В первые же дни Второй мировой войны польское руководство бежало на Запад. 1 сентября 1939 года из Варшавы скрылся президент второй Речи Посполитой Мосцицкий. 4 сентября стало паковать чемоданы, а на следующий день удрало и все тогдашнее правительство. В октябре 1939 года новое польское коалиционное правительство, образованное в далекой, как тогда казалось, от победоносного вермахта Франции, возглавил генерал Владислав Сикорский. Спустя несколько недель новый премьер отдал приказ об образовании на «оккупированной территории Польши» (под ней подразумевались и отошедшие к СССР Западная Украина и Белоруссия) подпольной вооруженной организации - Союза Вооруженной Борьбы (ЗВЗ). 14 февраля 1942 года приказом Сикорского она будет преобразована в Армию Крайову (АК) - военную организацию, объединившую структуры польского подполья, поддерживавшие эмигрантское правительство в Лондоне, куда оно перебралось после разгрома Франции.

Созданная в январе 1940 года предтеча АК уже к лету того же года поделила всю территорию бывшей второй Речи Посполитой на 6 военных округ, совпадавших с границами бывших воеводств. Из директивы от 28 сентября 1940 года командующего ЗВЗ и будущего командующего Армии Крайовой генерала Стефана Равецкого («Грота») комендантам «белорусской» и «украинской» округ № 2 (Белосток) и № 3 (Львов): «Итог ожидаемого конфликта между Россией и Германией в настоящий момент предугадать невозможно. Для нас было бы лучше всего, если бы немцы атаковали Россию, уничтожили ее вооруженные силы и облегчили тем самым для нас решение в будущем вопроса о нашей восточной границе» (2, с. 15).

Обратите внимание – установка данного документа, адресованного руководству подпольных структур, уже имевшихся на территориях Западной Белоруссии и Украины, воссоединенных с СССР в сентябре 1939 года, дается из Лондона за 8 (восемь) месяцев до начала Великой Отечественной войны! (Согласно имеющейся информации, организация конспиративно-диверсионной работы на западе Белоруссии началась в том же сентябре по приказу командующего армейской группы польских войск «Гродно» Й.Ольшины-Вильчинского, занимался ей офицер «по делам диверсий» Франтишек Сьленчик). В директиве подчеркивается, что вне зависимости от того, станет ли СССР союзником Англии в будущей войне, позиция ЗВЗ останется неизменной. В случае возможного наступления советских войск на Запад, означающего разгром немецких армий, директива решительно требовала: «…вы должны быть готовы выполнить мой специальный приказ по проведению массовых диверсий и организации партизанского движения» (2, с.15).

ЗВЗ-АК переняла значительную часть разведывательной сети бывшей знаменитой «двуйки» - 2-го отдела генштаба Войска Польского. Однако рамки ее разведывательной и партизанской деятельности были ограничены директивами английской спецслужбы SOE - Special Organisation Executive (Руководство специальными операциями). Представление о масштабах и потенциальных возможностях этой службы дают следующие цифры (на начало 1944 г.): ее руководящий центр насчитывал 13.000 человек, в том числе 9.000 военнослужащих, разделенных на ряд секторов, включавших два польских, два французских, албанский, греко-югославский, чешский, итальянский и т.д. Основная цель SOE – взятие под свой контроль движение Сопротивления на территории всей оккупированной немцами Европы и координация его деятельности, прежде всего для удержания народов континента в сфере британского влияния.

Полякам в этом отводилась особая роль. В количественном плане АК, насчитывавшая от 250.000 до 400.000 человек, была самым крупным из формирований, которые, как считалось, относятся к Сопротивлению (к весне 1944 г. АК насчитывала свыше трети миллиона солдат, приведенных к присяге). В связи с этим сегодняшние польские авторы утверждают, что их соотечественники «ex nihilio создали мощнейшее конспиративное войско в оккупированной Европе». Заметьте – «мощнейшим конспиративным войском в Европе» названа не югославская армия Иосипа Броз Тито, которая к 1944 году состояла из десятка корпусов, и даже не албанские партизаны, в том же году самостоятельно освободившие свою страну; не словацкие повстанцы, чье национальное восстание охватило территорию в 100.000 квадратных километров и длилось 3 месяца; нет, «самым мощнейшим подпольным войском» названа зачастую просто сидевшая по кустам и теплым хатам Армия Крайова!

Для сравнения: по сведениям, представленным в основательном труде Б.Ц.Урланиса, в ходе югославского Сопротивления погибли около 300 тысяч человек (из примерно 16 миллионов населения), албанского — почти 29 тысяч (из 1 миллиона), а польского — 33 тысячи (из 35 миллионов, причем из этих 33 тысяч далеко не все имели хоть какое-то отношение к АК). Таким образом, доля населения, погибшего на «тихом фронте» в реальной борьбе с фашизмом в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании (3, с.234). Согласно апологетам аковцев, их «партизанские отряды (по состоянию на начало 1944 г. постоянно действовало около 60 отрядов и почти 200 диверсионных патрулей АК – прим. Н.М.) - действующие с 1943 г. - провели свыше 170 стычек, уничтожив свыше тысячи немцев». Население Белоруссии (вчетверо меньшее польского) потеряло на «тихом фронте» свыше 100 тысяч бойцов партизанских отрядов и подпольщиков, потери гитлеровских оккупационных войск - более полумиллиона солдат и офицеров...

Однако не следует возлагать вину за это только на польскую сторону. Дело в том, что на начальном этапе (фактически до окончательного перелома в пользу Красной армии на Восточном фронте) руководство SOE, сидевшее в Лондоне, было противником массового роста партизанского движения на базе АК и перехода от него к национальному восстанию. План такого восстания не вмещался в рамки британской стратегии, предусматривавшей наступление на Балканах. Кроме того, план британского вторжения на континент не охватывал территорию Польши.

Возможно, и по этой причине польское правительство в эмиграции стало искать поддержку за океаном. Прежде всего, у предшественников ЦРУ – Управления стратегических служб. О том, что определенное взаимопонимание было достигнуто, свидетельствует, например, создание при союзном Комитете начальников штабов в Вашингтоне польской военной миссии во главе с полковником Леоном Миткевичем.

Из-за союзников, имевших свое видение послевоенного устройства Европы, а также в связи с тем, что на рубеже 1943-1944 гг. и Лондону, и польскому руководству в эмиграции стало очевидным, что польские территории освободит Красная армия, уже весной 1944 года «джеймсбонды» из SOE стали искать новые пути реализации британской стратегии в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе. В данном контексте руководство SOE приняло решение поддержать (отклоненную до этого момента) концепцию всеобщего национального восстания под руководством АК. На территориях бывшей Польши, несмотря на то что они уже находилась в стратегической сфере Красной армии, существенно возросли объемы материальной помощи, что выразилось, прежде всего, в росте объемов и количества сбрасываемого союзной авиацией оружия для аковцев.

Однако руководство АК уже уяснило, что все его давно вынашивавшиеся надежды на освобождение Польши с помощью союзников не оправдались. Так же как не оправдались надежды на их прямую вооруженную поддержку. В итоге командование АК отказалось от своего же плана всенародного восстания. Вместо него появился другой план под кодовым названием «Гроза». В военном отношении он был направлен против Германии, в политическом – против СССР. В приказе штаба АК в связи с этим говорилось: «Следует стремиться к тому, чтобы против вступающих советских войск выходил польский командир, за плечами которого битвы с немцами, в результате чего он становится полноправным хозяином…» (2, с.118)

Политическими целями плана были: во-первых, взятие под свой контроль важнейших военно-стратегических, промышленных, административных и культурных центров страны; во-вторых, еще до того, как их освободит от немцев Красная армия, взять власть в руки «делегатов», являвшихся специальными полномочными представителями эмигрантского правительства в Лондоне. Примечательно, что, когда 3 августа 1944 года на переговорах в Москве премьер-министр эмигрантского правительства С.Миколайчик (сменивший погибшего в «странной» авиакатастрофе В.Сикорского) заявил, что «поляки создали в Польше подпольную армию», И.Сталин резонно заметил: «Борьбы с немцами она не ведет. Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков… наши войска встретили под Ковелем две дивизии этой армии, но когда наши войска подошли к ним, оказалось, что они не могут драться с немцами, так как у них нет вооружения… отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские» (1, с.13).

В соответствии с новым планом, в случае отсутствия условий для восстания, вооруженные действия АК должны были заключаться в проведении диверсий и преследовании отступающих немцев. Самой важной политической целью плана «Гроза», его сутью было принуждение к признанию Советским Союзом эмигрантского правительства в Лондоне единственным законным представителем интересов Польши и одновременно установление польско-советской границы примерно в 30 км от Минска по состоянию на сентябрь 1939 года. Именно в таком прожектерстве лондонских стратегов, считавших Западную Украину и Белоруссию польскими «кресами всходними», коренятся причины последующей трагедии Армии Крайовой.

ЛИТЕРАТУРА

1) Из Варшавы. Москва, товарищу Берия… Документы НКВД СССР о польском подполье. 1944-1945 гг. М.-Новосибирск, 2001.

2) Сямашка Я. (Семашко Е.) Армiя Краёва на Беларусi. Минск, 1994.

3) Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооруженных сил в войнах ХVII—XX вв. (историко-статистическое исследование). М., 1960.

http://www.fondsk.ru/news/2012/07/14/armia-krajova-istoki-tragedii.html