В Польше разразился скандал из-за идеи установить в Кракове памятник красноармейцам, погибшим в польских концлагерях. Российское военно-историческое общество организовало сбор средств на памятник военнопленным красноармейцам, погибшим в концлагере в районе Домбе и захороненным в братской могиле. Проект памятника уже создан. Строительство планируется начать в следующем году.

«На участке воинских захоронений мемориального городского кладбища погребено более 1,2 тыс. военнопленных красноармейцев, погибших в концентрационных лагерях периода советско-польской войны 1919-1921 годов в окрестностях Кракова. Имена большинства из них неизвестны. Вернуть память о них – наш долг потомков», - говорится в сообщении, опубликованном на сайте общества, где размещены реквизиты для желающих сделать пожертвование на строительство памятника.

Польша - изменение границ после войны

Польская сторона возмущена: она видит в этом попытку «исказить историю» и «отвлечь внимание от Катыни». Мэр Кракова Яцек Майхровский (Jacek Majchrowski), которому подчиняется Управление муниципальных кладбищ, полагает, что Раковицкое кладбище — неподходящее место для монумента российским жертвам польско-большевистской войны. «Больше всего советских военных погибло под Рашином неподалеку от Варшавы. На Раковицком кладбище должен появиться простой православный крест, чтобы почтить память русских жертв, как мы чтим память немецких солдат, погибших на польских землях», — отмечает Майхровский. И тут же дает понять, что не будет делать даже этого: дескать, решение по данному вопросу должен принимать МИД Польши.

Это не просто утонченная издёвка ушлого чиновника, уравнивающего красноармейцев и фашистов, но и наглая подмена фактов. Мэр Кракова, историк по образованию, прекрасно понимает, что красноармейцы, погибшие в битве за Варшаву и замученные в польских концлагерях – не одно и тоже. Ему прекрасно известно также, что польские концлагеря успели унести многие тысячи жизней красноармейцев задолго до этой битвы, прозванной в Польше «чудом на Висле».

Красноармейцы оказались под Варшавой в результате не наступления на Европу, как врут польские пропагандисты, а в результате контрудара Красной армии. Этот контрудар был ответом на попытку польского блицкрига весной 1920 года с целью закрепления за Польшей Вильно, Киева, Минска, Смоленска и (если удастся) Москвы, где Пилсудский мечтал собственноручно начертать на стенах Кремля: «Говорить по-русски запрещается!»

К сожалению, в странах бывшего СССР тема массовой гибели в польских концлагерях десятков тысяч россиян, украинцев, белорусов, прибалтов, евреев, немцев освещена ещё недостаточно.

Польша - украинские воеводства

Польша - украинские воеводства

В результате начатой Польшей против Советской России войны поляки захватили свыше 150 тыс. красноармейцев. Всего вместе с политическими заключенными и интернированными в польском плену и концлагерях оказалось более 200 тысяч красноармейцев, гражданских лиц, белогвардейцев, бойцов антибольшевистских и националистических (украинских и белорусских) формирований.

Вторая Речь Посполитая создала огромный «архипелаг» из десятков концентрационных лагерей, станций, тюрем и крепостных казематов. Он раскинулся на территории Польши, Белоруссии, Украины и Литвы. Это не только десятки концентрационных лагерей, включая «лагеря смерти» и т.н. лагеря интернированных, такие как Стшалково, Шиптюрно (Szczypiorno), Ланьцут (Lancut), Тухоле, но и тюрьмы, сортировочные концентрационные станции, пункты сосредоточения и различные военные объекты вроде Модлина и Брестской крепости, где было сразу 4 концлагеря - Буг-шуппе, форт Берг, казарма Граевского и офицерский… Острова и островки архипелага располагались в том числе в городах и сёлах и назывались: Пикулице (на юге, недалеко от Перемышля), Коростень, Житомир, Александров, Луков, Остров-Ломжинский, Ромбертов, Здунская Воля, Торунь, Дорогуск, Плоцк, Радом, Пшемысл, Львов, Фридриховка (на Збруче), Звягель, Домбе (под Краковым), Демблин, Петроков, Вадовицы (на юге Польше), Белосток, Барановичи, Молодечино, Вильно, Пинск, Ружаны, Бобруйск, Гродно, Лунинец, Волковысск, Минск, Пулавы, Повонзки, Ровно, Стрый (в западной части Украины), Ковель…

Сюда же следует отнести т.н. рабочие команды, работавшие в округе и у окрестных помещиков, формировавшиеся из узников, смертность среди которых временами превышала 75%. Согласно данным, которые были доложены на состоявшемся 20 декабря 1920 года в Верховном командовании совещании по делам пленных, в т.н. рабочих командах при сборных пунктах только этого фронта в тот момент числились 3824 пленных.

Польский военный «ГУЛАГ» просуществовал сравнительно недолго – около трех лет, но за это время он успел уничтожить десятки тысяч людей. Самыми смертоносными были концлагеря, расположенные на территории Польши – Стшалково и Тухоль.

Красноармейцев уничтожали в польском плену следующими основными способами.

1. Массовыми убийствами и расстрелами.

До заключения в концлагеря их а) уничтожали во внесудебном порядке, оставляя ранеными на поле боя без оказания медицинской помощи и создавая гибельные условия транспортировки в места заключения; б) казнили по приговорам различных судов и трибуналов; в) расстреливали при подавлении неподчинения.

2. Созданием невыносимых условий в самих концлагерях (издевательства и избиения, голод, холод, болезни).

В начале 1920-х годов польские власти пытались отвлечь внимание мировой общественности от массовой гибели советских военнопленных из-за бесчеловечного обращения, переключив внимание на содержание польских военнопленных в советском плену. Однако сравнение оказалось выгодным для советской стороны. Несмотря на намного более тяжелые условия – гражданскую войну, иностранную интервенцию, разруху, голод, массовые эпидемии, отсутствие средств - польские военнопленные в России находились в гораздо более благоприятных для выживания условиях.

Сегодня польская сторона признает факт массовой гибели заключенных польских концентрационных лагерей, но стремится преуменьшить количество погибших в плену.

Во-первых, численность взятых в плен красноармейцев существенно занижается с целью уменьшения итогового количества погибших. Во-вторых, при подсчете погибших пленных речь идет только об умерших во время заключения.  Не учитывается около 40% военнопленных, погибших до заключения в концлагеря – непосредственно на поле боя либо во время транспортировки в лагеря и из них – обратно на родину. В-третьих, речь идет только о гибели красноармейцев, не учитываются умершие в неволе белогвардейцы, бойцы антибольшевистских и националистических формирований и члены их семей, а также политические заключенные и интернированные гражданские лица (сторонники советской власти и беженцы с востока).

В целом польский плен и интернирование унесли более 50 тыс. жизней российских, украинских и белорусских узников: около 10-12 тыс. красноармейцев погибли до заключения в концлагеря, порядка 40-44 тыс. в местах заключения (примерно 30-32 тыс. красноармейцев плюс 10-12 тыс. гражданских лиц и бойцов антибольшевистских и националистических  формирований).

Хотелось бы призвать не только ученых-историков, но и правоведов Польши и России провести совместное расследование по вопросу о судьбе «исчезнувших» в польском плену десятков тысяч красноармейцев. Бесспорно, польская сторона имеет полное право на расследование всех обстоятельств гибели своих сограждан в Катыни, но и российская сторона имеет точно такое же право на расследование обстоятельств гибели красноармейцев в польском плену. И на составление, точнее восстановление, уже имевшихся к началу 1990-х гг. списков погибших в польских концлагерях соотечественников.

Заслуживают также внимания предложения российских блогеров о введении официальной даты поминовения бойцов Красной армии, погибших в польском плену в 1919–1922 годах, и кемеровского губернатора Амана Тулеева – о создании российского Института национальной памяти, который займется расследованиями преступлений, совершенных на чужбине против советских и российских граждан.

http://www.fondsk.ru/news/2014/10/17/polskie-konclagerja-i-ih-russkie-zhertvy-30001.html