Внутренняя безопасность Турции в значительной степени зависит от происходящего в Сирии и Ираке. Анкара изо всех сил пытается предотвратить дестабилизацию на востоке страны. При этом турецкое руководство как никогда нуждается в поддержке и гарантиях своих западных партнеров. Отсутствие желаемого единства в позициях с США может вынудить Турцию действовать самостоятельно. Не исключено и проведение военной операции на сирийской границе.

На востоке Турции продолжается военная операция против боевиков террористической организации Рабочая партия Курдистана (РПК). В ряде городов был введен комендантский час, в крупном приграничном городе Джизре введены силы специального назначения. По данным Генерального штаба Турции, с 15 декабря, т.е. начала антитеррористической операции, силами безопасности в восточных провинциях страны было ликвидировано 544 террористов РПК. Большое число гражданских лиц вынуждено были покинуть места боестолкновений. Как отмечают наблюдатели, страна испытывает крупнейшую за последние годы эскалацию конфликта, давно приобрётшего региональное измерение. При этом правительство Турции испытывает все большую необходимость вмешательства в дела соседних стран ради собственной безопасности.

Развитие событий на периферии Турции оказывают значительное влияние на внутриполитическую стабильность. С началом гражданской войны в Сирии действия сирийских курдов под политическом руководством Партии Демократического Союза (курд. PYD - Partiya Yekitîya Demokrat) стали еще одной частью общего уравнения в противостоянии между Анкарой и РПК. По собственным заявлениям, ПДС идеологически близка к взглядам РПК, однако в оперативном плане функционирует на севере Сирии независимо. Данное обстоятельство, тем не менее, не мешает Турции заявлять, что ПДС и РПК - одна и та же организация и, и, следовательно, ПДС представляет такую же угрозу национальной безопасности Турции, как и сама РПК.

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

Именно развитие событий на севере Сирии за последние 2 года, по словам ряда экспертов, заставило правительство Турции пересмотреть планы по мирному урегулированию с турецкими курдами. Как известно, сохранив нейтралитет в противостоянии между центральным правительством Сирии и вооруженной оппозицией, сирийским курдам удалось сосредоточить свои силы не только на расширении контроля вдоль турецкой границы, но и на защите завоеванных позиций. Курды получили возможность построить автономию, тем самым изменив баланс сил и в самой Турции и на ее способность играть роль в сирийском конфликте.

К декабрю 2015 года основная часть сирийско-турецкой границы оказалась под контролем сирийских курдов, ограничивающих любые попытки Анкары оказывать влияние на ход гражданской войны. Лишь небольшой участок между населенными пунктами Азаз-Джараблус до сих пор находится в руках ИГИЛ и ряда мелких вооруженных группировок. Именно через данный участок границы Турции удается оказывать логистическую помощь дружественным группировкам в провинции Алеппо. Неудивительно, что Турция заявила о решимости противостоять любым попыткам ПДС закрыть данный участок: соединив все подконтрольные участки вдоль границы, курды фактически направят под откос все сирийскую политику Анкары.

Не смотря на объявленные турками предупреждения о возможных ударах, сирийским курдам все-таки удается найти способы проникнуть в спорный участок территории. В октябре 2015 года ПДС объявило о создании Демократических сил Сирии, объединении курдских, арабских, туркменских и ассирийских вооруженных оппозиционных групп. Заручившись международной поддержкой, ПДС, используя боевые группы, в конце декабря 2015 года удалось пересечь Евфрат в рамках борьбы с ИГИЛ и закрепиться в ближайшем населенном пункте Абу Килькиль. Таким образом, ПДС успешно обошла т.н. «красную линию» Анкары, т.е. требование не пересекать границу и не пытаться закрепиться на участке под угрозой военного вмешательства.

Другим поводом для беспокойства Анкары стало недавнее завершение операции сирийской армии в провинции Латакия. Как сообщается, правительству страны удалось установить контроль над большей частью территории провинции, фактически продемонстрировав возрастающий потенциал сирийской армии. Ожидается, что Дамаск при военной поддержке российской авиации вскоре усилит попытки взять город Алеппо, крупный город, ставший центром вооруженной оппозиции на севере страны. Стоит заметить, что именно после вступления России в гражданскую войну Анкаре пришлось пересматривать планы по вмешательству в Сирию.

Российское участие в конфликте как фактор внутриполитической стабильности Турции очевиден и в контексте сотрудничества курдов с Москвой. Турецкое руководство обеспокоено появлением в ряде западных СМИ информации относительно планов российского военного командования открыть дополнительную авиабазу в городе Камышлы, находящегося на границе с Турцией на подконтрольной ПДС территории.

В условиях нарастающей тревоги касательно потери собственных позиции в Сирии Анкара нуждается как никогда в поддержке западных союзников. Визит вице-президента США Джо Байдена в Анкару 23 января должен был продемонстрировать не только единство позиций обеих стран по Сирии, но и солидарность США с Турцией в борьбе с терроризмом РПК и ИГИЛ. В рамках сделанных заявлений, глава кабинета Турции Ахмет Давутоглу подчеркнул, что обе страны намерены дальше бороться с ИГИЛ в Сирии, включая военными средствами. США в свою очередь еще раз подтвердило, что Рабочая партия Курдистана является террористической организацией. Но, несмотря на кажущееся единство позиции, турки все же осталось недовольны позицией Вашингтона по принципиальным вопросам.

Во-первых, по прибытии Байден встретился с представителями СМИ и общественных организаций, так или иначе настроенных критически к действующему правительству. Более того, в беседе с премьер-министром Турции Байден упомянул о необходимости соблюдать свободу слова. Комментарий касался недавней инициативы ряда турецких интеллектуалов и общественных деятелей, выступивших с осуждением как терроризма РПК, так и неправомерных действий сил безопасности страны во время проведения операций. Сразу после публикации открытого письма правительство страны арестовало ряд лиц, подписавших обращение. Руководство страны не только добивается уволнения профессоров, поставивших подписи, но и открыто называет их «академиками-предателями».

Во-вторых, турки остались недовольны тем, как Байден осудил терроризм РПК. Несмотря на заявление Байден о том, что РПК является террористической организацией, вице-президент США не сказал ни слова о роли сирийской ПДС. Турция уже на протяжении многих месяцев пытается убедить своих американских партнеров в том, что ПДС является террористической организацией. По информации Анкары, между РПК и ПДС происходит тесное сотрудничество, в том числе путем мобилизации, обмена и вербовки бойцов и материальной и финансовой поддержки. Особую озабоченность Турции вызывает тесное сотрудничество США с сирийскими курдами в борьбе с ИГИЛ. В СМИ не раз появлялась информация о поставках американского вооружения бойцам ПДС, которое потенциально может использоваться в будущем РПК.

Отсутствие столь необходимой поддержки в борьбе с терроризмом в заявлениях вице-президента вызвало заметное негодование турецкого руководства. В ряде выступлений, сделанных премьер-министром и президентом страны, звучат намеки на решимость Анкары предпринять односторонние действия в Сирии. Так, Давутоглу, ранее в интервью газете Гардиан заявивший, что события в Сирии отныне являются внутренним делом Турции, по завершению встречи с вице-президентом США открыто указал на готовность Турции нанести военный удар по силам ПДС, подобно тому, как Анкара уничтожает позиции РПК в северном Ираке.

В таком же духе было сделано заявление и президентом Турции Эрдоганом. На одном из своих выступлений президент заявил, что “страны, именуемые турками союзниками, упорно не хотят видеть истинное лицо терроризма”. В сделанном сразу после отъезда Байдена заявлении президент непрозрачно намекал на несостоятельность американской позиции по ПДС и РПК, пообещав, что “однажды страны, не оказавшие помощь Турции в борьбе с террористами, сами окажутся в такой ситуации”.

Отсутствие какой-либо возможности оказать влияние на союзников в вопросе противостояния с ПДС вынуждает Турцию предпринимать скоропалительные решения. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу 26 января, т.е. за несколько дней до начала переговоров сирийского правительства и оппозиции в Женеве, заявил, что Турция будет вынуждена бойкотировать дипломатическое мероприятие в случае, если ПДС будет также приглашена в качестве участника.

Недовольство Анкары американской позицией по ряду важных региональных вопросов дополняется и существующим в турецком руководстве пессимизмом относительно способности Вашингтона проводить активную политику. Данное переживание удачно описано журналистом проправительственной газеты Дэйли Сабах: “Что самое печальное, США до сих пор не демонстрируют подобающее лидерство в международных вопросах, прежде всего в сирийском конфликте. Это приводит к росту влияния России и Ирана в регионе. Вероятно, что данная неприятная ситуация завершится с приходом после предстоящих выборов нового и сильного президента, который смело посмотрит в лицо международным угрозам”.

В какой-то степени недовольство Анкары можно оправдать. Как представляется, в основе недовольства турков лежит неготовность политического руководства брать на себя всю большую ответственность за стабильность на собственных рубежах в условиях снижения активности США в рамках новой концепции «стратегического выжидания». Как предполагается, ее идея основывается на намерении американского руководства не только снизить уровень вовлеченности страны в регионе, но и способствовать проведению региональными державами более ответственной политики.

С другой стороны, как утверждает ряд наблюдателей, новая концепция может быть интерпретирована традиционными союзниками США в регионе как симптом ослабления Вашингтона и его нежелания брать на себя существующие гарантии безопасности. Как показывает опыт Саудовской Аравии, страны, до недавнего времени опиравшихся на США в обеспечении собственной безопасности, вынуждены предпринимать односторонние меры, не дожидаясь, пока Белый дом сформулирует четкую позицию по тому или иному вопросу.

Подобным образом опасения вызывает и сама Турция. Для Анкары действия сирийских курдов, намеревающихся создать автономию на севере Сирии, являются прямым вызовом внутренней безопасности. Турция пока что не получила от своего главного западного союзника убедительных сигналов того, что США предпримет адекватные меры по снижению угрозы на турецкой границе. В подобных условиях вероятность того, что Турция будет вынуждена пойти на односторонние меры, включая проведение военной операции в Сирии, высока как никогда.

http://russiancouncil.ru/blogs/turkey/?id_4=2283