Пять лет назад, 23 сентября 2009 года польский Сейм принял резолюцию, в которой квалифицировал Освободительный поход Красной Армии 1939 года как агрессию против Польши и официально обвинил Советский Союз в совместном с нацистской Германией развязывании Второй мировой войны.

Тот факт, что, к 17 сентября Вторая Речь Посполитая была разгромлена Германией и прекратила своё бесславное существование, а наша страна по большей части лишь вернула себе территории, принадлежавшие ей до начала Первой мировой войны, был проигнорирован инициаторами затеи.

Не надо быть пророком, чтобы предсказать то, что в связи с 75-летием освобождения Западной Украины и Западной Белоруссии от польской оккупации, официальная Варшава вновь будет биться в антисоветской и антироссийской истерике.

А ведь в действительности соучастниками Адольфа Гитлера в развязывании Второй мировой войны были люди, руководившие Польшей в период между двумя мировыми войнами. Разбору их деятельности и посвящена данная статья.

Начало борьбы за Польшу "от моря до моря"

Едва только в ноябре 1918 года Юзеф Пилсудский был провозглашён Начальником польского государства, новоиспечённое правительство Второй Речи Посполитой объявило выборы в сейм "везде, где были поляки". В то время вопрос о границах Польши, которая более столетия отсутствовала на политической карте мира, оставался открытым.

Польша - украинские воеводства

Польша - украинские воеводства

Воспользовавшись хаосом, царившим в едва закончившей воевать Европе, поляки принялись раздвигать границы своего воссоздаваемого государства во всех направлениях.
Сей небескорыстный порыв привёл к внешнеполитическим конфликтам и вооружённым столкновениям с соседями: с Украинской Народной Республикой из-за Львова, Восточной Галиции, Холмской области и Западной Волыни, с Литвой из-за Вильнюса и Виленской области, с Чехословакией из-за Тешенской области.

Польско-чехословацкий военно-политический конфликт 1919 — 1920 годов из-за Тешенской Силезии Великобритания и Франция разрешили не в пользу Варшавы, но это не остудило пыл борцов за Польшу "от моря до моря" (от Балтийского до Чёрного). На севере и западе они продолжали конфликтовать с Германией, а на востоке — воевать с РСФСР.

30 декабря 1918 года Варшава заявила Москве, что наступление Красной Армии в Литве и Белоруссии является агрессивным актом в отношении Польши, вменяющим "польскому правительству в обязанность реагировать самым энергичным образом" и защитить территории, заселённые "польской нацией". Относительно небольшая численность поляков среди тамошнего населения Варшаву ничуть не смущала, а мнение других народов ее не интересовало.

Защиту указанных территорий поляки начали с расстрела 2 января 1919 года миссии Российского Красного Креста. 16 февраля произошло первое столкновение частей польской и Красной армий в бою за белорусское местечко Берёза Картузская. Тогда же в польский плен угодили первые 80 красноармейцев. Всего же вплоть до начала 1922 года в польском плену побывало более 200 тысяч уроженцев бывшей Российской империи — русских, украинцев, белорусов, татар, башкир, евреев. Более 80 тысяч из них погибли в польских лагерях смерти, появившихся задолго до прихода Гитлера к власти в Германии.

Поскольку о трагедии польского плена надо писать отдельно, заметим лишь то, что ни об этих 80 тысячах сгинувших в польских лагерях, ни о 600 тысячах советских солдат, которые погибли, освобождая Польшу от нацистской оккупации в 1944 — 1945 годах, в "цивилизованной" европейской стране предпочитают не вспоминать. Поляки заняты сносом памятников советским воинам, спасших их дедов и бабок от нацистского геноцида. Поэтому у России не было причин устраивать всенародный плач по группе польских русофобов, разбившихся под Смоленском.

В 1920 году разразилась советско-польская война. Она завершилась Рижским миром 1921 года, по которому Западная Украина и Западная Белоруссия оказались под пятой оккупантов. О политике, которую проводили там польские "цивилизаторы", также надо писать отдельно. Отметим лишь то, что задолго до того, как гитлеровцы приступили к практической реализации постулатов "расовой теории", украинцы и белорусы в Польше уже являлись людьми "второго сорта".

Польские друзья Гитлера

Не прошло и года после прихода нацистов к власти в Германии, как 26 января 1934 года в Берлине была подписана "Декларация о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией". Пойдя на это соглашение, Берлин уклонился от предоставления гарантий незыблемости польско-германской границы, установленной после окончания Первой мировой войны.

Польша - изменение границ после войны

"Стороны объявили о мире и дружбе, была свёрнута таможенная война и взаимная критика в прессе. В Варшаве этот документ был воспринят как основа безопасности страны и средство интенсификации великодержавных устремлений Польши. Германии удалось добиться, чтобы вопрос о границе был обойдён молчанием, а попытки СССР объяснить Польше, что её провели, естественно, не увенчались успехом", — пишет историк Михаил Мельтюхов.

В свою очередь польский историк Марек Корнат утверждает то, что Пилсудский и польский министр иностранных дел Юзеф Бек "считали соглашение с Германией величайшим достижением польской дипломатии". Примечательно, что после выхода Германии из Лиги Наций её интересы в этой международной организации представляла Польша.

Идя на сближение с Берлином, поляки рассчитывали на помощь Германии в конфликте с Чехословакии из-за Тешенской Силезии. Историк Станислав Морозов обратил внимание на то, что "за две недели до подписания польско-германского пакта о ненападении началась античешская кампания, инспирированная Варшавским МИД. В Польше она проявлялась в многочисленных публикациях в прессе, обвинявших чешские власти в угнетении польского меньшинства на территории Тешенской Силезии. В Чехословакии эту линии проводил консул в Моравской Остраве Леон Мальхомме…"

После смерти Пилсудского в мае 1935 года, власть оказалась в руках его последователей, коих принято называть пилсудчиками. Ключевыми фигурами в польском руководстве стали министр иностранных дел Юзеф Бек и будущий Верховный главнокомандующий польской армии маршал Эдвард Рыдз-Смиглы.

После этого прогерманский крен в политике Варшавы лишь усилился. В феврале 1937 года в Польшу прибыл нацист №2 — Герман Геринг. В разговоре с Рыдз-Смиглы он заявил, что угрозу Польше и Германии представляет не только большевизм, но и Россия как таковая — независимо от того, существует ли в ней монархический, либеральный или любой другой строй. Полгода спустя, 31 августа 1937 года польский Генштаб повторил эту мысль в директиве № 2304/2/37, подчеркнув, что конечной целью польской политики является "уничтожение всякой России".

Как видим, цель была сформулирована за два года до начала Второй мировой войны, главным виновниками которой поляки пытаются выставить СССР. А ещё они приходят в негодование от слов наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова, который в 1940 году назвал Польшу "уродливым детищем Версальского договора".
Однако и здесь мы видим двойные стандарты. Ведь Молотов лишь перефразировал Пилсудского, называвшего ЧСР "искусственно и уродливо созданным государством".

Роль "польской гиены" в расчленении ЧСР

С начала 1938 года Берлин и Варшава приступили к подготовке акции по расчленению Чехословакии, координируя свои действия друг с другом. Подконтрольная Берлину Судето-немецкая партия стала наращивать активность в Судетах, а Польша создала в Тешене Союз поляков. О цинизме и лживости пилсудчиков можно судить по тому, что занимаясь подрывной работой на территории соседнего государства, они требовали от Праги прекратить деятельность, которую та якобы вела против Польши!

Сектанская Галиция с глаз долой передана польскому генерал-губернаторству.

СССР был готов прийти на помощь ЧСР, но при отсутствии общей границы требовалось согласие Польши или Румынии на пропуск советских частей в Чехословакию. Пилсудчики, понимая, что судьба ЧСР во многом зависит от них, 11 августа уведомили Берлин, что не пропустят Красную Армию через свою территорию и посоветуют Румынии поступить так же. Более того, 8 — 11 сентября поляки провели у восточной границы страны крупные манёвры, демонстрируя готовность дать отпор вторжению СССР — столь же реальному, как вторжение России на Украину, о котором лживая западная пропаганда кричит последние полгода.

В сентябре 1938 года, когда подготовка так называемой "Мюнхенской конференции" шла полным ходом, Бек делал всё возможное, чтобы представитель Польши оказался в Мюнхене за одним столом с руководителями Великобритании, Франции, Германии и Италии. Однако ни Гитлер, ни британский премьер-министр Невилл Чемберлен не видели смысла приглашать поляков в Мюнхен. Как верно заметил Станислав Морозов, "отношение западных держав к полякам не изменилось: они не желали видеть в Беке представителя великой державы".

Так вопреки собственному желанию поляки не оказались в числе участников Мюнхенского сговора — одного из самых постыдных событий ХХ века.

Обиженный и разгневанный Бек усилил давление на Прагу. В итоге деморализованные руководители ЧСР сдались, согласившись передать Тешенскую область Польше.
Историк Валентина Марьина констатировала, что "2 октября польские войска начали занимать ультимативно потребованные чехословацкие территории, которые для Польши имели огромное экономическое значение: расширив свою территорию лишь на 0,2%, она увеличила мощность своей тяжёлой промышленности почти на 50%. После этого Варшава ультимативно потребовала от пражского правительства новых территориальных уступок, теперь уже в Словакии, и добилась своего. В соответствии с межправительственным соглашением от 1 декабря 1938 г. Польша получила небольшую территорию (226 кв. км) на севере Словакии (Яворину на Ораве)".

За эти "подвиги" Польша получила от Уинстона Черчилля прозвище "польской гиены". Сказано и метко, и справедливо…

Несостоявшиеся союзники Третьего рейха

Буквально с первых дней существования Второй Речи Посполитой её руководители грезили о Великой Польше "от моря до моря". Захват Тешенской области был воспринят пилсудчиками как первый шаг на этом пути. Однако они вынашивали более амбициозные планы. В декабрьском 1938 года докладе 2-го (разведывательного) отдела главного штаба Войска Польского читаем: "Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно… Главная цель — ослабление и разгром России".

Зная о желании Гитлера напасть на СССР, Варшава рассчитывала пристроиться к агрессору. 26 января 1939 года в беседе с министром иностранных дел Германии Иоахимом Риббентропом Бек заметил, что "Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю".

Но и тут выяснилось, что Гитлер не считает Польшу великой державой. Он отводил полякам роль сателлитов, а не союзников. Фюрер стал добиваться от Варшавы согласия на вхождение вольного города Данцига в состав Третьего рейха и разрешения постройки "коридора в коридоре" — экстерриториальных железной и шоссейной дорог через польские земли между Германией и Восточной Пруссией.

Возомнившая себя великой державой Польша ответила отказом. В начале апреля 1939 года Германия стала готовить вторжение в Польшу. Военно-стратегическое положения последней после уничтожения ЧСР ухудшилось. Ведь в придачу к Тешенской области Польша получила немецкие войска, стоявшие теперь на бывшей польско-чехословацкой границе.

То, что позиция Польши стала главной причиной срыва переговоров военных миссий СССР, Великобритании и Франции, проходивших в августе 1939 года в Москве, общеизвестно. Варшава наотрез отказывалась допустить на польскую территорию Красную Армию, без чего СССР не мог помочь полякам отразить нападение Германии. Причину отказа в разговоре с министром иностранных дел Франции Жоржем Бонне раскрыл польский посол во Франции Юзеф Лукасевич. Он сказал, что Бек "никогда не позволит русским войскам занять те территории, которые мы у них забрали в 1921 году".

Тем самым посол Польши фактически признал, что Западная Украина и Западная Белоруссия поляками в 1920 году были оккупированы…

Подводя итог изложенному, констатируем, что Вторая Речь Посполитая сыграла важнейшую роль в развязывании второй "всемирной бойни". И то, что в ходе неё сама Польша подверглись нападению Германии, и потеряла шесть миллионов человек, не может изменить этого вывода.

http://www.km.ru/world/2014/09/17/istoriya-khkh-veka/748579-polskie-vinovniki-vtoroi-mirovoi-voiny