Положение женщин на Северном Кавказе

Регионы Северного Кавказа являются частью Российской Федерации и находятся в едином для всей России правовом поле. Поэтому региональная гендерная политика официально основывается на конституционно закрепленном равноправии полов. Однако реальные тенденции политической практики и самих гендерных отношений гораздо противоречивее. Притом вопрос этот на Северном Кавказе очень актуален.

Во всем мире идут процессы модернизации, распространения демократических ценностей, идей гражданского общества, прав и свобод человека. Внимание ученых и представителей неправительственных организаций все больше привлекают проблемы гендерного равенства, которые и в XXI в. сохраняют свою актуальность как в глобальном масштабе, так и масштабах России. Регионы Российской Федерации отличаются многообразием народов, каждый из которых обладает собственной культурой, ценностной системой. Идеологическое и культурное многообразие характерно для России на протяжении многих веков и стало частью ее культуры.

Обозначенные процессы оказывают заметное влияние на формирование социального статуса женщин и мужчин, складывающиеся в обществе гендерные отношения, а также гендерную политику государства.

Анализ показывает, что большинство гендерных исследований, осуществляемых российскими учеными, базируются на постулатах европейской культуры [1, 2, 3, 6, 11, 17, 18]. Комплексных исследований гендерных отношений и гендерной политики в регионах Северного Кавказа крайне мало. Отдельные гендерные проблемы нашли отражение в трудах М. Текуева, Р. Ханаху, Я. Смирновой и ряда других ученых [4, 5, 14, 15, 16].

Между тем гендерный вопрос на Северном Кавказе очень актуален. Данный регион всегда отличался своей патриархальностью и традиционностью. В течение столетий писатели, путешественники и этнографы обращали внимание на трудности и особенности быта кавказских женщин. Жизнь кавказской женщины никогда не была легкой. С приходом технического прогресса жизнь женщины в городах облегчается, но жизнь большинства горских женщин изменилась незначительно, а местами вообще осталась неизменной.

Изучение специфики реализации гендерной политики в республиках Северного Кавказа требует учета ряда факторов. Регионы Северного Кавказа являются частью Российской Федерации и находятся в едином для всей России правовом поле. Поэтому региональная гендерная политика основывается на конституционно закрепленном равноправии полов. Мужчины и женщины Дагестана, Чеченской и других республик имеют равные права на образование, труд и самореализацию в различных сферах жизни общества. Однако конституционно закрепленные права не всегда подкрепляются реальной практикой.

По мнению председателя Комиссии по межнациональным и международным отношениям, связям с общественными и религиозными объединениями Республики Ингушетия М. Амриевой, «женщина в политике никогда не испытывала дискриминации. И в политике женщины есть, и министры есть. Если женщина может чего-то добиться, то это только благодаря семье. Здесь есть женщины, которые очень хорошо живут, но если брать среднестатистическую женщину, то она живет хуже, чем где-либо. Сложная общественно-политическая ситуация также сказывается на состоянии женщин, вызывая и психологические проблемы, и социально-экономические, и в области здравоохранения, нехватку детских садов, дефицит рабочих мест. Так что положение женщины в Ингушетии оставляет желать лучшего». [19]

К факторам, осложняющим социальное положение женщин на Северном Кавказе, целесообразно отнести сильное влияние ислама. Есть основания утверждать, что в последние годы происходит арабизация кавказских женщин. Если раньше большим воздействием обладал традиционализм, то сейчас с каждым днем возрастает роль религиозного фактора. Приоритет ислама над традиционализмом на Северном Кавказе неодинаков. В Дагестане роль религии усиливается с каждым днем. В традиционной Чечне власть прилагает значительные усилия по исламизации населения. В Ингушетии превалируют традиционализм и местные адаты, но роль религиозного фактора и здесь также значительно возросла.

Если рассматривать роль женщины с точки зрения ислама, то встречаются довольно глубокие противоречия между мнением мусульманских ученых и духовных лиц Северного Кавказа, с одной стороны, и стереотипами, сложившимися в массовом сознании населения, — с другой [12, c. 175]. Представители официальных мусульманских учреждений — духовных управлений мусульман, институтов, муфтията — признают за женщиной возможность участия в политической и общественной деятельности, подходят к женщине как к равноправному члену общества. Ф. Арсланов (муфтий Ростовской области) считает, что «женщине заниматься политикой разрешено, ничего страшного нет. И президентом она может быть» (цит. по: [13, с. 98]).

Ректор института теологии Дагестана М. Садиков отмечает, что «должна быть свобода и должно быть равенство. С чего ислам должен запрещать, ограничивать свободу человека? Женщина может осуществлять политическое руководство, быть председателем предприятия, директором завода и т. д. Одно только женщина не может — быть имамом и муфтием» [там же]. По словам Р. Мейриева (Ингушетия), «все человечество, все перед Богом равны. Свобода, равенство, равноправие должны быть. Единственный пост, на который женщину не желательно ставить, — быть президентом. Остальное все на равных» [там же].

Другая группа — имамы и шейхи — ссылаются на хадисы, ограничивающие доступ женщины к власти. Имам одной из мечетей высказался так: «Женщина имеет право заниматься общественными делами, но она не должна работать там, где унижается ее достоинство, имеется в виду тяжелый физический труд, немыслима и женщина с лопатой. Она может быть врачом, может даже заниматься политикой, но она не может быть президентом. Есть хадис "Потерпит убыток тот народ, который дал власть женщине"» [там же]. А. Гаджимагомедов в меньшей степени признает равноправие женщин: «Равенства нет. Женщина в исламе — хранительница очага, хранительница дома. Все беды и невзгоды, которые выпали на долю еврейского народа во время фараонов и Моисея — за счет того, что они пускали в политику женщин. Мусульманка в политике — противоречит исламу. У женщины другие функции — ее надо охранять и лелеять» [там же].

Сложившийся в исламском обществе стереотип женщины как существа слабого и бесправного не совсем верен. Ислам поощряет образованность женщин, наделяет их имущественными правами, запрещает навязывание выбора супруга. Ислам не ограничивает возможности женщины выйти повторно замуж при разводе или вдовстве, поэтому объяснение «шахидизма» исламом не обосновано. По исламу и согласно традиционным стереотипам кавказских народов, главная роль и предназначение женщины — быть матерью. Вместе с тем большие ограничения на поведение женщины накладывают пережитки традиционализма (родительские соглашения о браке и внутритухумные браки в Дагестане, умыкание невест и запрет вдове, имеющей детей, на повторный брак в Ингушетии).

Жизнь дагестанских женщин связана с тяжелым трудом. Она вынуждена работать по дому, заниматься огородом, ухаживать за скотом, зарабатывать полевыми работами или заниматься предпринимательской деятельностью.

Годы советской власти, когда «раскрепощение женщины-горянки» было частью государственной политики, не могли не сказаться на менталитете старшего поколения, воспитанного на ценностях социализма и коммунизма (в советские годы в Дагестане Верховный совет возглавляла женщина — Р. Эльдарова). Именно старшее поколение наиболее часто допускает возможность гендерного равноправия, в то время как многие представители молодежи тяготеют к религии, отрицая любую возможность гендерного равноправия.

Социальное положение женщин по республикам значительно отличается, даже в разных районах одной республики Северного Кавказа имеются существенные различия. Можно выделить следующие зоны: города, равнинные районы, горные близлежащие и дальние горные районы. Если в городах жизнь все более модернизируется, то в дальних горных селах жизнь женщин связана с тяжелым физическим трудом: уходом за скотом, полевыми работами, работой по дому и в огороде.

Одной из проблем, нарушающих права женщин, является полигамия. Она не урегулирована законом, в большинстве случаев основывается на обмане. Несмотря на то, что многие апеллируют к шариату, шариат в обязательном порядке здесь не действует и не может защитить женщину и ее права. Незарегистрированные брачные связи влекут проблемы с правами детей, собственностью, вызывают долгие и трудноразрешимые наследственные и имущественные тяжбы. Полигамию запрещает и Семейный кодекс РФ. Проблема полигамии поднималась первым президентом Ингушетии Р. Аушевым, даже были приняты законы в ее пользу, признанные впоследствии неконституционными.

Глава Чечни Р. Кадыров также выступил за введение многоженства в республике. «Закона нет такого, но я всем говорю: у кого есть желание и возможность, надо брать вторую жену <...> в Чечне женщин больше, чем мужчин <...> Но все они должны быть устроены в жизни. Многоженство разрешают наши обычаи, наша религия. С другой стороны, если молодая девушка или разведенная женщина гуляет, то ее брат убивает и ее, и того мужчину. У нас очень суровые обычаи. Лучше женщине быть второй или третьей женой, чем быть убитой. Так что уверен: сегодня нам необходимо многоженство» [8].

При помощи полигамии пытаются сократить многочисленные и характерные среди вайнахов убийства женщин, опозоривших честь семьи. Противоправно и то, и другое. Мусульманский брак (магар, никях) как легко совершается, так легко и расторгается, часто совершается тайно от общества и от другой жены, а часто и от обеих жен, что запрещено шариатом. Неофициальная жена не имеет права ни на имущество мужа, ни на содержание детей (от которого многие кавказские мусульмане отказываются, забывая о религиозных законах). К многоженству у подавляющего большинства женщин отношение отрицательное. Респонденты отмечают, что мужчины не в состоянии обеспечить необходимые одинаковые условия ни материально, ни морально (по исламу, требуется относиться с равным чувством ко всем женам, что практически невозможно). По мнению опрошенных, многоженство влечет подавление личности, ущемление и страдания женщин и, в первую очередь, детей.

В Чечне известны случаи принудительной шариатизации и традиционализации женщин со стороны власти. Р. Кадыров ввел обязательное ношение платка женщинами [7]. В то же время он выступает защитником девушек, запретив похищение невест. «Мы исповедуем ислам, а это религия, которая осуждает и не признает брак, заключенный без согласия девушки. Я неоднократно заявлял и повторяю, что мы искореним навсегда из жизни нашего общества такое явление, как похищение невест» [10].

Проблема гендерного неравенства коренится не только в гендерных отношениях, но и в самосознании женщин. В целях выяснения степени осознания своей роли в августе 2012 г. нами был проведен опрос среди женщин Дагестана на тему «Положение женщины в традиционном обществе» [20]. Данные опроса продемонстрировали, что осознание женщиной своей роли в обществе во многом зависит от ее образованности, от социального статуса. Чем выше названные параметры, тем больше она осознает свои права и роль в обществе.

Так, на вопрос о положении женщин в обществе часть респондентов ответила, что оно достойное и нормальное (около 30 %), а большинство подчеркнуло, что у женщин очень мало прав, что в республике «очень много одиноких и материально не обеспеченных женщин». Сами себя многие женщины осознают свободными (71,6 %) и равноправными (53 %). В то же время равенства с мужчинами желала бы только половина опрошенных, а другая половина считает, что такого равенства быть не должно. Вот здесь мы и видим пример внутренней несвободы, когда женщина не только не желает бороться за равноправие, но и выступает его противницей. Около 90 % женщин отметили нарушения прав женщин, конкретизируя, что они подвергаются насилию, нарушается их свобода слова.

Наибольшее нарушение прав было отмечено в приватной сфере (59,1 %) и трудовой деятельности (около 40 %).

Важнейшую ценность для женщин представляет семья (80 %), затем заработок, образование, религия. По мнению респондентов, больше всего защищает женщину светский закон (72,3 %), но некоторые надеются на шариат и адат. Многие считают, что шариат защищает женщину (81 %), а около 20 % — что ограничивает. Особо важные положения шариата — отношение к женщине, гарантирование ей материального обеспечения, ее покорность, скромность и порядочность. Большинство респондентов считают, что женщине нежелательно занимать большие должности и заниматься политикой.

Таким образом, результаты социологического опроса показывают, что самосознание женщин, проживающих в республиках Северного Кавказа, находится в значительной степени под влиянием гендерных стереотипов о предназначении полов.

В продвижение идей гендерного равноправия могут внести весомый вклад институт Уполномоченного по правам человека, а также неправительственные организации, которым «отводится особая роль в развитии идеи гендерного равенства через мобилизацию движения, установление межсекторных связей с государственными структурами и бизнесом, через функцию контроля и влияние на политику, формулирование социального заказа науке и др.» [18, с. 33].

В республиках Северного Кавказа действуют и отделения общероссийских женских организаций, и региональные общественные организации. В Дагестане, при поддержке «Института теологии и религиоведения», после долгой борьбы отстояла право на существование единственная в России благотворительная больница для женщин. Наиболее активны организации, специально созданные для гендерного образования и защиты женщин. Например, РОО «Мать и дитя» в Дагестане проводит психологическое и юридическое консультирование женщин, информационно-образовательные семинары, тренинги по правам женщин, по вопросам домашнего насилия. Подобную деятельность осуществляют общественные организации «Женское достоинство» и «Синтем» в Чечне.

Вместе с тем проблема гендерного просвещения населения, и прежде всего женщин, остается актуальной. Традиционное воспитание и мировоззрение многих женщин не дают им возможности даже помыслить о том, чтобы занять какие-либо социальные позиции в обществе. По словам М. Джабировой («Мать и дитя»), «женщинам не до гендера, когда их заботит вопрос пропитания». [21] «Если европейская женщина осознает свои права и стремится к их реализации, то дагестанка зачастую даже не подозревает о них» [9]. В целях просвещения и защиты прав кавказских женщин целесообразно выработать такую гендерную политику, которая, не затрагивая духовные ценности общества, должна быть направлена на повышение уровня образования женщин и защиту их прав: необходимо проводить систематические гендерные исследования, организовывать гендерное просвещение женщин, активизировать работу женских неправительственных организаций.

Примечания:

[1] Айвазова С. Г. Гендерное равенство в контексте прав человека. М. : ИСП РАН, 2001. 52 с.

[2] Воронина О. А. Феминизм и гендерное равенство. М. : Эдиториал УРСС, 2003. 320 с.

[3] Гендерный калейдоскоп / под ред. М. М. Малышевой. М. : Академия, 2002. 520 с.

[4] Гулиева М. Политическая культура женщин как условие социально-политической стабилизации : на материалах Северного Кавказа : дис. ... канд. полит. наук. Пятигорск, 2005. 154 с.

[5] Денисова Л. В. Положение женщины в мусульманском мире согласно догматическим воззрениям ислама // Современные проблемы и перспективы развития исла- моведения, востоковедения и тюркологии. Н. Новгород : Медина, 2007. С. 75—78.

[6] Здравомыслова Е., Темкина А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии // Социол. исслед. 2000. № 11. С. 15—23.

[7] Кадыров ввел обязательное ношение платков для женщин, 10.03.2006. URL: http://www.demos-center.ru/news/9973.html (дата обращения: 12.09.2012).

[8] Кадыров: в Чечне необходимо многоженство, 07.04.2009. URL: http://www.grani.ru/War/Chechnya/m.149599.html (дата обращения: 12.09.2012).

[9] Положение женщин // Московская Хельсинкская группа. URL: http://www.mhg.ru/publications (дата обращения: 12.09.2012).

[10] Рамзан Кадыров: «Мы искореним навсегда из жизни нашего общества такое явление, как похищение невест». URL: http://www.brodsky-museum.org/newsph~1/ news~212.htm (дата обращения: 12.09.2012).

[11] Рябова Т. Б. Пол власти: гендерные стереотипы в современной российской политике. Иваново : Иван. гос. ун-т, 2008. 246 с.

[12] Сиражудинова С. В. Гендерное равноправие как условие развития гражданского общества на Северном Кавказе // Социология власти. 2010. № 4. С. 170—177.

[13] Сиражудинова С. В. Гражданское общество, традиционализм и ислам на Северном Кавказе. Ростов н/Д : АзовПечать, 2012. 200 с.

[14] Смирнова Я. С. Трудовые роли и статусы женщины в традиционных обществах народов Кавказа // Этнографическое обозрение. 1997. № 4. С. 48—60.

[15] Текуева М. А. К истории женского вопроса в Кабардино-Балкарии // Женщина Кавказа и современность : тез. докл. I Региональной науч.-практ. конф., 20— 21 ноября 1991 г. / Кабардино-Балк. ун-т. Нальчик, 1991. С. 4—6.

[16] Ханаху Р. Традиционная культура Северного Кавказа: вызовы времени : (социально-философский анализ). Ростов н/Д : СКНЦ ВШ, 2001. 192 с.

[17] Хасбулатова О. А. Российская гендерная политика в ХХ столетии: мифы и реалии. Иваново : Иван. гос. ун-т, 2005. 372 с.

[18] Юкина И. И. Двуликий Янус гендерной политики в России // Женщина в российском обществе. 2011. № 3. С. 30—38.

[19] Социологическое исследование «Положение женщины в традиционном обществе», август 2012 г. Опрос экспертов. (Проводилось Центром исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие» в рамках проекта «Гендерные проблемы Северного Кавказа».)

[20] Анкетный опрос. Выборка — 734 респондента.

[21] Социологическое исследование «Положение женщины в традиционном обществе», август 2012 г. Опрос экспертов.

Источник: http://vk.cc/23onAY

Опубликовано 10 Сен 2017 в 16:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.