Збигнев Бжезинский ещё в 2013 году предупреждал, что порядок в Евразии из-за «импотенции Европы» США должны утверждать в союзе с Россией, Украиной и Турцией. Однако сегодня возобладал план «европейского порядка», в котором «жандармом Восточной Европы» должна стать «Большая Польша» – с Украиной и Белоруссией в её составе.

Збигнев Бжезинский, бывший советник президента Картера и один из главных американских советологов, в 2012 году выпустил книгу под названием «Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис». Блог Толкователя писал о ней. В книге Бжезинский, как он сам пишет, пытается ответить на четыре основных вопроса:

1.Каковы возможные последствия смещения баланса мировых сил с Запада на Восток и как отражается на нём новый фактор пробуждения политической сознательности?

2.Почему слабеет мировое влияние Америки; каковы симптомы её внутриэкономического и внешнеполитического упадка; как Америка упустила уникальную возможность, полученную после мирного окончания «холодной войны»? И напротив, каковы регенерационные ресурсы Америки и какая необходима геополитическая переориентация, чтобы вернуть мировое влияние в прежнем объеме?

3.Каковы возможные геополитические последствия в том случае, если международное главенство Америки действительно ослабнет, кто пострадает от такого развития геополитических событий прежде всего и как оно отразится на мировых проблемах XXI веке? Отберёт ли Китай у Америки ведущую роль на мировой арене в 2025 году?

4.Какие долгосрочные цели должна наметить себе возрождающаяся Америка на период после 2025 года? Как ей с её традиционными европейскими союзниками привлечь к сотрудничеству Турцию и Россию, чтобы расширить и оздоровить нынешний Запад? Как одновременно с этим выстроить на Востоке тесное сотрудничество с Китаем, не сосредоточивая свое конструктивное присутствие в Азии исключительно на нем и избегая опасного вмешательства в азиатские конфликты?»

Новая американская политика должна проводиться совместно с «традиционными европейскими союзниками», которым нужно пойти на сближение с Россией и Турцией, а также – с Украиной, которую Бжезинский считает «слабым звеном», разрывающимся между Россией и Европой. Это позволило бы американцам сформировать такой геополитический потенциал, который мог бы стать ответом на китайский вызов.

Бжезинский отмечает, что с момента окончания холодной войны Западная Европа оказалась неспособна создать «настоящую общность», которая могла бы играть в мире значительную роль. Эту ситуацию следует исправить, и раз этого не могут сделать европейцы, за дело должна взяться Америка. Союз США, Турции, России и примкнувшей к ней Украины мог бы стать локомотивом евразийской безопасности, в первую очередь направленной против китайской и исламистской экспансии.

Однако такой союз мог бы стать могильщиком Европейского союза. Европе пришлось срочно искать способ «разбить» такую потенциальную коалицию. ЕС смог продавить Украину в плане подписания совместного соглашения и отрыва от России. Одновременно Турция получила с юга пресловутое Исламское государство.

Россия попала капкан этой европейской, точнее английской, игры. Американский советолог Эдвард Люттвак на радио «Свобода» рассказывает, что ещё за несколько недель до присоединения Крыма к России в Лондоне было известно об этой операции. Политтехнолог Дмитрий Галковский не раз в свойственной ему конспирологической манере говорил, что «Англия насильно всучила Крым России».

Самое интересное, что о таком развитии ситуации – конфликте на Украине, внешнеполитическом поражении России и вообще о тщательно спланированном хаосе в Восточной Европе открыто говорилось ещё в 2013 году. Польская газета Uwazam Rze писала тогда, зачем Европе нужно создавать «Большую Польшу».

«Фактором, который привёл к Первой мировой войне, были имперские амбиции Германии, образованной агрессивной Пруссией и находящейся под её руководством. Вторая мировая война стала уже общим делом Гитлера и Сталина. Между тем, для позиции Европы решающим было произошедшее в обеих войнах прямое столкновение между Россией и Германией. Двух мировых войн (особенно Второй мировой) можно было избежать, если бы между этими двумя странами находилось сильное государство, которое бы помешало их столкновению. И это должна была быть Польша.

В 1920 году Польша спасла Европу от большевизма, остановив советский марш на Запад, но она не смогла остановить советскую армию во второй раз, когда сама подверглась нападению немцев в 1939-м. Гитлер проигнорировал слова польского министра иностранных дел Юзефа Бека, который во время их разговора 8 января 1939 года предупреждал, что уничтожение Польши закончится входом в Берлин советских танков.

Прелюдией к войнам между Востоком и Западом Европы были наполеоновские кампании начала XIX века. Если бы тогда в центре Европы находилась сильная Польская Республика, государство, прославившиеся бескровной сменой государственного устройства (принятие Конституции 9 мая 1791 года), у французов не было бы повода идти на восток. Военные потрясения ограничились бы западной частью континента, а их эффектом стало бы падение деспотических монархий, в первую очередь, в Австрии и Пруссии. В Европе воцарились бы конституционные режимы, что способствовало бы добрососедским отношениям между народами.

Наполеон не был обречён на поражение, достаточно было использовать средства, пошедшие на московскую кампанию, на восстановление Польской Республики. Если маленькое Варшавское княжество (157 тысяч кв.км) смогло выставить в 1812 году 100-тысячную армию, легко представить, какую союзнические силы могла бы сформировать большая Польша (733 тысячи кв.км в 1771 году). Сильная и доблестная армия под предводительством князя Юзефа Понятовского могла склонить чашу весов победы в пользу французского императора.

Восстановление Польской Республики могло быть полезным и стороне соперников Наполеона – Российской империи, но она тоже упустила этот момент. Поход французов на Россию мог бы не состояться, если бы царь послушался совета князя Адама, который предлагал ему в 1803 году отобрать польские земли у Австрии и Пруссии, объединить их под русским началом и воссоздать Польшу в составе российской империи с царём в качестве польского короля.

Российские политики, в том числе и президент Путин, высказывают претензии о том, что Россия многократно подвергалась нападениям с Запада, но не говорят о том, что в роли нападающих не выступали поляки. Они забывают, что если бы царица Екатерина не уничтожила Польскую республику разделами, в 1914 году не произошло бы войны России с Германией. А перед нападением Германии на СССР Сталин тоже помог немцам уничтожить Польшу.

Российские политики не желают понять, что если Москва действительно хочет гарантировать себе безопасность, на Висле должно находиться сильное польское государство, которое в XXI веке не позволит повториться конфликтам первой половины XX века. К сожалению, в России продолжает культивироваться миф польской угрозы. Из пыли веков были извлечены даже события 400-летней давности, а день 4 ноября назначили праздником Народного единства, снабдив его лживым рассказом о том, что в 1612 году благодаря национальному подъёму русские изгнали из страны польских оккупантов.

На самом деле польского королевича Владислава пригласили на трон русские бояре. Коронация Владислава московским царём сулила России блестящие перспективы. Владислав становится русским царём, а через какое-то время по праву наследования – ещё и королем Речи Посполитой. Мечта славянофилов сбывается еще в XVII веке. Огромная империя, простёршаяся от Черного до Балтийского моря и от Карпат и Вислы до Дальнего Востока, существует не на бумаге геополитиков, а в реальности, заставляя с собой считаться сильнейшие монархии Западной Европы». В таком контексте россияне, вспоминая об изгнании поляков из Кремля, отмечают собственное поражение, чем победу.

Представленные выше сценарии показывают, насколько губительным были для Европы разделы Польши, то есть – ликвидация державы, которая могла остановить мировые войны. Сильная Польская Республика в центре Европы нужна и сейчас: и не только нам, а в равной мере немцам и русским, если они не хотят больше воевать. Исторический опыт Речи Посполитой Двух народов (конфедеративное государство Великого княжества Литовского и Королевства Польского) показывает, что поляки способны внести в это свой вклад.

В последнее время в среде аналитиков и экспертов по международной политике всё чаще звучит мнение о том, что Европа может вновь стать местом конфликта. Представляется, что для благоприятного формирования отношений между народами было бы важно (в том числе в контексте подобных опасений), чтобы Центральная Европа стала мощным звеном, обеспечивающим устойчивость европейской системы. И поэтому на политическую карту мира должна вернуться Большая Польша (Польская Республика) как союз поляков, белорусов и украинцев».

Большая Польша в таком случае имела бы население 90 млн. человек – больше, чем в Германии. Но главное – она стала бы самым ведущим, с политической точки зрения, славянским государством. «Новый славянский проект» рано или поздно похоронил бы уже обветшалый, доказавший свою нежизнеспособность проект «Русского Мiра».

США не нужна кризисная, а тем более распадающаяся Россия – огрызки от неё не смогут противостоять исламской и китайской экспансии. Слабая (и тем более исчезающая) Россия – это сильный Китай и расширяющийся на север Исламский проект.

США как никто другой более всего заинтересован в окончании украинского конфликта, а в его продолжении – Англия, Польша и прибалтийские страны.

http://ttolk.ru/?p=23824