Диалог Российской Федерации с государством Ватикан начался с 1992 г. в рамках взаимодействия МИД РФ и статс-секретариата Ватикана. В основном сотрудничество осуществлялось в контексте мягкой силы - укрепления культурных связей, проведении выставок, семинаров и прочее. В декабре 2009 года состоялось преобразование представительств Святого престола в посольство Ватикана в России, что означало установление между странами полноформатных дипломатических отношений. В ноябре 2013 года состоялся краткий рабочий визит в Ватикан Президента России Владимира Путина, в ходе которого он встретился с папой Римским Франциском I и государственным секретарём Ватикана Пьетро Паролином.

В политическом смысле эти события означал, что межгосударственные отношения России и Ватикана вышли на новый уровень[1]. Что это означает: дальнейшее развитие только двусторонних отношений или формирования нового тренда в развитии мировой политики? В последние годы возрастание социальной значимости религии, получившее совокупное название постсекулярного, привлекает пристальное внимание политиков и политических теоретиков. Именно здесь, как в капле воды, отражены многие сегодняшние горячие политические проблемы, прямо или косвенно влияющие на этнические и конфессиональные проблемы мирового сообщества, на проблемы выбора культурной и религиозной идентичности. Сегодняшней Европе, в первую очередь ЕС, постоянно встречающемуся с кризисными явлениями, необходима некая стержневая идея развития, своего рода национальная идея, как идея, объединяющая все нации населяющие континент. И Ватикан может сыграть здесь немалую роль.

Сегодня он не просто культурно-религиозный центр Европы, имеющий некую антикварную ценность. Это - один из центров мировой политической мысли, играющий активную роль во всех более или менее важных событиях нашего времени. Многие из этих событий коснулись и России. В этой связи исследование политической деятельности Ватикана, ее поворотов и нюансов, важно как с теоретической, так и с практической точек зрения. В данной статье мы рассмотрим только один вектор этой деятельности – так называемую восточную политику или ostpolitik, как определенное множество социальных практик и дискурсов Святого престола, направленных на формирование его отношений с Восточной Европой и прежде всего с Россией.

Официально феномен восточной политики, возник, по мнению ряда специалистов в начале 60-х годов XX века[2]. Теоретизировал его и далее обозначил как реальную практику кардинал А. Казароли – статс-секретарь Павла VI и Иоанна Павла II. Однако очевидно, что сама идея необходимости восточной политики оформилась намного раньше, возможно со времен раскола Римской империи на Византию и Рим, запад и восток, греков и латинян. Есть свидетельства, что первое, что сделали воины Христовы, захватив Иерусалим в 1099 году, так это вырезали именно православных. Об этом рассказал потомственный хранитель ключей от Храма Гроба Господня – Ваджих Нусейбе. Его семья живет в Иерусалиме с VII века и эта история, - одно из семейных приданий[3]. Вместе со становлением и укреплением России формировалась и политика Святого престола по отношению к ней.

Ядром ее философии стала задача разрушения традиционной российской идентичности ( прежде всего религиозной) и строительство на ее обломках новой формы национального сознания русских, в целом основанной на культивируемых столетиями чаяниях простого русского человека о социальной справедливости. Только принцип реализации этих чаяний предлагался иной, сконструированный на основе западных представлений о справедливости и общественном благе, часто просто несовместимым с русским менталитетом. Контракционизм как соглашение, пакты или контракты, заключенные на основе доверия и взаимной выгоды; платонизм как патриархальная семья или корабль, нуждающийся в капитане; республиканизм как религиозное приношение себя в жертву во имя всеобщего блага были сценариями развития России, абсолютно для неё неприемлемыми[4].

Все попытки «запуска» этих сценариев заканчивались трагедией как для их исполнителей (личная драма Марины Мнишек и ее сына, например), так и для жителей самой России того времени. Миссия иезуита Антонио Поссевина при Иване Грозном, например, предполагала заключение Россией унии с католицизмом, что привело к тому, что Иван Грозный в порыве гнева чуть было не убил Поссевина. Во времена Смутного времени Святой престол через своих агентов сеял сомнения в о законности династии русских царей и пытался добиться признании православными главенства римского престола, в переходе в его юрисдикцию- история Брестской унии 1596 г. [5]. Апофеозом российских отношений со Св. Престолом можно считать Конкордат 1847 года, который заключил с Ватиканом Николай I.

По словам К.Н. Николаева, «даже самое беглое ознакомление с конкордатом говорит о том, что в 1847 году Римский престол достиг значительных успехов и что дело организации и внутреннего развития католической церкви в России было поставлено на широкий путь свободы и независимости»[6]. Однако из-за польского восстания 1863 года Конкордат был отменен, но католическая церковь продолжала отстаивать свои интересы на русской земле. Если отсчет новейшей истории восточной политики Ватикана начинать с рубежа XIX- ХХ вв., то, на наш взгляд, в ней следует выделить 7 последовательных этапов, понимаемых как трансформация ядра восточной политики.

Первый – восточная политика Ватикана конца XIX в. Главной задачей католический церкви в этот период Ватикан считал борьбу с социализмом. В одной из своих первых энциклик Папа Лев XIII доказывал власть имущим, что цели церкви и государства тесно связаны и что «церковь Христа более подготовлена для борьбы с язвой социализма, чем человеческие законы, судебные репрессии или сила оружия»[7]. Папа публикует энциклику «Rerum novarum», считающуюся одним из основных программных документов католической церкви в области восточной политики и политики по отношению к марксизму. Она содержит в себе осуждение социализма, который провозглашен «фальшивым лекарством» против социальных зол.

«Социализм вреден рабочим» - так гласит один из первых параграфов «Rerum novarum». Этот католический «антикоммунистический манифест» был с энтузиазмом встречен «международной буржуазией, увидевшей в нем то идеологическое оружие для борьбы с рабочим классом, которое она сама оказалась не в состоянии создать»[8]. Можно утверждать, что благодаря «Rerum novarum» возникло понятие христианской демократии и христианского социализма, которые затем возобладали в странах Запада, особенно после 2-ой мировой войны[9]. Какая-либо связь между христианством и социализмом отрицалась категорически, а роль «христианской демократии» сводилась к полезной деятельности христиан в интересах народа.

В борьбе с «гидрой революции» папа Лев XIII активно призывал поддерживать монархические режимы в России, Германии, Австро-Венгрии, видя в них надежного союзника. В отношении царской России Ватикан был настроен вполне благожелательно и искал любую возможность для установления дипломатических отношений. Положительной в деятельности Ватикана в тот период можно считать инициативу Льва XIII осовременить церковь, примирив католичество с современной общественной мыслью и наукой.

Второй период восточной политики – начало Первой мировой войны и революционные события в России. Это время – первый системный сдвиг человеческой цивилизации ХХ века, время проникновения национализма и коммунизма в мировую политику и международные отношения. Второй период восточной политики пришелся на период папства Бенедикта XV. Главная цель заключалась в том, чтобы не допустить победы России в войне. Ватикан видел «русскую опасность» в возможности завладения Россией Константинополем и расширении ее до границ католической Австрии. Попутно, Бенедикт XVI осудил и модернизм в своей энциклике «Ad beatissimi». [10] Февральская революция в России была встречена Ватиканом двояко. Ватикан рассчитывал, что с падением царского режима влияние католической церкви в России расширится. Но при этом имелась опасность, что революция радикализируется, увлекая за собой другие народы, что нанесет Церкви огромный урон, сродни Французской революции. И надежды, и опасения Ватикана частично оправдались[11].

Важно то, что события начала 1917 г. привели к созданию в Ватикане конгрегации pro Ecclesia orientale – конгрегации по делам восточных церквей. Ее задача – подчинение католицизму всех христианских церквей на Ближнем Востоке, на Балканах, в Африке, и конкретно- Русской Православной Церкви. Для подготовки кадров , необходимых для реализации этой грандиозной задачи, был учрежден папский Институт восточных исследований, в число задач которого входило дальнейшее развитие концепции восточной политики. Примечательно, что по оценке русских дипломатов того времени, Бенедикт XV стремился к заключению мира с Россией, с сохранением за Германией прежних границ и колоний, при этом абсолютно не беря во внимание захваченные Германией и Австро-Венгрией русские территории. Бенедикт XV просто хотел извлечь из Октябрьской революции и гражданской войны максимальную выгоду, при этом активно муссировал и поощрял слухи о зверствах над духовенством в Советской России

Третий период восточной политики приходится на межвоенное время. В марте 1922 года, уже при новом Папе Пие XI, было подписано соглашение между представителем Ватикана кардиналом Гаспарри и торговым представителем России в Италии В. В. Воровским. Однако после провала генуэзских переговоров, поняв, что ему не удастся установить официальный контакт Ватикана с СССР на уровне дипломатических отношений, Пий XI сделал ставку на фашизм[12]. Он одобряет действие итальянских фашистов в Эфиопии и франкистов в Испании. В 1933 году был заключен конкордат с гитлеровской Германией, который одобрил сотрудничество Ватикана с фашистским правительством представителей центристской партии, где преобладали католики.

Оказывалась поддержка различным лидерам и диктаторам Латинской Америки. В энциклике «Год Сороковой» или «Quadragesimo anno», изданной в 1931 г. по случаю 40-летия «Rerum novarum» Льва XIII, социализм, коммунизм, постулат классовой борьбы предавались анафеме. Пий XI видел трагедию XX в. потере рабочего класса для церкви. Действенным средством исправления ситуации он считал союз католической Церкви с фашистами и порицание коммунистов. Сам факт существования СССР он рассматривал как угрозу для всего католического мира. В 1925 г. Пий XI создает русский отдел в конгрегации pro Ecclesia orientale во главе с иезуитом д`Эрбиньи, затем в 1930 году этот отдел был реорганизован в Русскую комиссию, подчинявшуюся статс-секретариату Ватикана. В тоже время создается колледж «Руссикум» готовившей на территории таких стран как Бельгия, священнослужителей для подпольной работы в СССР.

С 1927 года Пий XI начал активную подготовку «крестового похода» против СССР. Для этого ему было важно склонить Русскую Православную Церковь, в основном ее белоэмигрантскую часть, к унии с католичеством. В энциклике 1928 г. «Rerum Orientalium» ставились задачи и обрисовывались различные перспективы отношения с Восточной церковью, что инспирировало лихорадочное оживление в католическом движении за умы. Папский Восточный институт в Риме стал главным центром униатского антироссийского фронта. С 1927 г. стали предприниматься попытки проведения унии, была провозглашена уния с белорусами и украинцами непосредственно на западных границах СССР. Во главу угла была поставлена политика униатской церкви.

В энциклике 1932 г. «Caritate Christi Compulsi», где нашли отражение страх и тревога, внушаемые Ватикану Советским Союзом, был провозглашен лозунг «С Богом против безбожников». Энциклика давала новый толчок международному движению по борьбе с СССР и «международным атеизмом», возникшему при поддержке Ватикана. СССР на действия Пия XI реагировал следующим образом. В Москве раскрыли «Ватиканский заговор» под руководством архиепископа Русской православной церкви Варфоломея, руководившего «контрреволюционной» общиной Высокопетровского монастыря «… Оперативная инициатива в этом вопросе принадлежала VI отделу СОО ГПУ под руководством Е.А. Тучкова»[13].

При этом дело архиепископа Варфоломея было не единственным. В 1920 -1930 годах состоялся ряд процессов по делам русских католиков, польских священнослужителей, немецких католических священников в Поволжье. Гонения на католиков в СССР явились составной частью общей государственной политики в отношениях с религиозными организациями. Особая политика правительства Сталина по отношению к немецким католикам и греко-католикам будет сформирована позднее, когда противостояние Ватикану станет одной из главенствующих линий политики СССР.

Но крестовый поход Пия XI против Советской России не ограничивался только «идеологической стороной». Пий XI искал в Восточной Европе союзников среди католических стран и его попытки можно назвать удачными. При этом Ватикан имел надежных союзников в лице фашистских Италии и Германии, а так же Австрии, в которой осуществился проект создания сословного католического государства в соответствии с энцикликой «Quadragesimo Anno». «Ватикан, конечно, имел намного больше сходства с фашистским государством, чем с либеральным режимом. Оба и католицизм, и фашизм были автократичны, управляемы одним человеком; оба были абсолютистскими … оба настаивали на подчинении личности системе, оба уделяли внимание внешним церемониям и массовой психологии…»[14]. Это была «большая политика» Святого Престола по «захвату» Советской России на западе и создании против нее блоков политического характера на религиозной основе.

Особенности оstpolitik межвоенного времени определялись господством коммунистической идеологии на территории России. Католическая Церковь основную опасность коммунизма видела в его влиянии на новый, набиравшей силу, социальный класс – пролетариат и отчасти крестьянство. Но главное – коммунизм был воинственно атеистической идеологией, по сути дела проводилась политика государственного атеизма. В практическом выражении восточная политика Ватикана этого периода сводилась к заключению конкордатов со странами с преимущественно католическим населением по всей границе СССР- от Черного моря до Прибалтики, причем ядром этих конкордатов рассматривалась Германия, которую Ватикан считал основным оплотом борьбы с коммунистической Россией.

В сентябре 1939 г. Германия напала на Польшу- начинается следующий, четвертый этап оstpolitik. Ватикан посчитал, что любое осуждение Германии будет воспринято как некий его политический шаг в отношении той или иной стороны конфликта. Это могло сказаться и на католиках Германии. Кроме того, согласно Латеранским соглашениям, Ватикан должен был оставаться в стороне от мирских споров с другими государствами. Однако Святой Престол тут же прореагировал на вступление в сентябре1939 войск Красной Армии на территорию Польши[15]. Это было им расценено как «гнусный шаг», осуществленный по «законам джунглей». Святой Престол также осудил якобы имевшее место повсеместное притеснение польских католиков войсками СССР, на самом деле допускаемое вермахтом.

30 ноября 1939 г. СССР осуществил вторжение в Финляндию. Это дало повод Ватикану в газетах и радиовыступлениях заклеймить СССР как большевистского агрессора. Но от подобных обвинений в адрес Третьего Рейха в процессе вторжения последнего в страны Европы он воздержался. А 1941 году первые успехи гитлеровской армии на восточном фронте никакой негативной реакции у Папы не вызвали. Напротив, усилились попытки прозелитической деятельности на оккупированной немцами территории СССР. Для этого были задействованы священники из Римского института по подготовке миссионеров для славянского мира. Ватиканское радио организовывало передачи на русском языке. Командующим немецкими армиями было предложено оказывать содействие деятельности священников – прозелитистов.

Однако достигнутые ими успехи были невелики, несмотря на то, что сама война стала возвращать людей к вере. При этом Ватикан разрабатывал планы послевоенного устройства мира, лелея мечту о восстановлении Священной римской империи немецкой нации во главе с Габсбургами (что входило в противоречие со взглядами на будущее Германии лидеров самого Третьего Рейха). Очевидно, что «ostpolitik» Ватикана в военный период потерпела фиаско: прозелитическая деятельность на территории СССР не удалась, идея создания новой Римской империи не реализовалась, а государства, которые могли в нее войти в том числе, Венгрия, Чехословакия, Румыния и Польша вошли в другой блок- социалистический.

С началом Холодной войны и необходимостью учитывать факт обладания СССР ядерным оружием, взгляды Святого престола на политику в отношении СССР стали понемногу меняться. Начался формироваться пятый этап его восточной политики. Он распадается на две ступени: непосредственно послевоенное время и эпоха Холодной войны.

В послевоенное время во многих странах Европы лидерами становились демократы - католики, ранее бывшие антифашистами. Возглавляемые ими партии выступали за последовательные буржуазно-демократические преобразования умеренного характера. Демохристиан, исповедовавших католическую социальную доктрину, поддерживала крупная буржуазия и католическая Церковь, что придавало Святому Престолу серьезный вес в Европе. При этом Ватикан любыми способами добивался исключения коммунистов из правительств национального единства, консолидируя правых. В 1947 г. папа Пий XII призывает к новому «крестовому походу» против коммунизма, называя послевоенное время «часом испытаний».

Пий XII заявлял, что мир необходимо делить не на фашистов и антифашистов, а на тех, кто «за или против Христа». США в этой игре поддерживали Ватикан. В том числе они поддерживали его и материально - в 1949 году Госдеп США ассигновал крупную сумму для антикоммунистической пропаганды. Пия XII пугало усиление коммунизма во Франции и Италии, и других европейских странах. Он одобрил создание Атлантического пакта и присутствие США в Западной Европе. В начале 1950-х годов Пий XII опубликовал послание к народам России с призывом отречься от коммунизма и одобрить католическую веру. Он разработал концепцию «Церкви молчания», которая применялась к католической церкви в социалистических странах[16].

В истории Пий XII получил прозвище «атлантического Папы», при том, что его взаимоотношения с США были непростыми. Он шел на них ради борьбы с коммунизмом, рассматривая США как источник финансирования, а при потенциальном возникновении конфликта между СССР и США рассчитывал на победу последних. Но все же даже он стал всерьез задумываться об установлении контактов с СССР в контексте обсуждения проблемы ядерного нераспространения. Так сформировалась вторая ступень пятого этапа ostpolitik. Она ознаменовалась определенным прорывом в отношениях Ватикан – Москва, осуществленным при папе Иоанне XXIII.

Этому прорыву способствовал, прежде всего, Карибский кризис, где Иоанн XXIII выступил одним из основных посредников в отношениях между СССР и США в деле предотвращения эскалации ядерных конфликтов и сдерживании гонки вооружений. Ватикан и Москва виртуально пожали друг другу руки: Хрущев поздравил Иоанна XXIII с 80-ним юбилеем, а зять Хрущева А. Аджубей в марте 1963 года был принят в Ватикане Иоанном XXIII.

Ватикан волновала судьба католический Церкви в соцстранах; некоторым из них, как например Венгрии, было позволено обновить епископат. Такие шаги укрепляли вес и влияние Ватикана в странах социалистического лагеря. В 1960-70- гг. министр иностранных дел СССР А.А. Громыко и папа Павел VI несколько раз встречались, однако вскоре после этого, по словам бывшего представителя еще СССР при Ватикане Ю. Карлова, в СССР было принято решение «положить эти контакты на лед»[17]. Усилия Ватикана были направлены на возможность укрепления своего влияния на население стран ОВД, исповедующее католицизм.

К слову сказать, восточная политика Ватикана этого времени была созвучна политике ФРГ тех лет, которая преследовала цель объединения двух Германий. Политика В.Брандта и Э. Бара заключалась в том, чтобы без установления контактов на дипломатическом уровне, завязывать хорошие торговые связи со странами социалистического блока, скажем ПНР и ВНР[18]. И в то же время, ЧССР как- бы бралась в скобки. Такая политика, в том числе способствовала проникновению в страны социалистического лагеря и западных культурных ценностей, что по замыслам западных политиков вкупе должно было дестабилизировать блок вообще.

Шестой этап ostpolitik совпадает со временем окончания Холодной войны и распада СССР. Еще избрание в1978 году году папы Иоанна Павла II стало решающим фактом, прямо повлиявшим на отношения СССР и Ватикана. Иоанн Павел II сыграл важную, хотя и неоднозначную роль в судьбе движения «Солидарность», лидер которого Л. Валенса стал президентом Польши. «Польский президент» проводил умелую политику по реставрации частично утраченных позиций католической Церкви в стране, и без того фундаментально католической, и острие этой политики попало точно в цель : в общее недовольство населения Восточной Европы жестким антирелигиозным курсом, предлагаемым СССР. «Ватикан оказался активным соучастником перестроечных процессов в восточной Европе, отстаивавшим свои стратегические интересы с помощью новейших методов религиозной геополитики…он открыто поддержал экспансию Европейского Союза на Восток»[19]. Последний - это Украина, Белоруссия и Россия.

В Западной Украине в начале 1990-х годов произошли первые, после 1930-х годов, погромы и захваты православных приходов униатами и католиками. В то время существовала даже практика подмены священников, поскольку по форме одежды униат и православный равны, что вводило в заблуждение местное население. Униатская церковь в СССР была упразднена еще в 1940-ых годах, но возрождена в начале 1990-х годов с расколом СССР. В украинском вопросе католическая Церковь акцентирует то, что Русская Православная Церковь признает незаконным отделение от нее Украинской Православной Церкви и образование Украинской православной автокефальной церкви.

Позиция Святого престола укрепляет позиции греко-католиков в Украине. В Белоруссии к интересу Ватикана отнеслись как к своего рода трамплину для установления тесных экономических связей с Западом, при этом Ватикан, например, через Польшу, пытается оказывать влияние на места компактного проживания этнических поляков в Белоруссии и само католическое население этой страны. Не менее активная работа велась с приграничными с Россией государствами, например, странами Балтии, которые Россия традиционно использовала как защитные пространства своих границ.

Седьмая трансформация восточной политики произошла в конце ХХ- начале ХХIвв. Известно, что Иоанн Павел II в свое время оказал поддержку Словении и Хорватии в противовес православной Сербии. Именно Святой Престол помог им договориться с ЕС об их скорейшем признании, что в конечном итоге привело к ассоциации с ЕС и вступлению в него. Святой Престол косвенно поддерживал и операцию НАТО в Косово, что, в целом, неудивительно, в свете того, например, что хорватский кардинал Алоиз Степинац, не осудивший геноцид сербов, совершенный усташами во Время второй мировой войны, был причислен к лику блаженных в 1998 году. Ватикан - сторонник глобалистского проекта устройства мира, что нашло выражение в его концепции единой католической Европы от Атлантики до Урала.

В своей энциклике «Caritas in Veritate» Папа Бенедикт XVI провозгласил приоритетность глобализма для современности[20]. Энциклика описывает глобализированный мир и жизнь в нем как общее благо для огромной семьи народов и наций, она формирует «град земной в мире и единстве, что делает его прообразом града Божьего; … развитие международной торговли и финансов ведут к изменению форм политической власти в сторону создания наднационального управления. Произошло взаимопроникновение капитала»[21]. Интересно в этой связи, что в конце 2006 года советником предыдущего папы Бенедикта XVI стал Генри Киссинджер именно он как личный посланник папы встречался в Москве с Владимиром Путиным в январе 2012 года. Хотя про нового папу Франциска I известно, что он с большим уважением относится к православной Церкви и активно шел на контакты с ней, будучи еще кардиналом в Аргентине, какова будет теперь политика Ватикана в отношении России, покажет только время. Однако уже сейчас можно делать некоторые выводы.

Восточную политику Ватикана мы предлагаем рассматривать как long duree [22], «большую длительность» во взаимоотношениях католицизма и православия, «порождающую события на поверхности, .. но не зависящую от них»[23]. Большая длительность в данном случае есть тысячелетняя история сосуществования двух ветвей христианства с миром и друг с другом.

Выделенные нами семь этапов ее трансформации и есть события этой поверхности - средняя длительность как медленная история групп и коллективных образований (социальное время). А смена пап и политических режимов в Восточной Европе и в России есть короткая длительность – история кратковременных колебаний (индивидуальное время). При этом очевидна преемственность восточной политики Ватикана даже на личностном уровне: Франциск I при составлении своей энциклике «Lumen Fidei» назвал себя восприемником идей Бенедикта XVI. В свою очередь, Бенедикт XVI был активным сторонником взглядов Иоанна Павла II на политику в отношении Восточной Европы и России.

Безусловно, ничто нельзя рассматривать вне контекста исторических изменений, каждая принципиально новая ситуация в мировой политике, эпохальное историческое событие трансформирует восточную политику Ватикана, но ее ключевая философия, о которой мы говорили в начале статьи, остается прежней. Поэтому прослеженная нами эволюция восточной политики свидетельствует о том, что между Россией и Ватиканом, между Русской православной церковью и Святым Престолом свершился переход «от традиции arcane imperii к традиции raison detat…»; от реализации государственных интересов насильственными, безнравственными средствами к реализации их средствами «допустимыми или, по крайней мере, приемлемыми»[24]. Это не означает, что совершен некий исторический прорыв в отшениях Ватикана и РПЦ. «Культурное общение церквей возможно, а догматическое и собственно церковное – нет.

Воссоединение церквей по-прежнему недостижимо. По самым разным причинам. Во-первых, у нас разная догматика. У нас и разные учения о церкви. И, что намного более важно, - разные представления о спасении. Каноническое богословие, то есть правила, на которых основано учение церкви, тоже мы понимаем неодинаково. У католиков было 25 вселенских соборов, а мы признаем только семь. Это только кажется, что мы недалеки друг от друга. Богословы говорят, что великое разделение церквей 1054 года только по Божьей милости не произошло раньше, ведь предпосылки существовали давно. А вот культурный диалог мы налаживать можем»[25]. Поиск широкого консенсуса по поводу того, что можно считать общественным благом, объединенное с верой в то, что « действие сообща», предпочтительнее борьбы, которой нет конца, означает ответственность и открытость в политике. Это необычайно важно как для двусторонних отношений, так в деле защиты христиан и помощи им на Ближнем Востоке и в других регионах мира.


[1] По словам руководителя секретариата по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Димитрий Сизоненко. "Встреча стала своего рода "сверкой часов" для дальнейшего развития сотрудничества российского государства и Церкви в социальной сфере и в области культуры во имя сохранения основополагающих нравственных ценностей, защиты жизни, уважения достоинства человеческой личности и семьи",// РИА Новости http://ria.ru/society/20131126/979782533.html#ixzz2sosf9jz5 (дата обращения- 09.02. 2014)

[2] Дж. Альбериго, «Второй Ватиканский Собор» , Москва, 2005

[3] см. об этом Т. Юркова. Платье для первой леди или записки жены дипломата. М, 2001.

[4] См. Касьянова К. О русском национальном характере. М, 1991.

[5] См. о смутном времени. «Разрешительная грамота» двух святых патриархов // .: http://www.pravmir.ru/o-smutnom-vremeni-razreshitelnaya-gramota-dvux-svyatyx-patriarxov-1/#ixzz2sp7tsB30 (дата обращения- 09.02. 2014)

[6]К.Н. Николаев «Экспансия Рима в Россию, Москва 2005 г., стр. 288.

[7] Habod F. «Storia della politica estera italiana dal 1850 аl1896 г.», v.I. Ban,1951 г., стр. 407

[8] И.Р. Григулевич. Папство, век XX., Москва, 2003 г., стр. 48

[9] понятие христианский социализм было Львом XIII впоследствии «реализовано» - в энцикликах («Graves de Communi») //http://www.vatican.va/holy_father/leo_xiii/encyclicals/documents/hf_l-xiii_enc_18011901_graves-de-communi-re_en.html (07.02.2014)

[10] Ad beatissimi»). // http://www.vatican.va/holy_father/benedict_xv/encyclicals/documents/hf_ben-xv_enc_01111914_ad-beatissimi-apostolorum_en.html (07.02.2014)

[11] В марте1917 г. гр. Шептицкий (Митрополит Галицкий Андрей Шептицкий (1865 - 1944), выпущенный на свободу временным правительством, начал создавать иерархию греко-католической церкви на территории России. Но из-за недовольства властей он был выслан, оставив вместо себя Л.И. Дроздова, бывшего его секретаря, который был возведен в сан епископа и экзарха греко-католиков в России.

[12] Генуэзская конференция 1922 г.

[13] О. Ю. Васильева, «РПЦ и 2-ой Ватиканский собор. События. Факты. Документы», Москва, 2004, 21 стр.

[14] A. Rhodes «The Vatikan in the Age of the Dictators (1922 – 1945),London. 1973, стр. 30

[15] Польский поход РККА

[16] См об этом , например, Пий XII и конец 2-й мировой войны // http://www.katolik.ru/istoriya/item/1524-pij-xii-i-konets-2-j-miro.html (дата обращения 09.02. 2014)

[17] См. об этом книгу Ю. Карлова «Миссия в Ватикан», Москва, 2004

[18] В июле 1963г. Эгон Бар и Вилли Брандт предложили новую общеполитическую программу восточной политики. Ее особенность заключалась в ее ориентации на сближение ГДР и ФРГ в долгосрочной перспективе, при этом не ставилась задача конвергенции общественных систем востока и запада. Политическим инструментом этой политики стал фокус на общих интересах, в частности, обеспечение мира ( уменьшение риска адерной войны ), решение общих проблем гуманитарной безопасности

[19] О. Четверикова. Измена в Ватикане или заговор пап против христианства, Москва 2011, стр. 93.

[20] «Caritas in Veritate», пункт 78 «Заключение», Бенедикт XVI /// http://www.vatican.va/holy_father/benedict_xvi/encyclicals/documents/hf_ben-xvi_enc_20090629_caritas-in-veritate_en.html (07.02.2014)

[21] Ibid., 78, «Заключение», Бенедикт XVI / http://www.vatican.va/holy_father/benedict_xvi/encyclicals/documents/hf_ben-xvi_enc_20090629_caritas-in-veritate_en.html (07.02.2014)

[22] «большая длительность (структура) [la longue durée], средняя длительность (коньюнктура), и короткая длительность(событие)» - понятия, введенные Ф. Броделем, теоретиком школы «Анналов» для исследования исторического процесса.

[23] Ф Анкерсмит Политическая репрезентация. М, 2012, стр. 32.

[24] Там же, стр. 41. arcana imperii- лат., - «тайна высшей власти», государственный интерес.

[25] Н Лисовой. // Небесная геополитика. Распространит ли Россия свое влияние на католический мир после визита Путина в Ватикан //Свободная пресса. http://svpressa.ru/politic/article/78027/ (дата обращения 09.02 2014)

http://interaffairs.ru/read.php?item=12000