеко отстоят друг от друга: даже люди могут добыть день как через работу, так и через преступление, а тем более нации. В какой-то степени, эти вещи связаны: необходимым качеством для обоих способов является сила.

Богатство: предпосылки

Давайте не будем углубляться в бесконечную дискуссию, где лучше жить, в Норвегии или США; это во многом похоже, и давайте оставим в стороне крайние случаи и маленькие или крохотные нации, как Швейцария или Сингапур. Давайте сосредоточимся на существенных вещах. Нам нужно посмотреть на большие страны или континенты и задать себе вопрос: где сконцентрировано богатство?

Каким-то образом получается, что наибольшее богатство сосредотачивается у сильнейших стран. СССР был значительно беднее, чем США, но намного богаче, чем Китай, Индия или Африка в то время. Это правило можно проследить и в истории: посмотрите на богатство Британской Империи или Рима: по мере того, как они начали завоевывать колонии, их богатство увеличивалось. Конечно, был грабеж, но их промышленность процветала – Британия явилась местом возникновения промышленной революции, которая и породила сегодняшний немыслимый ранее уровень жизни.

Как бесхитростно заметил Адам Смит, предпосылками богатства являются мир, низкие (легкие) налоги и сносное правосудие.

И теперь, серьезно, кто может обеспечить мир, если нет достаточно силы? Мы не имеем в виду мир как отсутствие войны, ни в коем случае, нет. Викторианская Британия или современные США все время находятся в состоянии войны, походов, вмешательств, подготовки к переворотам, и т.д. Когда мы говорим «мир», мы имеем в виду мир дома. У них это было. И это является предпосылкой, чтобы люди отдыхали, работали и производили, и не беспокоились все время, готовы ли они в любой момент убегать.

Разрушь конкуренцию

Богатство вещь относительная: люди все время обсуждают, не лучше ли жить в Норвегии или Швеции, чем в США. Честно сказать, я не имею понятия. Для этой истории, это не важно: ни Норвегия, ни Швеция не может составить конкуренцию США. Вся Африка или Латинская Америка могли бы. Богатство США относительно: США просто имеет больше, чем Х страна или континент, поэтому США богаты, а Х бедна. Не существует никакой определенной меры вещей или денег, которыми США должны обладать, чтобы считаться «богатыми» – достаточно просто иметь больше, чем другие. Если Америка не имеет больше, чем остальные, тогда она не «богата». А если она не богата, то, возможно, она все-таки не является Фонтаном Всякого Знания, Земля Обетованная и бесспорной Правительницей Планеты. А это было бы неприятно.

Такое положение можно поддержать двумя путями: посредством экономического развития и путем подрыва/разрушения конкуренции. Каким-то образом эти две вещи сочетаются: когда вы разрушаете конкуренцию, это позволяет вашей экономике расправить крылья. Вы можете разрушить конкуренцию через протекционизм – выкинуть их в вашего рынка – но только самые мощные страны могут затеять подобное, такие как США или Германия в 19 веке.

В соответствии с теорией свободного рынка, протекционизм является бессмыслицей, то есть налогом на местных потребителей, приводящим к экономической неэффективности. Но мы должны помнить, что рынок в реальности не является «свободным», и что иностранные государства и корпорации иногда сплетаются, а иногда они просто одно и то же. Они приходят в вашу страну не для того, чтобы ее улучшить; они приходят для получения прибыли – тем или иным способом. Чаще иным. Выкинуть их с вашего рынка не обязательно является преступлением по отношению к потребителям.

В конце концов, если они оказывают вам услугу, почему они так стараются прийти к вам? Почему-бы Австро-Венгрия так сильно старалась запретить сербские тарифы на промышленные товары, если экспорт этих товаров был так невероятно полезен для Сербии? Почему существует такой термин «завоевать рынок»?

Если вы не открываете ваши рынки, всегда остается старый добрый вариант оккупации.

Колонии

Колониализм просто чудесная вещь: вы появляетесь в чьей-то стране с невнятным объяснением, что они дикари или что-то в этом роде, и что вы просто обязаны цивилизовать их, приобщить их в Богу и мылу, а также не позволить им убивать друг друга. И каким-то образом это срабатывает. Такие вещи было нормально говорить не только в 19 веке, когда СМИ не обязательно караулили в центре Африки, чтобы поймать вас на вранье, но это также нормально сегодня, когда американцы превращают Ближний Восток в месиво, и все под предлогом внедрения демократии.

Это совершенно восхитительно, что западные страны вкладывают столько усилий в развитие примитивных народов и так бескорыстно. Конечно, есть несколько незначительных приобретений и выгод, таких как золото и другие металлы, лес, земля, рабы, нефть, и т.д., но это все к делу не относится. Самое главное – это цивилизовать дикарей. По словам Редьярда Киплинга, это было «Ношей Белого Человека». Белый Человек так старательно занимался просвещением, что, например, в Конго к моменту получения независимости после нескольких сотен лет бельгийской оккупации насчитывалось целых пятнадцать людей, окончивших колледж.

Освобождение, или почему социализм не для богатых?

Неблагодарные местные жители в какой-то момент решили, что им вполне хватило подобной заботы, и выкинули колонизаторов. Интересно заметить, что такие анти-колониальные движения обычно придерживались какой-то формы левой идеологии и естественным путем тяготели к Советскому Союзу.

Это не вполне соответствовало исходной теории социализма, по которой социализм должен был победить в таких обществах, как английское или немецкое, где доминировали буржуазия и рабочий класс, и где рабочий класс должен был в конце концов восторжествовать. Напротив, коммунизм победил в относительно бедных странах. Если бы коммунизм был полной бессмыслицей, он бы не мог быть применен нигде, кроме, возможно, Камбоджи во главе с Пол Потом. Если бы коммунизм был на самом деле гениальной идеей, он был бы принят всеми. Некоторые элементы социализма присутствуют в каждом современном обществе в виде каких-то прав наемных рабочих. Но это именно элементы, а не суть. Социал-демократы в целом поддерживают капитализм – в противном случае они бы требовали национализации фабрик, а не приватизации. С другой стороны, у нас есть Куба, Венесуэла, Боливия, где социалистические идеи сохраняются и даже усиливаются, и даже китайская коммунистическая партия, приняв капитализм, не приняла демократии.

Итак, получается, что, как правило, богатые общества не хотят социализм, в то время как бедные склонны ввести его. Что находят в нем бедные, чего не видят богатые? С экономической точки зрения, это не очень эффективная система. В настоящем социализме, государство управляет экономикой, а оно знаменито своей неэффективностью (давайте не будем углубляться в коммунистическую теорию, которая не предполагает денег, что нереалистично). Общества реального социализма не могут считаться справедливыми ни по каким критериям: когда коммунисты приходят к власти, буржуазию грабят, а потом устанавливается кастовая система, делящая людей на « членов партии» и просто смертных.

Социализм устанавливает контроль над экономикой из одного центра. Такой централизованный контроль неэффективен и несправедлив, и не может организовать общество, которое было бы лучше, чем «капиталистическое». Однако, социалистическое общество более способно направить свою энергию к одной цели и будет более устойчиво против внешних влияний. Если вы бедны, социализм может оказаться самым лучшем решением для вас. Вы не станете жить лучше, но вы в любом случае беднее, чем богатые страны, независимо от того, ваша страна капиталистическая или социалистическая. Но вы будете способны бороться с богатыми странами, поскольку ваша энергия будет сконцентрирована, и их « мягкое влияние» на вас ослаблено.

Как в противном случае можно объяснить, что соперниками в холодной войне были США, вне всякого сомнения богатейшая страна мира начиная с 1919 года, и Россия/СССР, только лишь одна из европейских держав, разрушенная двумя мировыми войнами и революцией, и которая тем не менее сумела отправить первого человека в космос? Как можно объяснить победу крохотного Вьетнама на великими США? Если бы Вьетнам не был социалистическим, он не смог бы сделать все для победы. Капитализм известен своими олигархами – США подкупили бы нескольких, и Вьетнам свалился бы, как перезрелый фрукт.

При социализме олигархов не существует – политическая и экономическая власть сосредоточена в руках партии, а не в руках индивидуумов. Перед иностранцами Партия предстает, как единое целое – и единство является одной их предпосылок для победы в войне.

Война бывает не только «горячая», но также и «холодная», когда иностранные силы хотят получить экономический контроль над страной и превратить ее в (нео)колонию. У страны есть два варианта: позволить себя завоевать, превратившись по сути в колонию, или бороться за свою свободу. Выбор этот между двух зол: колонию эксплуатируют и жестоко наказывают, если она пытается вернуть себе свободу, в то время как свобода стоит дорого и не такая уж это и свобода, потому что иерархия все равно существует. Она не такая строгая – разница между вьетнамцем-коммунистом и обычным вьетнамцем не выбита в камне. Разница между французом и вьетнамцем закаменела.

Короче говоря, социализм как система приспособлена для войны. Как спартанцы.

Две стороны одной медали: преступления

Социализм, или коммунизм, обвиняют в том, что он преступен по самой своей сути , и даже часто сравнивают его с фашизмом. Преступления коммунизма не вызывают сомнений. Начиная с Тито, жертвы которого, так легко забытые, насчитывают десятки или сотни тысяч, Сталина, Мао, и до Рол Пота, уничтожившего большинство своих соотечественников, существовало множество коммунистических режимов, которые оказались по колено в крови. Их жертвы подтверждены документами и многочисленны. Возможно, более многочисленны, чем жертвы фашизма.

О жертвах Запада каким-то образом всегда забывают. Начиная от «Окончательного Решения» и до проблемы индейцев, от Бельгийского Конго до тысячи и одной кровавой резни местных жителей, о которых мы никогда не слыхали, от Ниросимы и Нагасаки и до последней победы демократии, эти факты не позволяют утверждать, что Западная система абсолютно невинна. Напротив, было бы неплохо сосчитать жертв этой системы.

Это просто бессмысленно упрекать социализм, или коммунизм, за его какую-то особенно преступную природу. Сравнение коммунистической Чехословакии и коммунистической Камбоджи, фашистской Аргентины и фашистской Хорватии, демократической Дании и демократической Бельгии с США показывает, что каждая система включает какое-то количество преступников и непреступников (или, скорее, меньших преступников).

Вместо завершения

Я понимаю, что некоторые люди ищут более справедливое общественное устройство, общество, где все будут жить в мире и благополучии. Некоторые решили, что социализм является таким обществом. Они ошибались.

Тем не менее, как показывают примеры Спарты или Древнего Египта, социализм не является чем-то совершенно новым. Это система, основанная на государственном контроле на ресурсами. Такая система существовала с незапамятных времен, и ее недавнее поражение не означает, что она исчезнет навсегда. Напротив, история показывает, что события имеют тенденцию развиваться волнообразно, и что победа системы, именуемой либеральным капитализмом, каковым она не является, не будет вечной. Социализм опять войдет в моду в какой-то момент, вероятно, под другим названием, но с тем же содержанием.

Для нас важно знать, что такое социализм, что он может и что он не может осуществить. Пожалуйста, не рассказывайте мне, что социализм обеспечит более справедливое распределение богатства. Этого не случится. Это не имеет значения. Человеческая природа такова, что люди склонны устанавливать иерархию, и те, кто оказывается на ее вершине, будут иметь больше, чем те, которые внизу. При любой системе. Все немного по-другому, если те, кто наверху, другого цвета или просто из другой страны. Тогда разница оказывается обычно больше и эксплуатация жестче.

Источник: http://vk.cc/3pnIpj