В современном глобализированном мире вопрос о том, какая страна может претендовать на мировое или региональное лидерство, давно уже вышел из традиционных рамок противостояния государств в сфере экономики или военной стратегии. В свете интенсивных политических процессов и изменения характера международных отношений проблема определения критериев развитого государства становится все более актуальной.

«В практике международных отношений и в социально-гуманитарных науках вопросы субъективного восприятия стран долгое время считались второстепенными по сравнению с их «реальным» потенциалом. Однако для постиндустриального мира характерны развитые системы коммуникаций и получения информации» [4]. Поэтому сегодня страны все чаще обращаются к проблематике использования возможностей «мягкой силы». Этот термин был введен Дж. Наем более 20 лет назад, но в последнее время опять стал приобретать популярность.

Польша

Польша - изменение границ после войны

Согласно Дж. Наю, с помощью «мягкой силы» «страна может достигать желанных результатов, потому что другие, восхищаясь ее ценностями и стремясь к такому же уровню процветания, будут следовать ей» [25. Р. 5]. «Фактически, политика «мягкой» или репрезентационной силы – это адаптация к потребностям современной теории международных отношений, традиции изучения «власти языка», а позднее власти дискурса» [19].

Идеологическая основа «мягкой силы» Польши на Украине и в Белоруссии

Польша - «новичок» в сфере «мягкого влияния». В 2004 г. она присоединилась к Европейскому Союзу, члены которого обладают богатой традицией осуществления политики подобного типа. Франция более ста лет известна своей культурной дипломатией: например, «Альянс Францез» был основан еще в 1883 г. Германия регулярно получает высокие оценки в различных международных рейтингах и исследованиях (основной упор делается ею на выгодном позиционировании немецких товаров, услуг, а также образования). Великобритания фокусирует внимание на культурной экспансии, в частности, в сфере высшего образования.

Первое отражение данного направления во внешнеполитическом дискурсе было официально зафиксировано в «Стратегии по продвижению имиджа Польши» в 2001 г., а «мягкая сила» в этом документе рассматривается в рамках публичной дипломатии. Официальная современная польская интерпретация этого термина звучит так: «систематическое взаимодействие и диалог с обществом в других странах, привлекая внимание граждан, завоевывая сердца и умы для защиты польских интересов, польского видения, основных ценностей польского общества и, следовательно, польской культуры и поляков, как таковых. Она (польская публичная дипломатия – Н.К.) является хорошим методом для улучшения польского имиджа за границей, для проведения политики «мягкой силы» по отношению к институтам и лидерам, которые принимают решения» [21]. Как видим, такие категории, как польский имидж и польский бренд являются основой «мягкой силы».

Польша - карта разделов

Польша - карта разделов

В «Стратегии Национальной Безопасности Республики Польша» наравне с взаимодействием и интеграцией в европейские и трансатлантические структуры важную роль занимает восточное направление внешней политики, в частности, развитие долгосрочных связей с участниками «Восточного партнерства» [22]. Украина и Беларусь играют особую роль в рамках построения внешнеполитического курса Польши. Основные приоритеты в политике по отношению к странам Восточной Европы обозначены так: « Польша поддерживает реформы в странах «Восточного Партнерства» и призывает их к развитию более тесных связей с ЕС и НАТО. Основой для этих действий должны быть принципы свободы, демократии, рыночной экономики и перспективы интеграции с евроатлантическими институтами, которые выражают эти ценности» [22. Р. 22].

Польша разработала сеть контактов и платформ для взаимодействия с Украиной и Белоруссией в различных сферах (взаимодействие с гражданским обществом, культура, образование, СМИ, региональная администрация).

Методы и концепция польской «мягкой мощи» в Белоруссии и на Украине основаны на исторической традиции. Эти страны - традиционная сфера интересов Польши. «Ягеллонская доктрина» (идея восстановления единства территории бывшей Речи Посполитой), которая часто используется политическими партиями в целях популизма, всегда находит поддержу у польского населения. Эта концепция оправдывает польское влияние в регионе современной Белоруссии, Литвы и Украины.

Польша Украина

Польша - украинские воеводства

По той же причине польское правительство нередко оправдывает методы своей политики принципами польского мессианизма. Польские Кресы - территории, которые когда-то были частью могущественной Речи Посполиты, - теперь разделены между современной Украиной, Литвой и Белоруссией, и Польша считает этот регион, если не сферой политической экспансии, то «как минимум сферой культурного влияния и распространения своих ценностей» [20. Р. 17]. «Более того, к польской диаспоре, живущей здесь, отношение особое – они как бы наследники, продолжатели «славной истории» пребывания поляков на этих землях. И потому должны с их точки зрения играть здесь особую роль» [10. С. 110].

Наконец, специфику политики в этом регионе определяет историческое прошлое польской нации, на долю которой выпали серьезные испытания: от кровавых войн до оккупации и нескольких разделов государства. Именно поэтому Варшава относится осторожно не только к вопросам зашиты своих интересов и интересов своих граждан за рубежом, но и к поддержке демократии.

Польша была одной из первых стран, которые смогли выйти из коммунистического блока. В умах многих она долгое время оставалась символом борьбы за демократию, поэтому в ней видят страну, способную экспортировать демократические ценности и защищать символ свободы. По этой причине Польша особенно активна в странах, в которых гражданские права и свободы, по ее мнению, находятся под угрозой.

Польша 1772 год

Польша 1772 год

В этом контексте «мягкое влияние» Варшавы может рассматриваться как проекция собственных интересов в рамках построения национальной позиции в региональном контексте, а также в системе общей политики Европейского союза. Однако рассмотрение польской внешней политики в качестве компонента европейской повестки дня отдаляет нас от традиционной концепции «мягкой силы», основная суть которой - это выражение интересов отдельного суверенного государства.

Еще до вхождения Польши в ЕС она рассматривалась в качестве связующего звена между Западной Европой и восточноевропейскими странами. В западных общественно-интеллектуальных кругах РП виделась как «эксперт» по восточным вопросам, поскольку имела не только общую границу, историю и культурное наследие, но и самое большое количество специалистов, занимающихся проблематикой данных стран. Со своей стороны, Польша желает, чтобы ее воспринимали не только как независимого актора, но и как члена евроатлантических структур.

Помощь в развитии демократии и поддержка гражданского общества

Как уже отмечалось, одно из основных направлений деятельности Варшавы – оказание помощи Украине и Белоруссии в развитии демократических институтов. Активность РП в этом направлении развивается, в основном, на уровне поддержки неправительственных организаций и местных администраций.

Взаимодействие Польши с Украиной и Белоруссией в этой сфере реализуется по разным каналам. В случае с Киевом Варшава использует как официальный уровень отношений с правительством, так и возможность поддержки неправительственных организаций, однако с Минском она чаще ориентируется на независимые от правительства сообщества, так как Белоруссия до сих пор рассматривается в Польше как авторитарное государство, что осложняет отношения на высшем уровне. Например, в Стратегии Национальной Безопасности указано, что страны «Восточного партнерства» «из-за недостаточного уровня демократизации могут быть причиной дестабилизации европейской безопасности» [22].

Польша является спонсором большого количества фондов,основными реципиентами помощи которых являются неправительственные организации, осуществляющие на территории Восточной Европы проекты, направленные на укрепление и внедрение новаторских демократических преобразований.

Специально стоит выделить несколько проектов: например, «Восточно-европейский демократический центр» со штаб-квартирой в Варшаве, сотрудники которого работают не только в восточных странах-соседях Польши, но и наладили контакт с российскими НПО [24]. Важно уделить внимание польскому Фонду «Солидарность». В течение короткого времени он стал важной точкой на карте польской помощи в поддержку развития, отвечающей за проекты в области демократизации за границей.Польский фонд «Солидарность» принимает активное участие в деятельности «Гражданского комитета солидарности» с Украиной, оказывает весомую поддержку украинским СМИ, а также принимал участие в организации поставки медицинской помощи пострадавшим во время революции на Украине. В 2015 г. в рамках программы «Поддержка демократии» польское правительство выделило 15 650 000 злотых (примерно 3 700 000 евро) на деятельность этого фонда [28].

Польша Украина

Галиция во время войны была передана польскому генерал-губернаторству.

Варшава являлась одним из инициаторов создания организации «Восточного Партнерства», в которой Польша позиционирует себя как «арбитр Восточной Европы». В рамках этого проекта видны ее намерения стать региональным лидером и инициатором распространения идеи европейской интеграции, а «президентство Польши в ЕС стало своеобразным тестом на способность реализовывать и интенсифицировать восточный вектор политики Союза» [17. Р. 204]. При создании организации участие Белоруссии рассматривалось как большой успех Польши, однако позднее Минск неохотно шел на дальнейшее сотрудничество, что увенчалось отказом в 2015 г. подписать финальную декларацию «Восточного Партнерства» по итогам Рижского саммита.

После саммита МИД Белоруссии сдержанно высказался: "Отношение к этой инициативе весьма позитивное, но практические результаты еще скромные" [1]. Официальный Минск рассматривает «Восточное партнерствo» как выбор пути развития и не желает идти по пути, предлагаемому Польшей. В рамках «Восточного Партнерства» Польша проводит политику, схожую с той, которую Германия проводила в отношении Варшавы во время рассмотрения ее вступления в ЕС [17, c. 204].

В Киеве все, что связано с «Восточным партнерством», рассматривается как возможность вступления в ЕС, поэтому Украина проявляет большую активность в рамках реализации соответствующих проектов; один из самых удачных из них – это «Миссия ЕС по оказанию помощи в вопросах границы Украине». В этом смысле примечательно сотрудничество Польши и Канады, в планах которых- реализация около 25 проектов на Украине до 2016 г. В рамках совместной программы проекты, которые реализуются благодаря взаимодействию между партнерами на Украине и в Польше (неправительственные организации, местная администрация и СМИ) направлены на реформы по децентрализации и поддержку независимых СМИ. Общий бюджет на 2014 – 2016 гг. равняется 5,5 млн. долларов [12].

Польша

В полном размере: Процент коренного украинского населения в Польше перед войной

Поддержка польского национального меньшинства на Украине и в Белоруссии

В некоторых западных областях Белоруссии и Украины компактно проживает польская диаспора, активная поддержка которой является важной частью внешней политики Варшавы. Согласно переписи населения 2009 г., в Белоруссии проживает примерно 300 тыс. поляков (более 3% населения). В некоторых районах Витебской и Гродненской области доля польского населения достигает 40-60%[15]. По сравнению с 1999 г. этот показатель уменьшился более чем на 20%. Что касается Украины, то на момент переписи 2001 г. на ее территории (главным образом – в полосе от Житомира до Львова) проживало 145 тыс. поляков [14].

Один из важнейших компонентов успеха Польши в сфере поддержки польского национального меньшинства– это введение в силу Закона «О карте поляка». «Карта поляка» является документом, подтверждающим принадлежность к польскому народу и предоставляющим большое количество привилегий, в которые включены безвизовое пребывание на территории Республики Польша, разрешение на работу и возможность получения бесплатного высшего образования и многое другое. Этот закон действует исключительно для стран СНГ, и за 7 лет его действия «Карту поляка» получили уже более 140 тыс. человек (в основном с Украины и из Белоруссии) [3].

Стоит заметить, что для получения «Карты поляка»не обязательно иметь польское происхождение; достаточно обладать симпатией к польскому народу, языку, культуре и истории. Это дает право говорить об активной польской экспансии в исследуемых регионах. Именно поэтому закон часто подвергается критике как «несоответствующий моральным принципам и нормам международного права» [9]. «Правительство Польши обвиняют в попытках создания мощного политического лобби в странах с компактным проживанием этнических поляков» [5].Однако Варшава продолжает наращивать поддержку в этом направлении и в январе 2016 г. еще более облегчила процедуру получения «Карты поляка» и расширила права ее обладателей.

На Украине и в РБ работают организации, которые представляют интересы проживающих тамполяков и которыеВаршава активно использует в рамках политики «мягкой силы» для продвижения собственных интересов. В частности, как в Минске, так и в Киеве их интересы представлены«Союзом поляков». В Минске эта организация является важным инструментом влияния, который давно перерос рамки культурного центра. Под эгидой «Союза поляков» работает большое количество общественных организаций, в совокупности создающих разветвленную структуру «мягкого влияния» в западных областях страны. При этом официальная Варшава прямо поддерживает позицию оппозиционно настроенного лидера Союза.

Политика в сфере информации и пропаганды

Больше всего примеров проведения единой и активной политики в этом направлении прослеживается в случае Белоруссии. На ее территории работают канал «Белсат» и радио «Рация». Польша выделяет около 4 млн. долларов в год на трансляцию телеканала «Белсат» [28].Парадоксально, но этот телеканал является первым, который полностью транслируется на белорусском языке. Его идейная концепция напоминает работу западных радиостанций времен «холодной войны», действовавших в целях сверждения существующего политического и социального строя [26].

В течение всего периода работы канал подвергается критике со стороны официального Минска. Он много раз обвинялся в поддержке белорусской оппозиции и подрыве государственного строя. В год начала работы телеканала президент Республики Беларусь в интервью заявил, что считает этот телеканал «глупым и бестолковым» и посоветовал Польше разобраться сначала с собственными проблемами [8]. В том же духе действуют и две польские радиостанции, которые работают на белорусскую аудиторию: «Радио Рация» и «Европейское Радио для Белоруссии».

Украина демография

Карта в полном размере: Украина - этническая карта

Информационно-пропагандистская работа в рамках радийного и телевизионного поля важна для Польши с исторической точки зрения. Вещание западных радиостанций на польском языке (в особенности Радио «Свободная Европа») во время «холодной войны» рассматривалось как символ и эффективный инструмент борьбы против коммунистической идеологии и, в то же время, как форма выражения воли «угнетенного» народа.

Аналогичным образом Польша поддерживает СМИ на Украине, оказывая финансовую поддержку и организуя курсы повышения квалификации для украинских журналистов. Самые популярные интернет-радиостанции, действующие в рамках польской политики, – это «Hromadske TV» и «Espresso TV», сыгравшие огромную роль в освещении Евромайдана и идеологической обработке украинского населения.

Другой важной частью польской политики в области СМИ является финансирование конкретных журналистов путем выделения грантов, стипендий, а также организации тренингов. Особый элемент «мягкой силы» – это польские издания, которые фокусируются на проблематике Восточной Европы. Один из примеров такого рода – журнал «Новая Восточная Европа», который издается на четырех языках (польский, английский, русский и украинский). Существует также несколько популярных информационных и новостных веб-ресурсов, ориентированных на украинскую, белорусскую и российскую аудиторию, в частности – Eastbook.eu.

Политика в сфере образования

Студенты из Украины сегодня занимают первое место в числе иностранных студентов в Польше. В 2013– 2014 учебном году 15 тыс.украинцев прибыло в эту страну для получения высшего образования, 4 тыс. из них получили стипендии от польского правительства[2]. В следующем учебном году из-за продолжающейся гражданской войны на Украине и неблагоприятной экономической атмосферы этот показатель увеличился более чем на 50% и достиг 23 тыс. В отсутствие перспектив в собственной стране украинские студенты пользуются возможностями, которые готово предоставить польское правительство. В свою очередь, Варшава видит в этом удобный инструмент продвижения собственного бренда и более эффективного распространения влияния. Польша активно использовала этот ресурс в момент ухудшения ситуации в Украине, сыграв роль «друга» украинской молодежи, что повлияет на восприятие ее имиджа в будущем.

Министр науки и высшего образования Польши Л. Коларска-Бобиньска в своем интервью заметила, что «создание демократии основано на постоянной, устойчивой и хорошо организованной работе всех институтов. Развитие таких ценностей (демократических – Н. К.) включает изменение отношения и поведения людей». И далее: «образование и культура играют важную роль в этом. Поэтому, во время дискуссий с украинской делегацией мы всегда делимся польским опытом в этой области. Польша находилась в подобном положении, когда западноевропейские страны и США поддерживали нас, реализуя различные образовательные программы. Сейчас поляки хотят поддержать украинскую молодежь и надеются, что они вернутся на родину с идеями для развития демократии» [27].

Один из самых масштабных проектов для граждан Украины - это польский «Erasmsus». Польское правительство инвестировало в 2014 г. примерно 11 млн. злотых в этот проект[27]. Немаловажную роль в этой деятельности играет идеология политики в отношении Украины. Упоминавшийся выше польский «мессианизм» является ключевым фактором в развитии отношений с Украиной в сфере образования: новое поколение украинцев рассматривается как круг потенциальных адептов европейских идеалов. Показательно заявление Яцека Виткоша, вице-ректора Университета А. Мицкевича по научной работе и международным связям: «в долгосрочной перспективе Польша играет роль образца западноевропейских ценностей» [30].

Политика Варшавы по отношению к Белоруссииво многом схожа и основана на «политике традиций»,базирующейся на предположении, что люди с хорошим образованием могут внестизначительный вклад в социальные изменения в своей стране. Белорусы находится на втором месте в числе иностранных студентов польских вузов; в 2014 – 2015 учебном году их насчитывалось примерно 5 тыс. (около 15 % общей численности)[7]. Для выходцев из Белорусии введено определенное количество стипендий; так, «Программа Калиновского» направлена на поддержку активистов демократических движений.

Культурная дипломатия

Активную политику в рамках продвижения и распространения достижений польской культуры, истории и научной жизни Варшава начала в начале 2000-х гг. в рамках «Национальной стратегии развития культуры Республики Польша» (2004 г.). В Белоруссии и на Украине большинство проектов организуются совместными усилиями нескольких учреждений. В рамках «культурной дипломатии» задействовано большое количество акторов, но ведущую роль играют Министерство иностранных дел и Министерство культуры и национального наследия. Среди других важных учреждений следует назвать «Институт Адама Мицкевича», Международный Центр Культуры, Институт книги, сеть Польских Институтов и другие.

«Институт Адама Мицкевича» является одной из самых крупных организаций в этом секторе. На начальном этапе Институт занимался проведением перекрестных «сезонов» культуры во многих странах, и к настоящему времени реализовал немало проектов на территории Белоруссии и Украины, в числе которых – «I, CULTURE Orchestra», предназначенный для молодежи из стран «Восточного партнерства». Институт был организован по примеру европейских организаций, таких, как французский «Альянс Францез», испанский «Институт Сервантеса», а также«Шведский институт». Институт имеет представительства в 25 странах, в том числе в Киеве и Минске. Они задействованы в проведении различного рода мероприятий в сфере литературы, музыки, кино и театра; в их числе – Неделя Украинской культуры в Варшаве, белорусский рок-фестиваль «Basovishcha» и Белорусский фестиваль фильмов.

Другое учреждение, действующее в той же сфере, – Министерствокультуры и национального наследия,– занимается защитой памятников польской истории и культуры. Она состоит в сохранении монументов, захоронений, музейных экспонатов и соборовв Гродно, Житомире, Львове, Бердичеве и др. [13]. Свои функции выполняют также названные выше Институт книги, Институт Польского кино, Институт театра и Международный культурный центр, которые задействованы в проведении менее масштабных проектов.

Заключение

Хотя Польша и не обладает большим опытом в реализации концепции «мягкой силы», за последние 25 лет она смогла добиться неплохих результатов в этой сфере, в том числе – на Украине и в Белоруссии. Это «мягкое воздействие» основано на «политике исторического влияния» и рассматривается в контексте «обязанности» Польши распространять демократические ценности и европейскую идеологию.

Этот тип политики, который в Польше официально именуется «публичной дипломатей», определяется стремлением страны играть роль не только«законопослушного гражданина Европы», но и «гражданина с хорошими намерениями». Более того, Польша стремится к тому, чтобы ее воспринимали как регионального лидера, что подтверждается ее ролью в создании и функционировании «восточного партнерства».

Одно из главных достижений Польши – установление тесных контактов с белорусскими и украинскими организациями и учреждениями на разных уровнях и, что более важно, в разных сферах политической, социальной и культурной жизни. Поскольку Польша взаимодействует не только с правительственными учреждениями, но и с неправительственными организациями и не зависимыми от государства СМИ, культурная экспансия часто перерастет в политическую и наоборот. Этот факт подтверждается активным участием Варшавы в революции на Украине в 2014 г. и протестном шествии в Минске в 2015 г.

В процессе реализации своей политики «мягкого влияния» Варшава делает упор на молодое поколение, которое в долгосрочной перспективе займет более лояльную позицию по отношению к режиму в Польше. Об эффективности этой политики свидетельствует то, что на Украине доля респондентов, положительно высказывавшихся о поляках, увеличилась с 45-65% в 2000 г. до 80-90% в 2013 г. [18]. В Белоруссии эти показатели несколько ниже: согласно последнему опросу на эту тему, проведенному в 2011 г., 68% воспринимают поляков положительно и только 11% нейтрально [6].

Что касается политики «культурной дипломатии», то рейтинги демонстрируют очевидные достижения Польши в рамках построения обновленного имиджа. Так, по данным Anholt-Gfk Roper Nation Brands Index, который оценивает репутацию страны на основе совокупности различных критериев, в 2008 г. Варшава заняла 30 место, в 2009 – 27 [23], а в последнем рейтинге Softpower 30 Польша уже разместилась на 24 месте [29].

Отдельно стоит отметить успех политики в сфере продвижения высшего образования. Польские университеты не обладают большой известностью за границей и не могут соревноваться, например, с британскими, но в региональном контексте пользуются позитивной репутацией в странах Восточной Европы, а поэтому количество иностранных студентов в Польше с каждым годом возрастает.

Наконец, особым элементом политики «мягкого влияния» является использование польского национального меньшинства для продвижения интересов Польши. Выступая в качестве поддерживающего или даже «оправдывающего» фактора, украинские и белорусские поляки помогают точнее проецировать культурную экспансию Польши.

Однако, несмотря на очевидные успехи в этой области, можно указать и на минусы в проведении польской политики «мягкой силы». Во-первых, она остается чрезмерно идеологизированной, лишенной элемента здорового прагматизма. Во-вторых, из-за недостатка опыта отсутствует и долгосрочная стратегия ее построения. В-третьих, в условиях использования для ее проведения множества институтов, отмечается определенный недостаток координации усилий и взаимодействия между ними.

http://svom.info/entry/649-myagkaya-sila-respubliki-polsha-na-primere-ukrainy/